Основные направления иранской внешней политики в свете парламентских и президентских выборов в ИРИ 2004-2005 гг.

Определяющее воздействие на формирование внешней политики ИРИ оказывает внутриполитическая обстановка и борьба между реформаторской частью правящей элиты, деятельность которой обычно ассоциируется с именем президента М. Хатами и консервативными силами в иранском руководстве во главе с А. Хаменеи. Отказ консервативно настроенных клерикалов, контролирующих ключевые посты в правительстве, вооруженных силах, спецслужбах от углубления реформ и пассивная в целом позиция президента М. Хатами в вопросе противодействия консервативным силам, отрицательно сказываются не только на экономическом положении Ирана, но и способствуют обострению внешнеполитической обстановки вокруг ИРИ. Сторонники реформ находятся в положении обороняющихся от нападок «консерваторов», как в меджлисе, так и в прессе. Постоянные споры между «реформаторами» о степени «глубины реформ» и исходах борьбы с «консерваторами» приводят к эрозии реформаторских сил и отрицательно сказываются на внутриполитической обстановке.

Особенно обостряется эта борьба при приближении выборов в меджлис ИРИ, намеченных на 20 февраля 2004 г. На Западе и, прежде всего в США растут опасения в возможности успеха «консерваторов» и отхода Тегерана от взятого М. Хатами курса реформ и как следствие изменение внешней политики в сторону большего ужесточения. Определенная озабоченность возможностью изменения внешнеполитического курса ИРИ существует и в России. Начавшийся процесс смены правящих элит в Баку и Тбилиси показывает, что наметившаяся еще раньше тенденция, сегодня перешла в практическую плоскость и, скорее всего, может уже в ближайшее время затронуть Среднюю Азию, где Иран, как и Россия, имеют свои интересы.

Иранские «консерваторы» в настоящее время чувствуют себя достаточно уверенно и судя по всему озабочены не столько итогами парламентских выборов, сколько обсуждают будущую президентскую кампанию и строят планы реставрации своей власти в ИРИ в полном объеме. В тоже время «консерваторы» понимают неизбежность реформ для Ирана и опасаются, что если они не проявят должной гибкости в этом вопросе, то могут остаться на обочине политического процесса. Часть «консерваторов» старается дистанцироваться от сторонников жесткой линии. Не исключено, что эти «неоконсерваторы» могут пойти на союз с «реформаторами» и таким образом снизить социально-политическую напряженность в предвыборный период в Иране и обеспечить успех реформ.

Однако ситуация в Иране не столь однозначна, а перспективы внутриполитической жизни весьма запутаны. Муниципальные выборы в ИРИ в феврале 2003 г. были не так успешны для «реформаторов», в основном из-за низкой явки избирателей (10-15% от всех выборщиков), в результате чего многие сторонники реформ лишились своих мест в муниципальных советах крупных городов, в том числе и в Тегеране. Традиционно иранцы активно участвуют в выборах. Так было в ходе выборов президента в 1997 и 2001 гг., когда проголосовало свыше 70-80% выборщиков. Характерно, что на местных выборах 2003 г. низкую избирательную явку продемонстрировали горожане, в то время как в сельских районах проголосовало значительно больше избирателей, что позволило «реформаторам» победить в провинции. При этом необходимо учитывать, что итоги выборов в провинции в значительной степени определяются этническими и родоплеменными факторами. В прогнозировании возможных итогов предстоящих выборов в меджлис необходимо учитывать позицию молодежи. Население ИРИ считается одним из самых молодых в мире. 70% иранских граждан — это люди в возрасте до 30 лет. На президентских выборах 1997 и 2001 гг. и парламентских 2000г. молодежь поддержала сторонников реформ. Но определенная разочарованность населения в медлительности проведения реформ и их результативности может сказаться на активности молодых избирателей.

Несомненно, «реформаторы» сделали определенные выводы из прошлых избирательных компаний. В настоящее время они опасаются обнародовать свои планы, не желая развязывать предварительную дискуссию по спорным вопросам. Как заявил в недавнем интервью одной из иранских газет лидер реформаторской партии «Мошарекят», брат президента ИРИ Мохаммад Реза Хатами:-« мы фиксируем, что наши переговорные комнаты прослушиваются, а за членами нашей партии ведется слежка. В такой ситуации мы не торопимся говорить о наших будущих планах». Однако, судя по публичным выступлениям некоторых лидеров реформаторского движения, их основной задачей является добиться, в том числе и в консервативных кругах общества, понимания того, что дальнейшая судьба режима зависит во многом именно от явки избирателей в феврале 2004 г. По мнению «реформаторов», если процент участников выборов 2004-2005 гг. будет высоким, то это означает, что население Ирана поддерживает режим и его позиции достаточно крепки и легитимны. В этом случае западные страны и Америка будут вынуждены считаться с исламским режимом ИРИ и вести с ним диалог. «Консерваторы», похоже, с пониманием относятся к этим аргументам. В октябре 2003 г. А. Хаменеи в одном их своих выступлений, подчеркнул необходимость массовой явки на выборы. «Для меня, — заявил он, — самым важным является участие людей в выборах». Ему вторит главный редактор умеренно консервативной газеты «Интихаб» Т. Хашеми, который дал ясно понять, что «если мир имеет дело со страной, где одни их самых важных выборов, парламентские, не пользуются поддержкой большинства населения, то все страны приложат силы к тому, чтобы не иметь отношений с таким государством». Сторонники реформ в преддверии февральских выборов пытаются консолидировать свои силы. Так, Хатами провел серию консультаций с членами реформаторского блока в меджлисе, в ходе которых он пообещал поддержать единый избирательный список своих сторонников. Извлекая уроки из поражения на муниципальных выборах 2003 г., «реформаторы» пытаются укрепить свои позиции в среде студенчества и сторонников либеральных реформ. Они выступают с политическими речами в университетах, подчеркивая, что бойкот выборов может привести к победе сторонников жесткой линии и возврату к закрытому обществу в ИРИ. При этом они ссылаются на заявление мэра Тегерана, который призывает закрыть культурные центры и превратить их в залы для декламации Корана. «Консерваторы» также активизируют свою деятельность, внося в избирательные списки имена своих сторонников из силовых структур, рассчитывая на их поддержку. При сложившемся балансе сил новый парламент, вероятно, будет иметь плюралистический характер с большим числом фракции и независимых депутатов. В тоже время блок «реформаторов» сохранит в нем свои голоса.

Характерно, что, несмотря на существующие разногласия «консерваторов» и «реформаторов» по сути реформ, как у тех, так и у других есть общее понимание важности общенациональных задач, стоящих перед страной и в этом их мнения сходятся. Как «консерваторы», так и «реформаторы» сознают важность явки избирателей на выборы. Также их взгляды сходятся и по острым для Ирана проблемам внешней политики.

Наиболее важным вопросом внешней политики ИРИ накануне выборов являются отношения с США. В настоящее время суть противоречий различных политических группировок в ИРИ заключается не столько в вопросе о целесообразности нормализации отношений с США (как «реформаторы», так и «консерваторы» признают неизбежность такого развития событий), а о формах, глубине и масштабах сближения с Америкой и, кто именно должен представлять Иран в этом вопросе. Такая эволюция взглядов произошла в результате изменения политической обстановки в регионе Ближнего и Среднего Востока. Присутствие войск антииракской коалиции во главе с США в Ираке вызывает серьезные опасения у иранского руководства. Иран опасается, что это может привести в конечном итоге к окружению Ирана проамериканскими режимами. Причисление Ирана к «оси зла» и угрозы повторения иракского сценария на территории ИРИ способствуют созданию напряженности в стране. Главным вопросом, вызывающим протест международного сообщества и США это попытка создания Ираном ядерного оружия. Иран заявил, что готов приостановить работы по обогащению урана и направил в МАГАТЭ официальный меморандум, где выражено намерение подписать Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), позволяющий проведение внезапных инспекций ядерных разработок ИРИ. Это заявление Ирана позволило США и ЕС 25 ноября 2003 г. одобрить резолюцию по ядерной программе Ирана. В резолюции Иран осуждается за то, что в течение последних 18 лет он скрывал часть работ по ядерной программе. Добиться соглашения по резолюции было не просто. США настаивали на более жестком варианте резолюции, объявляющей Иран за рамками ДНЯО и передачи этого вопроса в Совет Безопасности ООН, что грозило принятием международных санкций в отношении ИРИ. Члены ЕС выступили за конструктивный диалог с ИРИ и против введения санкций. Поэтому США сняли свои предложения, опасаясь, что они не наберут должного количества голосов. Однако проблема еще далека от разрешения. Многое сегодня зависит от ИРИ, а именно, являются ли сведения предоставленные Тегераном о его прошлых ядерных разработках подлинными, подпишет ли Иран дополнение к ДНЯО и, наконец, прекратит ли Иран работы по обогащению урана вообще или же он намерен их возобновить после того как ситуация успокоится.

Сегодня в Иране серьезно обсуждается вопрос, отвечает ли обладание ядерным оружием подлинным национальным интересам ИРИ. Подобные дискуссии ведутся не только в лагере «реформаторов», но и в других слоях иранского политического истеблишмента. Ряд представителей консервативных кругов ИРИ настаивают на продолжении работ по созданию ядерного оружия, несмотря на риск подвергнуться международным санкциям. Либерально-реформаторские круги предпочитают выжидать до тех пор, пока не ослабнет внимание к ИРИ со стороны международного сообщества. По сути, и «консерваторы» и «реформаторы» в ИРИ поддерживают планы создания ядерного оружия, но расходятся в сроках и тактике.

Вопрос на самом деле весьма не простой. Иран находится в очень сложной ситуации. С одной стороны нестабильная обстановка в регионе Персидского залива подталкивает Иран к разработке стратегических вооружений. С другой, обладание таким оружием может в конечном счете привести к изоляции ИРИ и подвигнуть арабские страны Персидского залива к заключению новых соглашении с США о дополнительных гарантиях безопасности. Иран озабочен дестабилизацией в регионе, где находятся тысячи американских военных в соседних Ирану Ираке и Афганистане. Он опасается, что ему не на кого рассчитывать в критической ситуации и он окружен проамерикански настроенными странами, либо государствами, где расположены базы США. Сегодня военной мощи ИРИ недостаточно, чтобы адекватно противостоять его потенциальным противникам в лице Израиля и США, но вполне хватает, чтобы удерживать свое первенство в Персидском заливе. Сложившееся противоречие в региональной и международной политике ИРИ обуславливает стремление Тегерана к обладанию ядерным оружием, что на практике скорее означает озабоченность Ирана приобретением своеобразного фактора сдерживания потенциального агрессора в условиях отсутствия явных и надежных союзников в регионе.

28.18MB | MySQL:67 | 0,772sec