Пакистан: марш протеста в столице или начало кампании по отстранению премьер-министра от власти

Марш протеста, насчитывающий тысячи людей, уже  на окраинах  столицы Пакистана.  Организатором выступила правящая в провинции Хайбер-Пахтунхва  Партия справедливости (ПС). Основное требование демонстрантов — отставка премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа.

Скандал разразился  еще весной 2016 г. после появления в местных СМИ  информации  о так называемых Панамских документах,  финансовых активах взрослых детей премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа в  оффшорных банках.  Несмотря на то, что  информация о счетах в оффшорах  была касалась и  других ведущих политиков,  оппозиция требовала в первую очередь начать расследование с семьи Н. Шарифа.

Подобные массовые многокилометровые марши протеста — один из методов  выражения  недовольства действиями правящей администрации  и одновременно  механизм давления на нее. Сценарий 2016 повторяет события лета-осени 2014 г., когда протестующие разбили лагерь в Красной зоне  федеральной столицы и в формате сидячей забастовки на протяжении более четырех месяцев требовали отставки главы кабинета министров.   Побежденных и проигравших тогда не было. Чудовищный теракт в декабре 2014 г. убедил политических оппонентов  объединиться в борьбе с терроризмом.

Нынешний марш протеста имеет свои отличительные черты.

Во-первых, значительно расширена социальная база протестующих. В их рядах не только сторонники ПС, но и руководство Хайбер-Пахтунхва во главе с главным министром провинции Первезом Хаттаком;

Во-вторых, требование прояснить «появление Панамских документов» исходило одновременно от военного истеблишмента и политической оппозиции. Еще в апреле 2016 г. начальник штаба сухопутных войск генерал Р.Шариф обратился к премьер-министру Н.Шарифу с требованием объяснить происхождение финансовых счетов в оффшорных банках .

В-третьих, временной фактор. Точнее, по времени совпали сразу два события в ноябре 2016 г. – президентские выборы в США (американское влияние на политическую и военную элиту  Пакистана все еще имеет определенное  значение) и назначение на высшую военную должность. 28 ноября 2016 г. истекает срок полномочий  действующего начальника штаба сухопутных войск генерала Рахила Шарифа (однофамилец  премьер-министра), который в силу ряда причин оказывает действенное влияние и в отдельных вопросах формирует  внутреннюю и внешнюю политику страны.

Известно о напряженных отношениях Наваз Шарифа с военными, за исключением начального периода  его политической карьеры в далеких 80-х годах ХХ века.  Главный военный администратор генерал М.Зия-уль-Хак  приметил молодого адвоката из Панджаба, власти вернули семье Шарифов национализированные бывшим премьер-министром З.Бхутто  предприятия, и прочили широкие перспективы. Так оно и случилось, за исключением октября 1999 г., когда именно военные в результате захвата власти лишили его поста главы государства.

Назначая в ноябре 2013 г. генерала Р.Шарифа  на пост командующего сухопутными войсками (традиционно основной род войск в армии Пакистана), премьер Н.Шариф,  вступив в третий срок своего премьерства,  преследовал единственную задачу — установить контроль над армией, подчинить  генеральский корпус по примеру Р.Т.Эрдогана и его Партии справедливости и развития.    Но разногласия между Шарифами проявились  незамедлительно, в первую очередь, по афганскому и индийскому вопросам, а также  стратегии и тактике антитеррористической кампании  в стране и Национальному плану действий.

Перелом в военно-гражданских отношениях (в пользу усиления влияния генералитета во внутренней и внешней политике)  произошел в январе 2015 г. в связи с принятием 21-ой поправки к конституции, согласно которой были  учреждены военные суды с равной юрисдикцией общегражданских судов.  Военные трибуналы только по подозрению к причастности к терактам вправе производить аресты и готовить материалы для судебного разбирательства. Смертные приговоры по решению военных судов подписывает лично генерал Р.Шариф.

Дальше – больше. В 2015 г. в рамках антитеррористической кампании  военные ввели часть своих подразделений в урбанизированные центры страны, в частности,  мегаполис Карачи. Подобное было и в прошлые годы. Мегаполис постоянно сотрясает от столкновений на этнической, религиозной или криминальной почве. Но ввести войска федеральной армии в Панджаб, родную провинцию клана Шарифов, даже не поставив в известность местные власти,  главного министра провинции Шахбаза Шарифа, брата премьера, было расценено как нарушение генералитетом  245 статьи Конституции.  Но братья Шарифы промолчали

Успехи военных в антитеррористической кампании в ряде агентств в зоне пуштунских племен и в урбанизированных центрах страны в 2014-2016 гг. были благосклонно восприняты населением Пакистана. Многие почитают генерала Р.Шарифа национальным героем, достойным звания фельдмаршала. Например, в Карачи на лобовом стекле многих автомашин можно было видеть фотографии генерала.

Резко обострились отношения между премьером и Р.Шарифом в марте-апреле 2015 г., когда на заявление генерала о поддержке военной кампании КСА, представители обеих палат парламента Пакистана  отказались направить войска в Йемен.

Кашмирский кризис,  усиление противостояния с Индией, вооруженные столкновения на Линии Контроля, трансграничные атаки террористов и, как следствие, политическая изоляция Пакистана – обвинения за все это гражданские власти предъявили генералитету, как и за жесткое, силовое отношение к исламистам, которые долгие годы безнаказанно действовали в том же Панджабе.

Согласно неписанной традиции в Пакистане преемник начальника штаба сухопутных войск назначается за месяц до истечения срока действующего начальника штаба, т.е. 28 октября 2016 г.  Час Х уже  прошел, и  официального заявления о назначении не последовало. Также отсутствует официальное заявление о продлении срока полномочий действующего начальника штаба.

В пакистанских СМИ циркулирует информация о том, что Партия справедливости, возглавляемая Имран Ханом,  является гражданским инструментом  воли  военного истеблишмента в противодействии  правящей ПМЛ Н.

Потенциал  протеста в силе блокировать работу федеральной столицы. С целью избежать этого, федеральные власти плотно поставили морские контейнеры на автомагистралях, блокируя одновременно и транспортные потоки, и проход демонстрантов в Исламабад. Подобные действия власти объясняют тем, что политика насилия,  конфронтации и агитации политических оппонентов наносит урон экономике страны. Одновременно формируется  отрицательный имидж  страны для иностранных и отечественных инвесторов. Например, в результате сидячей забастовки 2014 г. в столице  Пакистан понес экономические потери, в частности, было отложено подписание ряда важных инвестиционных проектов. В ноябре 2016 г. центральные власти  приняли решение не допустить подобной ситуации в Исламабаде.

В то же время своей первой победой  Имран Хан считает начало работы специально созданной комиссии Верховного суда   по расследованию Панамских документов.

События последних дней — дополнительный сигнал премьер-министру принять компромиссное решение для урегулирования отношений одновременно с политической оппозицией и   генералитетом, но главное   для него сохранить  пост главы федерального правительства. На карту поставлена не только карьера самого премьера, но и судьба его политической партии – Пакистанской мусульманской лиги (Наваз) на будущих парламентских и президентских выборах в 2018 г. Краткосрочной целью Н.Шарифа является отработать  положенные по конституции пять лет. Досрочная отставка или насильственное отстранение от власти ударит по имиджу его ПМЛ Н, которая в третий раз распишется в несостоятельности  вести страну по демократическому пути в отличие от политического оппонента – Пакистанской народной партии под руководством  Бхутто/ Зардари.

31.15MB | MySQL:62 | 0,754sec