Военно-политическая обстановка в Ираке (ноябрь 2003 года)

В ноябре 2003 года военно-политическая обстановка в Ираке характеризовалась усилением боевой активности местных сил сопротивления и иностранных террористических групп, что вынуждало командование коалиционных сил во главе с США проводить многочисленные операции по подавлению партизанских и террористических формирований. Одновременно американцы предприняли ряд шагов, направленных на ускорение формальной передачи всей полноты власти в стране национальным органам управления. Сложным оставалась положение в экономической и социальной сферах. На региональном и международном уровне США продолжали действовать в направлении расширения поддержки их иракской политики. Временный управляющий совет (ВУС) Ирака активно действовал по упрочению своих позиций на Ближнем и Среднем Востоке, международной арене в целом.

Наиболее сложная и напряженная ситуация складывалась в стране в сфере безопасности. Ноябрь 2003 года стал месяцем наибольшей со времени официального прекращения войны (1.05.03) военной активности сил, выступающих против иностранной оккупации страны. Интенсивность их деятельности не снизилась даже в священный для мусульман месяц рамадан. Заметно увеличились масштабы действий и возросли боевые возможности, сил сопротивления и действующих в Ираке иностранных боевиков и террористов. Партизаны стали поражать не только наземные, но и воздушные цели противника. Число партизан и боевиков растет, они имеют в своем распоряжении крупные денежные средства, располагают хорошими командными кадрами. Заметное улучшение качества управления, организации, планирования боевых и террористических операций, вооружения специалисты стали отмечать у боевиков еще в сентябре с. г.

Большой урон понесли силы коалиции и иракская полиция от акций смертников-шахидов. Весьма ощутимый урон наносила диверсионная деятельность боевиков на объектах нефтяной отрасли, прежде всего на севере страны. Так, к середине ноября экспортные поставки иракской нефти упали с 2,2 до 1,4 млн баррелей в сутки. По причине постоянных диверсий постоянно прерывалась работа нефтепровода из района Киркука в Турцию.

Командующий войсками США в Ираке генерал Рикардо Санчес признал, что число нападений на американских военнослужащих значительно возросло — до 30 нападений в сутки (в мае — 5). Боевики широко применяют РПГ, минометы (включая крупного калибра — 160-мм), РСЗО, ПЗРК, дистанционно управляемые взрывные устройства, а также самодельные взрывные устройства и ракеты. Регулярно ими осуществляется минирование дорог и различных объектов, в т. ч. с использованием противотанковых мин. Все чаще партизаны проводят комбинированные операции с использованием различных видов оружия.

Повышенная активность сил сопротивления и иностранных террористов ведет к росту потерь у сил коалиции. В ноябре число американских военнослужащих, погибших в Ираке в ходе боевых столкновений, составило около 80 человек, что в 6-7 раз выше среднего уровня потерь в предыдущие месяцы.

Значительные потери понесли и войска ряда других стран, участвующих в оккупации Ирака. 12 ноября в результате теракта, совершенного смертником против штаба итальянского контингента в Эн-Неджефе, погибло 18 итальянских военнослужащих и 16 иракцев, более 60 человек получили ранения. 29 ноября в результате нападения из засады к югу от Багдада погибло 7 испанских сотрудников разведки. Кроме того, теракты и нападения совершались против иностранных дипредставительств, дипломатов и членов иностранных миссий по оказанию гуманитарной помощи.

Все больше терактов и нападений совершается создаваемые с помощью США иракские полицейские и другие силовые структуры. Физическим нападениям и моральному прессингу подвергаются лица, согласившиеся сотрудничать с оккупационными властями. Складывается впечатление, что террор все больше становится направлен не столько против оккупантов, сколько против иракцев и имеет цель ухудшить и без того сложную обстановку в стране, затруднить восстановление Ирака. Сторонники прежнего режима всячески пытаются саботировать мероприятия Временной коалиционной администрации (ВКА) и ВУС по налаживанию экономики, коммунальной сферы, структур социального обеспечения и др.

По оценкам генерала Р. Санчеса, 90 процентов вооруженных акций совершается в центральных провинциях Ирака. Это, прежде всего, получивший широкую известность район «треугольника» Багдад-Тикрит Фаллуджа. Напряженная ситуация сохраняется на севере, особенно в районе городов Киркук и Мосул. Это вызвано сложными отношениями между курдами и арабами, курдами и туркоманами. Укрепляется туркоманская милиция в Киркуке и курдская в Мосуле.

Одновременно следует отметить, что постепенно нарастает напряженность в южных, преимущественно шиитских районах, где существует потенциальная угроза не только со стороны радикальных шиитских элементов, но и от организаций, придерживающихся в настоящее время выжидательной позиции и идущих пока на сотрудничество с ВКА и ВУС. И здесь никого не вводит в заблуждение принятое в октябре Высшим советом исламской революции в Ираке (ВСИРИ) решение о преобразовании «Корпуса Бадр» в якобы не военизированную «Организацию Бадр». В Эн-Неджефе и Кербеле обостряется борьба за влияние в шиитской общине. Все более заметную активность проявляет радикальная группировка «Армия Махди», возглавляемая Мунтадаром ас-Садром.

Вместе с тем в крупнейшем городе иракского юга — Басре отмечаются частые расправы с бывшими высокопоставленными баасистами. В них участвуют вооруженные отряды ряда политических партий, руководители которых заявляют, что, поступая подобным образом, они стремятся предотвратить теракты и саботаж со стороны приверженцев свергнутого диктатора.

Наибольшую активность в деле сопротивления иностранной оккупации и создания препятствий на пути восстановления страны проявляют сторонники бывшего режима, главным образом члены распущенной партии Баас. Они в целом ряде случаев взаимодействуют с местными религиозными экстремистами, а также иностранными боевиками и террористами. Общая оценочная численность всех их вооруженных формирований составляет 5 тыс. человек. Причем только в районе Тикрита организованные силы боевиков оцениваются в 600 человек.

Серьезную угрозу безопасности и порядку, жизни и собственности иракских граждан создают многочисленные криминальные элементы, которые пользуются тем, что ни оккупационные силы, ни создаваемая иракская полиция все еще не в состоянии надежно контролировать ситуацию в стране, в т. ч. в крупных городах. Для поддержания порядка во многих городах создаются добровольческие отряды из числа гражданского населения.

В целом в военных и террористических акциях против сил оккупантов и новых иракских властей участвует довольно большое число различных по своей политической, религиозной и национальной принадлежности организаций и групп. Причем подавляющая часть из них не подчиняется единому центру (штабу).

ВКА и военное командование вынуждены признать, что испытывают дефицит информации об иракском сопротивлении, а особенно об иностранных боевиках и не располагает четкой картиной о тех силах, которые организуют нападения, их размерах и организационных структурах. В этой связи отмечаются недостаточные возможности технических средств разведки и наличие языкового барьера между оккупационными войсками и местным населением.

Оценочно считается, что действия партизан и террористов координируются на местном уровне, реже на региональном, но централизованного руководства в общеиракском масштабе отсутствует. Имеется информация о том, что руководителем вооруженной борьбы против сил коалиции является бывший заместитель Саддама Хусейна по Совету Революционного Командования Ирака Иззаат Ад-Дури.

Командование силами коалиции не имеет четких данных о координации действий баасистов, местных исламских экстремистов и иностранных боевиков. Информация о деятельности в Ираке террористов из «Аль-Каиды» и ливанской «Хезболлах» пока не подтверждена конкретными фактами, в частности, захватом в плен боевиков.

Арабская печать утверждает, что в Ираке продолжает действовать созданная Саддамом еще в начале 1990-х годов секретная организация, подчиненная лично бывшему диктатору. В ее состав входят родственники, личные друзья и соплеменники С. Хусейна. Деятельность организации финансируется из специального фонда, оцениваемого в 1 млрд долларов.

По информации коалиционного командования, в начале ноября в Ираке действовало от 200 до 400 иностранных боевиков и террористов. У них, как полагают, имеется некое подобие центрального командования, которое планирует, организует и финансирует акции смертников, рассчитывается с их семьями за совершенные диверсии, вербует новых людей в арабских и других странах. Будущие шахиды прибывают в Ирак из Судана, территорий, подконтрольных ПНА, Йемена, Чечни и других мест.

Американцы считают, что основная масса иностранных боевиков проникает в Ирак через территорию Сирии, часть через Иран и в меньшей степени через Саудовскую Аравию и Кувейт. В этой связи ВКА и военное командование выступают за дальнейшее усиление охраны иракских границ.

В то же время анализ имеющейся информации показывает, что Сирия и Иран не предпринимают прямых усилий по дестабилизации обстановки в Ираке, да и не заинтересованы в этом. Президент САР Башар Асад ссылается также на объективные трудности, не позволяющие властям надежно контролировать границу с Ираком на всем ее протяжении (605 км).

В целом, по прогнозам американских специалистов, военная активность сил иракского сопротивления имеет тенденцию к возрастанию. Серьезность угрозы, исходящей со стороны противников США, их союзников и новых иракских властей, был вынужден признать президент Дж. Буш в своем выступлении в Лондоне 21 ноября.

По состоянию на 1 ноября 2003 года группировка ВС США в Ирак насчитывала 140 тыс. человек, британские войска — 12 тыс. человек, военные контингенты других государств (29) — 15,3 тыс. человек, из которых 9,2 тыс. человек находилось под польским командованием, 4,1 тыс. — под американским и 2,0 тыс. человек — под британским.

Командование ВС США в ответ на усиление действий боевиков и террористов постоянно проводило различного рода оперативные мероприятия, в т. ч. крупные войсковые операции по прочесыванию территорий как в городах, так и в сельской местности с целью уничтожения живой силы и элементов инфраструктуры противника. Большая часть этих мероприятий осуществлялась в центральных районах страны. Все чаще для подавления сопротивления боевиков и их укрытий американские войска используют артиллерию и авиацию. Так, 18 ноября впервые после окончания войны ВВС США нанесли удары по предполагаемым местам расположения сил иракского сопротивления в центре Багдада.

Все больше сил приходится выделять на охрану коммуникаций и различных объектов. Силы коалиции постоянно проводят аресты боевиков и их сторонников, обнаруживают и изымают запасы оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В то же время представители ВУС неоднократно выступали против произвольных арестов и вторжения иностранных солдат в частные дома без юридических оснований.

Активные действия партизан и террористов, стычки с местным населением по различным, подчас мелким поводам оказывают негативное воздействие на моральное состояние военнослужащих ВС США и других стран коалиции.

С целью повышения эффективности противодействия силам партизан и террористов командование ВС США приняло решение заменить ряд находящихся в стране частей на более мобильные, в частности из состава Корпуса морской пехоты. Они будут оснащены специальной техникой для борьбы с террористами и направлены в наиболее опасные районы страны. Будут также усилены пехотные и разведывательные части, дислоцированные в Ираке. Планируется частичная замена танков на легкую бронетехнику, которая более приспособлена для контрпартизанских и контртеррористических действий. Намечено создать специальное разведывательное подразделение, главной задачей которого станет сбор упреждающей информации о готовящихся терактах. Его укомплектуют местными жителями, в т. ч. не исключено, из числа бывших сотрудников саддамовских спецслужб.

Для подавления сопротивления боевиков в городах в начале декабря армией США будет проведена операция «Свобода Ирака-2», к участию в которой командование планирует привлечь несколько тысяч военнослужащих, специально подготовленных к действиям в городских условиях.

Нынешняя ситуация в Ираке в сфере безопасности в целом характеризуется американцами как конфликт низкой интенсивности, своего рода «война после войны», к успешному ведению которой вооруженные силы США оказались недостаточно подготовлены.

В условиях роста потерь среди личного состава ВС США американцы стремятся все более активно и широко привлекать к деятельности по обеспечению безопасности и охране различных объектов формирования иракских силовых структур. Глава ВКА Пол Бремер признает, что «когда в стране будут нести службу иракские полицейские и солдаты, мы обретем то, чего у нас пока нет — понимания местности, ландшафта, языка, обычаев, жизни». Планируется, что со временем местные силы возьмут на себя основную долю решения задач в этой сфере. Тогда американские части будут действовать в основном вне крупных городов.

На сегодняшний день иракские силовые структуры уже насчитывают свыше 100 тыс. человек. В ноябре продолжалась работа по подготовке с помощью США (а также в Иордании и Венгрии) иракских полицейских и военнослужащих. По словам командующего Центральным командованием ВС США генерала Дж. Абизайда, в начале 2004 года численность местной полиции возрастет с 62 до 71 тыс. человек, пограничной охраны с 4 до 25 тыс., Корпуса гражданской обороны с 13 до 40 тыс. человек. Численность личного состава новой иракской армии будет со временем доведена до 35 тыс. человек. При этом для решения задач по охране конкретных объектов будет привлечено в общей сложности до 50 тыс. сотрудников всех выше перечисленных формирований.

Следует отметить, что 60 процентов рядовых и до 100 процентов офицеров и сержантов в новой армии, формированиях полиции и гражданской обороны представлены военнослужащими и полицейскими бывших ВС и структур МВД.

В то же время деятельность американцев по созданию новой армии в Ираке выглядит не эффективно, формирование частей идет медленно. К тому же возникают определенные сомнения как насчет верности ее личного состава нынешней власти, так и желания иракских солдат и офицеров прикрывать собой оккупантов.

В ноябре Высший управляющий совет Ирака заявил о намерении создать новую спецслужбу, предназначенную для борьбы с подрывной деятельностью сторонников Саддама и исламских боевиков. Ее первоначальная численность определена в 1000 человек.

В целом же, по мнению ВУС, Ирак в настоящее время не способен самостоятельно в полном объеме решать задачи по обеспечению безопасности. Это обусловлено нехваткой обученных местных кадров и недостаточной технической оснащенностью сил безопасности.

Сложные и неоднозначные процессы происходили в течение месяца во внутриполитической жизни Ирака. Развитие ситуации в стране со всей очевидностью показывало, что созданный при прямом американском содействии Временный управляющий совет не имеет широкой поддержки у населения, слаба его популярность. Иракцы по-прежнему рассматривают ВУС в качестве органа, находящегося под полным контролем оккупантов.

Отмечается возникновение в различных районах страны альтернативных органов власти и подчиненных им вооруженных милиций. Старейшины племен и религиозные авторитеты явочным порядком начинают руководить территориями.

Не прибавляет авторитета новым властям и ВКА тяжелое положение в экономике страны, где ситуация если и улучшается, то очень медленно и этого все еще не чувствует подавляющее большинство населения. Значительные средства требуются для восстановления стержня национальной экономики — нефтяного сектора. Оценочно, эта сумму составляет от 40 до 50 млрд долларов. До настоящего времени не восстановлена система энергоснабжения, значительные трудности существуют в обеспечении населения и предприятий пресной водой.

Очень сложным остается положение дел в социальной сфере. Сохраняется чрезвычайно высокий уровень безработицы: по официальным данным 50 процентов, а по неофициальным — 70 процентов иракцев не имели постоянной работы. Серьезные трудности имеются в деле медицинского обслуживания населения. Большая часть иракцев озабочена главным образом проблемами собственного выживания.

В ноябре реализация программы «Нефть в обмен на продовольствие», по которой население обеспечивается продовольствием, медикаментами и другими гуманитарными товарами, была передана из-под контроля ООН в ведение ВУС.

Повсеместное недовольство вызывает продолжающаяся оккупация страны иностранными войсками. В стране усиливаются антиамериканские настроения. Трудно идет процесс налаживания диалога между Временной коалиционной администрацией и местным населением. По мнению лидера Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуда Барзани, «методы, используемые американцами для предотвращения дальнейшего ухудшения в сфере безопасности, лишь увеличивают сложности, с которыми они сталкиваются по причине низкого морального духа своих солдат и непонимания со стороны иракцев».

По данным опроса, проведенного 14 ноября, 76 процентов иракцев выступают за вывод оккупационных войск, 42 процента считают их присутствие допустимым для обеспечения правопорядка в стране. При этом 92 процента респондентов заявили, что главной задачей ВУС должно стать скорейшее восстановление в Ираке стабильности и безопасности, а 82 процента опрошенных к важнейшей задаче отнесли ускорение восстановления национальной экономики и инфраструктуры.

Руководство США, со своей стороны, также выражает недовольство многими сторонами деятельности ВУС, который, по мнению американцев, не сумел справиться с возложенными на него задачами, а членов этого органа заботит, прежде всего, не будущее Ирака, а собственные узкие политические и экономические интересы.

Вместе с тем сами американцы все еще полностью не осознают, что первостепенной стратегической задачей для современного Ирака является создание в возможно короткие сроки большого числа рабочих мест, в то время как в Вашингтоне продолжают считать, что самое главное — это борьба с боевиками.

В стране все сильнее раздаются требования об ускорении передачи всей полноты власти национальному правительству. К этому, учитывая усиление активности сил сопротивления, все больше склоняются и США.

Важным шагом на этом пути стало подписание 15 ноября между ВУС и ВКА Соглашения о политическом процессе. Этот документ определяет ключевые положения «Основного закона», который следует выработать и утвердить до 28 февраля 2004 года. Закон должен предоставить населению широкие демократические права и свободы, закрепить федеративное устройство Ирака и определить сроки выработки текста постоянной конституции страны. Предусматривается также заключение соглашения по вопросам безопасности между ВКА и ВУС (до конца марта 2004 г.).

Соглашение декларирует, что к июню 2004 года будет создана иракская временная администрация, которая «должна будет утверждена коалицией, после чего она примет на себя всю полноту верховной власти в Ираке», а ВКА будет расформирована.

До 15 марта 2005 года должны быть избраны делегаты съезда, который утвердит новую постоянную конституцию Ирака. Предусмотрено, что ее проект должен «стать предметом общественного обсуждения».

Создание нового правительства намечено завершить не позднее 31 декабря 2005 года, после чего «Основной закон» утратит свою силу и власть перейдет к правительству.

7 ноября ВУС принял решение о новом административно-территориальном делении Ирака. Страну предполагается разделить на 9 провинций (сейчас — 18), которые будут иметь широкие права и полномочия.

Предложенный в Соглашении график формирования новых высших органов власти и основные принципы будущего государственного устройства вызвали неоднозначную оценку у целого ряда ведущих политических и религиозных сил страны. В частности, лидер ДПК М. Барзани заявил, что выступает против федерализации страны на административной основе при игнорировании национального аспекта.

Исламские радикалы отвергают план создания в Ираке светского демократического государства. Местные христиане, опасаясь усиливающейся активности исламистов, требуют законодательного закрепления своих прав в будущей иракской конституции.

Однако наибольшие возражения в отношении положений Соглашения выдвинул наиболее влиятельный шиитский лидер Али ас-Систани, который осудил идею проведения непрямых выборов органов законодательной власти, предусмотренных в этом документе. Он также назвал планы передачи власти новому иракскому руководству «противоречащими исламской идентичности страны» и «недостаточными для соответствия ожиданиям иракского народа». Шиитский руководитель выступил с требованием скорейшего проведения прямых всеобщих выборов в переходный парламент, который должен быть созван в марте 2004 года.

Подобная позиция Систани свидетельствует о том, что запас терпения у шиитских лидеров подходит к концу, и они со все большей настойчивостью стремятся к получению всей полноты власти в стране.

Возражения, высказанные шиитским руководителем, вынудили ВУС выступить 30 ноября с заявлением о том, что временное правительство Ирака следует создать по результатам прямых всеобщих выборов. Однако для их проведения в короткие сроки имеются весьма серьезные политические, и что немаловажно, технические препятствия. Так, никто в Ираке сегодня не может определить численность избирателей. Тем не менее, для рассмотрения вопросов, связанных с проведением выборов, ВУС создал специальную комиссию.

В ноябре ситуация в Ираке и вокруг него продолжала привлекать пристальное внимание мирового сообщества. Иракская проблематика занимала одно из первых мест в политике стран Ближнего и Среднего Востока. Происходил процесс налаживания отношений нынешних иракских властей с соседними государствами, однако он проходил не всегда ровно и гладко. В целом международные позиции ВУС укрепились.

В начале ноября в Дамаске прошло совещание министров иностранных дел Сирии, Египта, Саудовской Аравии, Турции, Ирана и Кувейта. Его участники высказались за укрепление роли ООН в Ираке и «необходимость выработки временного графика прекращения оккупации с тем, чтобы ускорить процесс восстановления иракского суверенитета». Министры выразили поддержку ВУС в его деятельности по нормализации обстановки в стране, отметив одновременно переходный характер нынешней власти в Ираке. Были осуждены террористические вылазки против международных организаций в стране и отвергнуты все обвинения в адрес государств-участников встречи по поводу их вмешательства во внутренние дела Ирака.

Иракские представители отказались от участия в мероприятии, заявив, что «соседние государства просто не хотят, чтобы ВУС участвовал в этой встрече». Однако после окончания совещания ВУС приветствовал его итоги, подчеркнув, что принятые в Дамаске решения соответствуют политическому курсу Ирака.

Во многом подобные действия Багдада объясняются сложностями в отношениях с Сирией. Нынешний руководитель ВУС, лидер Патриотического союза Курдистана Джалал Талабани обвинил сирийское руководство во вмешательстве во внутренние дела Ирака, хотя и подчеркнул необходимость нормализации двусторонних отношений. Со своей стороны, в Дамаске приняли решение отложить намечавшийся в ноябре визит Талабани в САР.

В ноябре высокопоставленные иракские делегации посетили Турцию, Иран и Кувейт. Эти визиты стали своего рода признанием легитимности Высшего управляющего совета Ирака правительствами этих государств. В ходе проведенных переговоров основное внимание уделялось развитию двусторонних экономических связей.

В Багдаде приветствовали отказ Турции послать свои войска в Ирак. Это, по заявлениям турецких официальных лиц, было сделано с учетом негативного отношения ВУС по данному вопросу.

11 ноября на северном участке ирано-иракской границы был открыт первый контрольно-пропускной пункт. Возобновились поставки иракской нефти в Иорданию.

Ирак и Кувейт договорились о создании совместной компании по сотрудничеству в нефтяной отрасли. Вместе с тем в Кувейте ряд политических сил, в первую очередь исламисты, негативно относятся к оказанию финансовой и материальной помощи северному соседу.

Иракские власти первостепенное значение в отношениях с соседними государствами отводили вопросам безопасности. ВУС призвал их занять «четкую позицию в отношении совершаемых в Ираке терактов и поставить заслон на пути экстремистов, проникающих на иракскую территорию». Багдад требует выдавать властям страны функционеров бывшего режима, укрывшихся на территории соседей.

ВУС выступил с предложением провести конференцию министров внутренних дел соседних государств для обсуждения вопросов безопасности в Ираке, координации действий в этой сфере и укрепления порядка в пограничных с Ираком районах. МВД страны подготовило проекты соглашений о двустороннем сотрудничестве по вопросам безопасности. По сообщению саудовской газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», они предусматривают обмен разведывательной информацией, совместный контроль за пограничной полосой с использованием современных технических средств, упорядочение таможенного и пограничного контроля.

Решением ВУС в ноябре в стране были закрыты офисы известных арабских телекомпаний «Аль-Джазира» и «Аль-Арабийя». Это было сделано под предлогом того, что они сотрудничают с боевиками.

Главным направлением внешнеполитической деятельности руководства Ирака оставались отношения с США. Глава ВУС Дж. Талабани высказался за сохранение американского военного присутствия в стране, т. к. «сейчас Ирак не в состоянии справиться в одиночку».

Президент США Джордж Буш в течение месяца неоднократно подтверждал решимость своей страны завершить «процесс обеспечения свободы, безопасности и мира в Ираке», всемерно поддержать деятельность ВУС в этом направлении. С аналогичными заявлениями выступал и премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Вашингтон продолжал активно действовать по привлечению новых стран к участию в оккупации Ирака.

Следует подчеркнуть, что Соединенные Штаты намерены сохранить свое политическое и военное присутствие в Ираке на длительный период. Американский президент в своем выступлении 17 ноября прямо заявил, что его страна не уйдет из Ирака даже после создания там временного правительства. Это высказывание Буша получило одобрение ВУС, заявившего, что американские войска — это «приглашенные гости».

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в течение ноября 2003 года продолжала осложняться. Силы, выступающие против иностранного военного присутствия в стране, значительно усилили свою активность, особенно военную. Командованию ВС США в Ираке и местным властям пока не удается переломить ситуацию в сфере безопасности в свою пользу. Не решаются должным образом экономические и социальные проблемы страны. Меры, принимаемые Высшим управляющим советом и Временной коалиционной администрацией по передаче всей полноты власти местным органам управления, встречают в целом негативное отношение у многих политических сил страны, прежде всего руководителей шиитской общины. Определенные успехи были достигнуты ВУС во внешнеполитической деятельности. В целом же тенденция на дальнейшее обострение обстановки в Ираке сохраняется.

29.51MB | MySQL:67 | 0,767sec