Военно-политическая обстановка в Ираке (декабрь 2003 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в декабре 2003 года сохраняла высокую степень напряженности и характеризовалась продолжением интенсивной боевой деятельности местных сил сопротивления и иностранных террористических групп. Проводимые командованием коалиционных сил во главе с США операции по подавлению партизанских и террористических формирований и ликвидации их инфраструктуры к снижению активности боевиков не приводят. В то же время важным успехом США стал арест 13 декабря бывшего руководителя страны Саддама Хусейна. Сложной сохранялась ситуация в экономике и социальной сфере. На международном и региональном уровне США настойчиво проводили курс, направленный на расширение поддержки их иракской политики. Временный управляющий совет (ВУС) Ирака в целом успешно действовал по упрочению своих позиций на Ближнем и Среднем Востоке и на международной арене в целом.

Наиболее тяжелая и напряженная ситуация по-прежнему складывалась в сфере безопасности. Становится все более очевидным тот факт, что вооруженное сопротивление иракцев оккупационному режиму нарастает. И если в начале декабря число нападений со стороны боевиков несколько уменьшилось, то с середины месяца оно вновь стало расти. Командование силами коалиции вынуждено признать, что против ВС США и их союзников действуют организованные и хорошо обученные группы боевиков, которые постоянно совершенствуют тактику своих действий.

В то же время поиски способов более эффективного им противодействия к значительным успехам пока не привели, хотя в ряде случаев американцам удалось предотвратить гибель большого числа своих военнослужащих. До сих пор единственно эффективным методом борьбы против партизанского движения считалась тактика «выжженной земли». Но, очевидно, что в современных условиях американское командование на это не пойдет. Между тем складывающаяся в Ираке обстановка создает среди военнослужащих коалиции атмосферу неуверенности и озлобления. В ходе боестолкновений между американскими солдатами и партизанами, как правило, гибнут мирные жители. Широкое распространение среди кадровых военнослужащих армии США получают антиарабские настроения. Солдаты и офицеры далеко не всегда в состоянии разобраться в том, кто на них нападает, потому что даже не знают своего противника. И это не скрывается.

По данным спецслужб США, костяк партизанских сил по-прежнему составляют бывшие активисты и члены партии Баас, которые не расстались с надеждой вернуться к власти. Они, как правило, хорошо обучены, обладают неплохими организаторскими навыками, детально знают ситуацию на местах и сохраняют рычаги воздействия на населения. Значительную часть бойцов сопротивления составляют бывшие военнослужащие иракской армии и других силовых формирований. Они, в частности, объединены в следующие организации: «Общую вооруженную группировку ВС Ирака (бывшие армейцы), «Сопротивление за освобождение Ирака» (бывшие военнослужащие Республиканской гвардии), «Народное движение сопротивления за освобождение Ирака» (бывшие сотрудники госбезопасности). Продолжают действовать группы боевиков, организованных по религиозному признаку. Прежде всего, это исламские экстремисты

Серьезным дестабилизирующим фактором является деятельность в Ираке иностранных террористов, в первую очередь смертников (шахидов), которые в качестве основного способа действий используют автомобили, начиненные взрывчаткой. Именно иностранные шахиды нанесли в декабре наибольшие потери личному составу оккупационных войск и местной полиции.

Продолжались акции, направленные на срыв нормальной работы нефтегазовой отрасли, в том числе подрывы и обстрелы нефте- и бензохранилищ. Со времени официального окончания войны и до середины декабря 2003 года различные объекты нефтегазового комплекса подвергались нападению и актам саботажа более 80 раз. В результате этих действий в Ираке отмечается нехватка топлива, а власти по-прежнему не могут эксплуатировать нефтепровод Киркук-Джейхан (Турция).

Основными районами боевой деятельности сил сопротивления остаются: район севернее и северо-западнее Багдада («суннитский треугольник», сама столица (в Багдаде вооруженные нападения и различного рода диверсионно-террористические акты против ВС США, иностранных представительств, местных учреждений и лиц, сотрудничающих с оккупационными властями, происходят практически ежедневно), города Киркук и Мосул.

В декабре продолжала нарастать напряженность в южных, преимущественно шиитских районах, где боевики все чаще стали совершать свои вооруженные акции. Так, 27 декабря 14 человек, в том числе 7 военных коалиции, погибли или умерли от ран, а свыше 100 человек получили ранения в результате крупнейшей после ареста Саддама серии нападений боевиков. Террористы-самоубийцы и боевики, вооруженные гранатометами и минометами, атаковали базы сил коалиции и офис губернатора в городе Кербела. Среди погибших и умерших от ран — 5 болгарских военных, 2 военных из Таиланда, 6 иракских полицейских и 1 мирный житель. Большинство раненых — гражданские лица.

В декабре впервые за послевоенный период террористический акт был совершен в Курдистане, в г. Эрбиль, где начиненная взрывчаткой машина, управляемая водителем-камикадзе, взорвалась на территории местного управления внутренних дел.

6 декабря в Багдаде была предпринята попытка покушения на руководителя Временной коалиционной администрации (ВКА) Пола Бремера.

Арест С. Хусейна не привел к снижению активности партизан и террористов, хотя американцы широко используют этот факт в развернутой ими в Ираке психологической войне. По словам председателя Комитета начальников штабов ВС США генерала Ричарда Майерса, «возросло число иракцев, предоставляющих информацию об элементах бывшего режима, которые могут попытаться нанести вред иракцам или коалиционным силам».

Усиление военной активности партизан и террористов в конце декабря демонстрирует, что сопротивление является не столько просаддамовским, сколько антиоккупационным. Так, заявивший о себе в Фаллудже суннитский «Народный фронт освобождения Ирака» утверждает, что ведет борьбу не за С. Хусейна, а во имя освобождение страны от иностранной оккупации. В Ираке происходи рост патриотических настроений. Ряды партизан пополняются новыми людьми, в частности, из числа безработной молодежи. В целом, освободившись от тени бывшего диктатора, сопротивление оккупационным властям и их сторонникам становится более национальным, более патриотическим.

В декабре, особенно в первой половине месяца, возросло число нападений и терактов против местных полицейских и других лиц, сотрудничающих с оккупационными властями. Боевики убивают религиозных деятелей, судей, шейхов племен, сотрудников нефтяных компаний, согласившихся работать с оккупантами. Продолжались попытки саботажа мероприятий руководимой американцами ВКА и ВУС Ирака по налаживанию экономики, работы коммунальных объектов и структур социального обеспечения. Сторонники бывшего диктатора не оставляли попыток проникновения в различные структуры новой власти

По информации спецслужб США, руководители «Аль-Каиды» и афганских талибов приняли решение о переводе из Афганистана в Ирак большого числа боевиков и направлении сюда крупных денежных средств, т. к., по их мнению, условия для борьбы с американцами в Ираке более благоприятны.

Имеются также сведения о том, что представители «Аль-Каиды» вербуют в Германии, Франции, Великобритании, Италии, Испании молодых европейцев, желающих сражаться против иностранных войск в Ираке. Через Турцию и Сирию их перебрасывают на иракскую территорию. По сообщениям СМИ, часть оружия, причем наиболее сложного, действующие в Ираке боевики получают из-за рубежа.

8 декабря Совет Безопасности ООН приял резолюцию, которая осуждает вооруженные нападения на военнослужащих международного воинского контингента и гражданский персонал, а также содержится призыв к международному сообществу осудить террористические акты в Ираке. Со своей стороны генеральный секретарь ООН Кофи Аннан также заявил, что ситуация с безопасностью в Ираке не позволяет возвратить в Багдад представительство организации и расширить ее помощь в восстановлении страны.

Слабость кадрового состава и технической оснащенности новой иракской полиции, отсутствие твердой власти в центре и на местах создают благоприятную среду для ухудшения криминогенной обстановки в стране, обусловливают рост числа уголовных преступлений, совершаемых как отдельными лицами, так и многочисленными преступными группировками.

Все более серьезную угрозу для безопасности Ирака, сохранения единства и территориальной целостности страны представляет постоянно растущее число столкновений, в том числе с применением оружия, на религиозной и национальной почве.

По состоянию на 1 декабря 2003 года группировка ВС США в Ираке насчитывала 132 тыс. человек, британские войска — 12 тыс. человек, военные контингенты других государств (29) — 15,3 тыс. человек, из которых 9,2 тыс. человек находилось под польским командованием, 4,1 тыс. — под американским и 2,0 тыс. человек — под британским. Кроме того, до 30 тыс. американских военнослужащих находились на территории Кувейта.

По официальным данным, силы коалиции в период с 20 марта по 31 декабря 2003 года потеряли убитыми 570 человек, из них американцев — 478 человек, британцев — 52 человек, 40 человек — итальянцы, испанцы, болгары, поляки, украинцы, датчане. Вооруженные силы США в период с 1 мая по 31 декабря 2003 года потеряли убитыми 340 человек, из которых около 220 человек в вооруженных столкновениях. Потери гражданского населения Ирака за период с начала войны оцениваются в 7-10 тыс. человек.

В ближайшее время в Ирак прибудет новая бригада ВС США «Страйкер». Управление ее подразделениями и контроль за их действиями, ведение разведки осуществляется на основе специальной спутниковой системы связи. Министерство обороны США сообщило также о намерении перебросить в Ирак еще одну бригаду из состава 82-й воздушно-десантной дивизии в дополнение к бригаде, направляемой сюда в январе 2004 года. Это мотивируется необходимостью усиления американской группировки на период ротации частей в первой половине будущего года.

В Вашингтоне на различных уровнях власти, включая президента, все чаще говорят о том, что в сложной ситуации, сохраняющейся в Ираке, нельзя идти на планируемое к лету 2004 года сокращение численности оккупационных войск до 100 тыс. человек. Так, в послании, направленном в конгресс президентом Дж. Бушем, о ситуации в Ираке говорится: «В данный момент невозможно знать продолжительность военных операций или масштабах и продолжительности развертывания вооруженных сил США, необходимых для полного достижения наших целей».

В январе 2004 года Великобритания дополнительно перебросит в Ирак 500 военнослужащих, которые в течение 6 месяцев будут заниматься подготовкой местных силовиков.

Продолжает расти число стран, направляющих в Ирак свои воинские контингенты. В декабре сюда прибыло эстонское подразделение (45 чел.) и начата переброска японского контингента, численность которого составит 589 человек. Японцы будут заниматься вопросами тылового обеспечения коалиционной группировки. О своей готовности дополнительно направить в Ирак 3000 военнослужащих заявила Южная Корея. О намерении послать подкрепления для уже находящихся на иракской территории подразделений заявил Таиланд. Испания продлила срок пребывания своих войск в Ираке (1,3 тыс. чел.) до 30 июля 2004 года.

В ответ на действия партизан и террористов командование ВС США регулярно проводит различные по длительности и масштабам войсковые операции, в ходе которых производятся облавы с целью задержания лиц, подозреваемых во враждебных действиях по отношению к оккупационным силам, уничтожаются элементы инфраструктуры противника, изымаются оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и др. Все чаще против боевиков войска используют артиллерию и авиацию. В частности, это имело место даже в южных районах Багдада.

25 декабря вооруженные силы США начали проведение крупнейшей после окончания войны военной операции против сил сопротивления, получившей название «Железное правосудие».

28 декабря руководство ВКА объявило о повышении вознаграждения за содействие в поимке 13 (из известного списка в 55 человек) оставшихся на свободе высокопоставленных чиновников саддамовского режима. Причем за выдачу бывшего вице-президента Иззата ад-Дури предусмотрено вознаграждение в 10 млн долларов, а за каждого из остальных — по миллиону долларов. Предусмотрена выплата сумм от 2,5 до 250 тыс. долларов за информацию, которая окажет содействие в поиске участников лиц, активно действующих против сил коалиции.

Численность иракских силовых структур по состоянию на 1 декабря 2003 года оценивалась в 140 тыс. человек. В своем подавляющем большинстве это плохо вооруженные и слабо обученные формирования полиции и гражданской обороны (последние на практике выполняют задачи по охране различных объектов), которые не в состоянии успешно противостоять партизанам и террористам.

На сегодняшний день фактически провалом закончилась попытка США сформировать первое подразделение новой иракской армии: из подготовленного американскими инструкторами батальона в 700 человек уволилось или дезертировало 300 солдат и офицеров. Представители ВКА заявляют, что главное здесь заключалось в малом жаловании — 50 долларов в месяц, а также в неудовлетворительных условиях службы. Сейчас рассматривается вопрос об увеличении жалования до 150 долларов. Однако, как представляется, главное заключается не столько в размере денежного довольствия, сколько в том, что армия, которая подчиняется неизвестно кому — то ли американцам, то ли временным иракским властям, то ли еще кому-то, не может иметь будущего.

Тем не менее, США продолжают предпринимать попытки создания новых иракских вооруженных формирований и других силовых подразделений. Так, принято решение о создании специального батальона для борьбы с террористами и боевиками. Он будет состоять из семи рот по 150 иракцев и 10-12 военнослужащих американского и британского спецназа в каждой. Причем каждая рота должна быть укомплектована представителями какой-либо политической партии, организации, этнической общины (ВСИРИ, компартии, курдами и т. п.). Первоначально батальон будет находиться под американским командованием.

С помощью ЦРУ США создается новая иракская разведка, главной задачей которой должен стать сбор информации о террористах и боевиках. Она будет подчиняться МВД страны, которое возглавляет Нури Бадран — руководитель «Движения национального согласия», состоящего из бывших офицеров армии и спецслужб, лояльных оккупационным властям.

500 иракских полицейских продолжают обучаться в Иордании. В Аммане заявляют о готовности обучить в течение двух лет 32 тысячи полисменов.

В течение месяца внутриполитическая жизнь в Ираке характеризовалась сложностью происходящих процессов и событий. Положение дел в стране подтверждает, что Временный управляющий совет и временное правительство по-прежнему не имеют широкой поддержки у населения, не пользуются у него популярностью. Фактически находящиеся под контролем оккупационных властей, ВУС и правительство не в состоянии контролировать обстановку в Ираке, реально влиять на развитие тех или иных событий.

В частности, сохраняются противоречия ВУС с местными властями, которые имеют собственные военизированные формирования, причем созданные с согласия американского военного командования (для последнего главное — безопасность своих солдат, а внутрииракские проблемы — дело десятое). Вместе с тем, в последнее время руководство ВКА с большим пониманием относится к стремлению управляющего совета распустить местные военные отряды.

По данным проведенных опросов, 75 процентов иракцев не доверяют ВУС, а только 20 процентов респондентов заявили о своем доверии иракским политическим партиям. По-прежнему нет доверия у большинства иракцев и к политике США.

Повсеместное недовольство вызывает продолжающаяся оккупация страны иностранными войсками. В Ираке усиливаются антиамериканские настроения. 19 декабря в Багдаде состоялась массовая демонстрация с требованием вывода иностранных войск, прекращения обысков домов и арестов иракцев оккупационными силами и освобождения тех, кто уже арестован.

Трудно идет процесс налаживания диалога между Временной коалиционной администрацией и местным населением. Одновременно все настойчивее раздаются требования об ускорении передачи всей полноты власти национальному правительству.

Вместе с тем в стране уже сложилась определенная категория лиц, заинтересованных в пребывании на иракской земле иностранных, прежде всего американских войск. Это, кроме зависящих от США политиков, часть торговцев и представителей сферы услуг, которые получают, в общем-то, неплохую прибыль от контактов с оккупантами.

В декабре 2003 года временным главой ВУС Ирака (сроком на 1 месяц) был избран видный деятель шиитской общины Абдель Азиз аль-Хаким.

В условиях отсутствия консолидации основных политических сил в стране заметно активизируются и углубляются межэтнические и межконфессиональные противоречия. В первую очередь, это относится к усиливающимся сепаратистским настроениям и действиям курдского руководства.

Лидеры ведущих курдских партий — Демократической партии Курдистана (ДПК, Масуд Барзани) и Патриотического союза Курдистана (ПСК, Джаляль Талабани) — открыто требуют расширить нынешние границы созданного еще при Саддаме Курдского автономного района (КАР) «в соответствии с границами проживания курдов». При этом особый акцент делается на необходимости включения в состав КАР г. Киркук, который намечается сделать столицей автономии.

Наибольшую активность в этом вопросе проявляет лидер ДПК М. Барзани. «Курды, — заявил он в интервью арабской газете «Аш-Шарк аль-Аусат», — стремятся вернуть себе районы, в которых по воле прошлого иракского режима произошли демографические изменения». При этом Барзани подчеркнул: курды требуют возврата этих районов, особенно Киркука, «не потому, что эта провинция богата нефтью, а потому что она — важная часть истории курдов и входит в административные и географические границы Курдистана».

В декабре представители пяти курдских политических партий и организаций представили в ВУС законопроект, который предусматривает создание на особых условиях автономного Курдистана, причем еще до принятия новой конституции Ирака. Документ требует расширения территории, подконтрольной курдским властям за счет присоединения к КАР района Киркука и ряда районов провинций Диял и Мосул. Курды также настаивают на создании самостоятельного совета министров, предоставлении им полного контроля над добычей нефти на своей территории и права вето на размещение войск центрального правительства в автономии.

23 декабря М. Барзани потребовал пересмотра договора о порядке передачи власти в стране в руки иракцев, т. к. этот документ не предусматривает создания единой федеральной единицы для всех курдских провинций, а декларирует, что каждая провинция представляет собой отдельный субъект будущей федерации.

Такая постановка вопроса, как опасаются многие в Ираке, чревата серьезными политическими осложнениями. Против идеи федеративного устройства Ирака, выдвигаемой курдами, решительно выступили, в частности, иракские туркмены(туркоманы), проживающие в основном в провинции Киркук вдоль арабо-курдской этнической границы, и являющиеся третьей по численности национальной общностью в Ираке после арабов и курдов. По их мнению, которое выразил председатель Туркменского народного фронта Ирака Фарук Абдалла, лучшей формой будущего государственного устройства страны является «федерализм провинций, а не федерализм, который поделит Ирак на две или три части — арабскую, курдскую и туркменскую», т. к. «это приведет в будущем к кризису». Против поспешного решения данного вопроса высказался и ряд других видных иракских политиков. Они считают, что вопрос федерального устройства Ирака является очень чувствительным, должен решаться в ходе свободного волеизъявления и получить одобрение всего иракского народа. Однако курды продолжают твердо стоять на своем. «После 12 лет автономной жизни от центральной багдадской власти, — заявил М. Барзани, — курды не согласятся на меньшее».

На севере страны, в первую очередь в г. Киркук и прилегающих к нему районах, в течение декабря имели место многочисленные столкновения курдов с арабами и туркоманами. Зачастую они принимали форму насильственных действий, в результате чего имели место человеческие жертвы.

В целом имеется достаточно оснований полагать, что если за основу будущего внутреннего устройства Ирака возьмут принцип географического или национального федерализма, на чем настаивают курдские лидеры, то это может привести к межэтническим столкновениям и в итоге к развалу государства.

Постепенно разрастается суннитско-шиитское противоборство, которое чаще всего проявляется в форме физического уничтожения политических и религиозных деятелей обеих общин. Устраиваются взрывы штаб-квартир политических партий и организаций, мечетей. Причем здесь наиболее активно и агрессивно действуют шииты, расширяющие практику ликвидации бывших баасистских функционеров, что на деле означает истребление суннитских политических, административных и военных кадров. Более того, сунниты считают, что эти действия целенаправленно планируются и осуществляются шиитским руководством, в т. ч. ведущей шиитской организацией — Высшим советом исламской революции в Ираке (ВСИРИ).

Видный шиитский лидер, один из наиболее влиятельных религиозных деятелей страны Али ас-Систани продолжает настаивать на исламском характере будущего иракского государства и скорейшем проведении прямых выборов новых органов власти. Его идеи пользуются широкой поддержкой.

В то же время в самой шиитской общине нет единства. Здесь отмечается усиление влияния таких радикальных деятелей как Моктада Садр и Ахмед Хосни аль-Багдадий, открыто и решительно выступающих против иностранной оккупации.

Со своей стороны, сунниты пытаются консолидировать собственные ряды. 26 декабря в Багдаде объявлено о создании Совета шуры общины, в который войдут представители суннитских религиозных и политических организаций.

В декабре в иностранных СМИ появилось сообщение о решении ряда суннитских и шиитских деятелей создать совет, который займется налаживанием отношений между двумя общинами.

В целом же можно с достаточной уверенностью утверждать, что в Ираке уже идет «малая» гражданская война. При этом главным фактором, сдерживающим ее перерастание в масштабную схватку между противоборствующими сторонами, является иностранное военное присутствие.

Арест американцами С. Хусейна вызвал противоречивые чувства и оценки у иракцев. Демонстрации против и в поддержку бывшего президента состоялись в Багдаде, Киркуке, Мосуле и ряде других мест.

Оценивая значимость ареста и возможного суда над бывшим диктатором, необходимо, прежде всего, подчеркнуть следующее: в новых условиях иракские политики и население, несомненно, станут чувствовать, а значит, и действовать более уверенно и активно. Ведь теперь они знают, что им более не грозит возвращение к власти Саддама. Однако это произойдет не сразу. Для глубокого и полного осознания данного факта, позитивного изменения морального и психологического настроя в обществе потребуется определенное время.

После ареста С. Хусейна его бывший заместитель Иззат ад-Дури заявил, что ныне он возглавляет партию Баас и иракское сопротивление. Сообщения об этом распространялись в «суннитском треугольнике».

8 декабря ВУС Ирака принял решение о создании специального трибунала по преступлениям против человечности, имевших место во время правления партии Баас и С. Хусейна. Этот орган будет вести дела наиболее видных деятелей прежнего режима, совершенных ими в период с 17 июля 1968 по 1 мая 2003 года

В декабре сохранялось тяжелое положение в экономике страны. Ирак переживает энергетический кризис. Население испытывает серьезные трудности от нехватки топлива, которое во многих местах продается по спекулятивным ценам. В то же время увеличивается контрабандная продажа нефти и нефтепродуктов за рубеж и власти не в состоянии справиться с этим явлением. Регулярно происходят перебои в электро- и газоснабжении, подаче воды. Нет ощутимого прогресса в деле уменьшения безработицы. Очень сложным остается положение дел в социальной сфере. Серьезные трудности имеют место в деле медицинского обслуживания населения. Большая часть иракцев по-прежнему занята преимущественно проблемами собственного выживания.

В то же время отмечаются и отдельные позитивные сдвиги. По заявлениям иракских официальных лиц, в конце 2003 года уровень добычи нефти на юге страны составил 2 млн баррелей в сутки, что равно довоенным показателям. Ожидается, что в марте 2004 года общий уровень нефтедобычи в Ираке также достигнет довоенного уровня.

Имеется некоторый прогресс в деле оказания базовых услуг населению. Идет процесс восстановления телефонной связи. Она уже работает в Багдаде и Курдистане. При содействии египетских и кувейтских компаний ведутся работы по созданию в Ираке сети мобильной связи.

В целом отметим, что объявленный в Вашингтоне после падения режима С. Хусейна переход к демократии в стране в условиях хаоса и отсутствия нормальной власти постепенно заходит в тупик.

В декабре иракская тематика оставалась в числе наиболее важных в международных отношениях и относилась к числу приоритетных для стран Ближнего и Среднего Востока. В целом продолжался процесс упрочения международных позиций ВУС Ирака, который всячески стремился продемонстрировать самостоятельность своей внешней политики.

Основным для Ирака на международной арене в декабре являлся вопрос о возможности списания части внешних долгов страны. Их сумма оценивается в 120 млрд долларов, из которых 40 млрд приходится на государства-члены «парижского клуба» кредиторов. Активно содействовали положительному решению данного вопроса для Ирака Соединенные Штаты. Президент Дж. Буш заявил о необходимости списания 90 процентов иракских долгов. Его специальный представитель Джеймс Бейкер совершил поездки в целый ряд стран Европы и Азии, в т. ч. в Россию, в ходе которых обсудил вопрос об уменьшении долгов Ирака.

Проблемы реструктуризации внешней задолженности и оказания иностранной помощи в деле восстановления страны были в центре внимания переговоров, которые провел в декабре нынешний глава ВУС Абдель Азиз аль-Хаким во время его посещения ОАЭ, Германии, Великобритании, Франции, Италии, Испании и России.

Следует отметить, что многие из кредиторов Ирака заявили о своем согласии списать часть задолженности, но сделали это в весьма общей форме (Германия, Франция Китай и др.) или с оговорками (Япония согласна, если на это пойдут остальные члены «парижского клуба»). Россия обещала обсудить с членами «парижского клуба» предложение о списании 65 процентов всей иракской задолженности (ее общая сумма составляет ок. 8 млрд долларов).

В то же время крупнейшие кредиторы Ирака — арабские монархии Персидского залива (им Багдад задолжал свыше 80 млрд долларов, главным образом Саудовской Аравии, Кувейту и ОАЭ) на своем ежегодном саммите в Эль-Кувейте заявили, что не признают ВУС Ирака в качестве полномочного правительства, с которым можно вести переговоры по вопросу о реструктуризации долгов. Кроме того, страны-члены ССАГПЗ подтвердили необходимость выплаты Ираком репараций в сумме 28,9 млрд долларов за ущерб, нанесенный оккупацией Кувейта и военными действиями в 1990-1991 годах.

Министр иностранных дел Кувейта Сабах аль-Джабер подчеркнул, что Ирак не следует освобождать от долгов, т. к. он в состоянии их оплатить. Кувейт также решил восстановить «пояс безопасности» (систему заградительных и оборонительных сооружений), возведенный вдоль границы с Ираком в 1990-е годы, в котором в марте 2003 года перед началом вторжения в Ирак американские и британские войска проделали 27 проходов.

В декабре саудовское руководство приняло решение не выделять Ираку кредит в 1 млрд долларов, объяснив этот шаг внутренней нестабильностью в стране и неопределенностью вопроса о сроках передачи власти законно избранному правительству.

Подобную позиция стран ССАГПЗ можно объяснить как их неуверенностью в положительном исходе происходящих сейчас в Ираке внутриполитических процессов, так, с другой стороны, их опасением возрождения Ирака в качестве сильного регионального государства, которое вновь станет серьезным соперником аравийских монархий в политических экономических (прежде всего нефтяных) вопросах, а также (что не исключается) попытается угрожать их безопасности.

В декабре 2003 года произошло заметное улучшение сирийско-иракских отношений. Дамаск с визитом посетил глава ВУС аль-Хаким, который провел переговоры с президентом САР Башаром Асадом по вопросам восстановления двусторонних политических и экономических связей. По заявлению аль-Хакима, в настоящее время планируется сирийско-иракское соглашение о сотрудничестве в деле предотвращения проникновения террористов. Намечено усилить пограничные службы и ужесточить контроль на границе между двумя странами. Иракская сторона удовлетворена тем, что с Сирией стали поддерживаться постоянные контакты по вопросам усиления охраны границы.

Б. Асад, касаясь продолжения иностранной оккупации Ирака, заявил, что она может нанести стране серьезный урон, но «вывод войск до формирования постоянного правительства может привести к еще большему насилию».

В то же время Сирия отказалась вернуть Ираку замороженные счета режима С. Хусейна, заявив, что эти средства пойдут «на возмещение урона, который понесли сирийские бизнесмены после войны 2003 года». Схожую позицию по возвращению финансовых средств прежних властей Ираку заняла Иордания.

21-23 декабря Багдад впервые после свержения прежнего режима посетила делегация Лиги арабских государств, на встрече с которой иракские представители заявили о своей заинтересованности получать помощь от ЛАГ в деле восстановления страны. 6 января 2004 года в Аммане запланировано созвать конференцию арабских финансовых фондов и компаний для обсуждения вопросов, связанных с оказанием помощи Ираку под эгидой ЛАГ.

Дальнейшее развитие получили ирано-иракские отношения. Об этом неоднократно высказывался президент ИРИ Мохаммед Хатами, говоривший, в частности, о необходимости сотрудничать с ВУС Ирака. Тегеран подтвердил свою готовность оказать содействие в восстановлении страны, в т. ч. иракской нефтяной отрасли.

Со своей стороны, ВУС Ирака обещал выплатить Ирану компенсацию за ущерб, нанесенный войной 1980-1988 годов. 10 декабря иракские власти приняли решение выслать из страны всех членов иранской военизированной оппозиционной организации «Моджахеддин хальк» (ок. 5 тыс. человек). Все офисы этой организации закрываются, а ее финансовые активы передаются в качестве компенсации жертвам саддамовского режима. Часть задержанных боевиков организации передана властям ИРИ.

Все большую озабоченность усилением сепаратистских настроений и действий иракских курдов проявляет Турция, категорически выступающая против провозглашения независимости Иракского Курдистана. Анкара не скрывает факта своей поддержки иракских туркоманов. По сообщениям турецких СМИ, США и Турция договорились об активизации сотрудничества и координации действий в Ираке.

Соединенные Штаты продолжали настойчиво прилагать разноплановые усилия по укреплению своих позиций в Ираке, более прочному удержанию этой страны в сфере американского политического, экономического и военного влияния. Имеется все больше подтверждений тому, что Вашингтон намерен надолго сохранить здесь американское военное присутствие. Так, генерал Р. Майерс заявил о том, что сроки пребывания ВС США в Ираке будут «определяться не графиком, а событиями».

Характерным для иракской политики Вашингтона событием стало опубликование в начале декабря директивы заместителя главы военного ведомства США Пола Вульфовица по вопросу о предоставлении контрактов на восстановление Ирака иностранным государствам. Документ касается всех видов деятельности, включая военно-техническую, восстановление инфраструктуры и электроэнергетики, нефтяного сектора и др. Согласно положениям директивы, к деятельности в Ираке будет допущены представители 61 государства. Причем в этом списке отсутствуют Россия, Германия, Франция, Канада и некоторые другие страны, которые в свое время не одобрили американское военное вторжение в Ирак.

Белый дом поддержал директиву Вульфовица, заявив: «Это продиктовано необходимостью защиты важнейших интересов безопасности Соединенных Штатов. Справедливо, что достанется тем, кто взаимодействует с США в Ираке».

Сами переговоры Пентагона с иностранными компаниями о заключении контрактов на различные виды работ в Ираке отложены на 2004 год.

В соответствующем заявлении МИД РФ говорилось, что отказ Вашингтона предоставить ряду стран право на участие в иракских контрактах «имеет серьезные негативные политические последствия и ставит под вопрос желание Соединенных Штатов работать со всем международным сообществом в интересах справедливого и достойного урегулирования в Ираке».

Вместе с тем, в последнее время в СМИ появляются сообщения, свидетельствующие о том, что в Вашингтоне могут отступить от жесткой линии в деле предоставления контрактов странам, выступившим в свое время против войны в Ираке.

Действующий руководитель ВУС Ирака аль-Хаким во время своего пребывания в Германии, желая продемонстрировать самостоятельность иракской политики, заявил, что «двери Ирака открыты перед любой страной, которая пожелает оказать ему помощь».

В ходе визита в Москву иракский руководитель подчеркнул: российские компании могут беспрепятственно работать в Ираке, «не взирая на заявления американской администрации о том, что в этом процессе могут принять участие только те страны, которые входят в коалицию вместе с США».

Однако заявление аль-Хакима вовсе не означает возврат к «особым экономическим отношениям» между нашими странами. «В Ираке — свободный рынок, и кто даст лучше условия, тот и получит контракты на восстановление страны, — сообщил он на пресс-конференции в Москве. Пока же все контракты, подписанные российским бизнесом с режимом С. Хусейна, «остаются предметом обсуждения».

Впрочем, предложенная ВУС модель экономической конкуренции уже сейчас выглядит далеко не безупречной. США выделили на восстановление Ирака многие миллиарды долларов. Как известно, эти средства достанутся коммерческим структурам из стран-союзниц США по «антисаддамовской» коалиции. Российские же компании могут, по словам аль-Хакима, рассчитывать только на контракты, которые Ирак оплатит из собственных средств. Сколько будет этих денег и когда они появятся в иракском бюджете, неизвестно. И все же в конце декабря представители российской нефтяной компании «Лукойл» посетили Багдад, где провели переговоры в министерстве нефти Ирак по вопросам возобновления контрактов, подписанных в свое время с режимом С. Хусейна.

В целом договоренности о списании части долгов и развитии экономического сотрудничества, достигнутые главой ВУС Ирака в ходе его зарубежного турне, носят общий, предварительный характер. Главное же заключается в том, согласиться ли с ними в будущем новое иракское правительство, когда (и если) оно будет создано.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в декабре 2003 года оставалась сложной и напряженной. Несмотря на усилия, предпринимаемые США и их союзниками, в стране продолжалась активная деятельность сил иракского сопротивления и иностранных террористов. Качественного перелома в этом противостоянии силам коалиции достичь пока не удается. Тяжелым сохраняется экономическое положение страны, хотя здесь и отмечаются отдельные успехи. По-прежнему нет определенности в главном вопросе — о передаче все полноты государственной власти национальным органам управления. Усиливаются сепаратистские настроения и действия в Иракском Курдистане, растет напряженность в отношениях между суннитской и шиитской общинами. Успехи, достигнутые ВУС Ирака на внешнеполитическом поприще, не имеют под собой прочной базы, т. к. международное сообщество не считает этот орган достаточно легитимным и правомочным принимать важные решения.

В целом серьезные предпосылки, свидетельствующие о скорой стабилизации обстановки в Ираке, отсутствуют.

50.19MB | MySQL:110 | 0,910sec