О борьбе с радикальным исламизмом в Казахстане

Американские эксперты отмечают, что в течение последних месяцев власти Казахстана начали осуществлять комплекс мер, направленных на практическое снижение влияния экстремистских исламистских движений на своей территории. Речь, прежде всего, идет о салафизме, который полагается руководством страны «как основная угроза национальной безопасности». Безусловно, недавний смертный приговор террористу, виновному в гибели более десяти человек, только подчеркивает эту тенденцию. Американцы в этой связи отмечают, что наступление на исламистов началось на фоне возрастания экономических проблем, обострения борьбы за власть в руководстве республики и проявления социальных протестов. Иными словами, власти Казахстана очень четко отдают себе отчет в том, что ухудшение общего состояния экономики и раскол в политической и экономической элитах может быть использован теми же салафитами в своих интересах в формате рекрутирования новых сторонников и аккумулирования социальных протестов под своей эгидой. Рискнем предположить, что ситуация может складываться несколько иным образом. А именно примерно так, как мы наблюдали в период общей турбулентности на российском Северном Кавказе. Местные элиты, которые вступили на фоне распада СССР в жесткую конкурентную борьбу, активно использовали исламистский фактор для решения вопросов этого противостояния. И то, что часть этого исламистского сегмента вышла из-под контроля и превратились в самостоятельную силу, является закономерностью этого процесса. В Казахстане, где вопросы взаимоотношений во власти представителей разных жузов стоят остро, этот момент может проявиться (и уже проявляется) еще более выпукло. В этой ситуации власти делают пока все абсолютно правильно: они стремятся выбить из-под противостоящих друг другу властных групп основу в виде радикального исламизма как возможного инструмента  укрепления своего влияния. И салафизм в данном контексте представляет для Астаны главную угрозу на этой площадке.

В середине сентября министр культуры и спорта начал кампанию по вызову домой порядка трехсот казахских молодых людей, которые проходили теологическое обучение за рубежом. В частности, помимо публичных призывов вернуться домой, проводилась и активная негласная обработка родственников на предмет их участия в этом процессе. Причины такой кампании в прессе публично не обсуждались, но вывод в данном случае напрашивается сам по себе. И вектор приложения усилий властей в данном случае абсолютно правилен и исходит из принципа «вначале было слово». Именно деструктивная роль прошедших за рубежом обучение имамов является той самой начальной точкой структурирования исламистского салафитского движения, которую надо пресечь в самом зародыше. Участие молодых в своей массе, подобного рода «обучившихся», имамов в разжигании страстей переоценить сложно. Они начинают под эгидой политики придания исламу «справедливого и нового характера» борьбу со «старыми» религиозными лидерами, подвергая их всяческой обструкции. Справедливости ради скажем, что особо выдумывать поводы для этого не надо, поскольку практически все старые имамы погрязли в коррупции, а зачастую еще и связями с откровенным криминалом. И вот в этой ситуации и начинает формироваться реальное ядро исламского сопротивления, которое однозначно очень быстро переходит к вооруженным формам борьбы. Всему этому, безусловно, способствует доминирующая религиозная и общая безграмотность населения, помноженная на экономические проблемы.

14 октября с.г. новый министр по делам религий и гражданского общества объявил о планах официального запрета салафизма, как учения, на территории Казахстана. В качестве одного из доводов при этом был приведен следующий аргумент: «он несет в себе деструктивную составляющую для основ стабильности Казахстана». Спустя пять дней после этого министры образования и науки, и юстиции выпустили распоряжение, которое запрещает ношение хиджабов в образовательных учреждениях. И это, конечно же, шаги в правильном направлении, которые уже можно обозначить, как четко акцентированную государственную политику.

Отметим, что эта политика начала набирать обороты после событий, произошедших 5 июня с.г., когда группа боевиков атаковала силовиков в Актобе. Эти атаки властями связывались исключительно с салафитами. И в данном случае все дискуссии в отношении причастности салафитов к указанным событиям были сняты заявлением самого президента Казахстана Н.Назарбаева: «террористы являются последователями религиозной секты салафизма, которые получали инструкции из-за рубежа». Затем последовали аресты подозреваемых, и они также были обозначены как «последователи салафитов». Американские эксперты в этой связи отмечают, что до сих пор более конкретных данных на тему именно салафитского следа в этих событиях широкой общественности представлено не было. При этом официальные власти расходятся в оценках количества сторонников этого течения. Министерство по религиозным делам оценивает их в 15 000 человек, органы безопасности говорят о 500. Мы больше склоняемся ко второй оценке. Но при этом надо учитывать очень важный факт. Если власти Казахстана пустят процесс размножения ячеек салафитов на самотек, то эта цифра вырастет очень быстро.

В этой ситуации выводы американских экспертов весьма любопытны. Они говорят о том, что в реальности за событиями стоит борьба за власть, а исламисты в данном случае используются в качестве ширмы. При этом отмечается, что в Сирии и Ираке действительно воюет несколько десятков добровольцев из республик Центральной Азии и Казахстана, но переоценивать этот момент для дестабилизации ситуации в этом регионе не стоит. При этом запретительные меры властей в Казахстане наоборот будут стимулировать развитие исламизма в стране, загоняя его в подполье и вызывая естественный рост протестных настроений. В качестве примера приводится активизация исламистов в Таджикистане после запрета Партии исламского возрождения Таджикистана. Ну, во-первых, никакой особой активности там замечено после этого не было. А, во-вторых, ликвидируя альтернативные от официальных исламские движения, правительства тем самым убирают базу для проведения «цветных революций», и это Вашингтон, безусловно, волнует.

31.34MB | MySQL:67 | 0,745sec