Иран накануне парламентских выборов

В Иране в разгаре предвыборная кампания кандидатов в депутаты парламента. Официально избирательная гонка была объявлена с 12 февраля. То есть на всю кампанию отводится только неделя. Исходя из мировой практики, да и по всем иранским меркам это чрезвычайно короткий срок.

Следует иметь в виду, что нынешняя предвыборная кампания в Исламской Республике Иран отличается от всех предыдущих. В стране накануне выборов в парламент по причине беспрецедентного решения Наблюдательного совета (НС), отстранившего от участия в предвыборной борьбе более 2 тысяч претендентов, разразился политический кризис, охвативший и законодательную и исполнительную ветви власти. Вопрос стоял так: состоятся ли выборы или нет. Но после долгих и жарких дебатов президент ИРИ Мохаммад Хатами объявил, что парламентские выборы будут проведены в срок – 20 февраля. Объясняя народу свое решение, М. Хатами сделал специальное заявление. Он сказал, что выборы — «это способ осуществления народовластия, и по явке избирателей и результатам свободного волеизъявления можно будет судить о состоянии демократии в стране». Участие народа в выборах, подчеркнул президент, также является показателем крепости устоев государственной власти и нерушимости союза правительства и населения страны, нейтрализацией угроз, импульсом для дальнейшего прогресса.

При этом президент разъяснил обстоятельства, связанные со спором правительства с Наблюдательным советом. По его словам, «мы настаивали на проведении честных, открытых, справедливых, конкурентных и законных выборов». «Правительство ИРИ стремилось защитить права отстраненных от участия в избирательной кампании претендентов, при этом руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи согласился с нашими доводами и рекомендовал Наблюдательному совету восстановить права отстраненных кандидатов законным путем», — отметил Хатами. Но Наблюдательный совет не изменил своего решения.

Аналитики отметили такой момент. Ранее, 7 февраля, еще до своего официального заявления иранский президент особо подчеркнул, что считать предстоящие выборы справедливыми и легитимными он отказывается вследствие дисквалификации кандидатов-реформистов. (MIGnews.com, 07.02.04). В свою очередь крупнейшая иранская студенческая организация подвергла критике самого президента Мохаммада Хатами за то, что он вообще дал согласие на проведение парламентских выборов. Студенты-реформисты заявили, что Хатами фактически поддержал консервативное духовенство, пожертвовав свободой, справедливостью и правами иранского народа. Студенты призвали бойкотировать голосование.

Свое крайне негативное отношение к выборам и действиям президента Хатами выразил недавно в интервью итальянской ежедневной газете Corriere della Sera (30.01.04) великий аятолла Хоссейн Али Монтазери, отец-основатель конституции ИРИ, возглавивший Исламскую революцию вместе с аятоллой Рухолла Хомейни 25 лет назад: «Он (Хатами) говорит много, но практически мало делает. Давайте возьмем, к примеру, сидячую забастовку членов парламента, организованную в знак протеста против решения Наблюдательного совета, который запретил участвовать в выборах многим кандидатам-реформистам. Хатами должен был уже организовать подобный протест три года назад, когда члены НС отклонили избирательный закон. Хатами принял тогда тактику умиротворения. Он избежал ситуации, когда те, «другие», противостоящие ему члены НС, пошли бы на прямую конфронтацию».

Хорошо известно, что президент Хатами дважды в последние годы представлял нынешнему парламенту законопроект о внесении дополнений в закон о выборах, который ограничивал возможность Наблюдательного совета вмешиваться в выборный процесс. Однако, несмотря на утверждение законопроекта нынешним парламентом, он дважды был отклонен Наблюдательным советом.

Следует напомнить, что в знак протеста против решений и действий Наблюдательного совета депутаты парламента нынешнего созыва устроили забастовку, а 120 нынешних депутатов подали прошение об отставке. Но председатель парламента Мехди Кярруби отказался рассматривать прошения об отставке, мотивировав свое решение тем, что отставка такого числа депутатов означает блокирование работы законодательного органа.

Протестные настроения затронули и кандидатов в депутаты, прошедших сито НС. Свыше 550 из них сняли свои кандидатуры

Отстраненный от выборов брат президента Ирана Реза Хатами — вице-спикер нынешнего парламента и лидер партии «Мошаракят», заявил, что его партия отказывается от участия в выборах.

Такой раскол в правящей элите страны, а также в иранском обществе приведет в итоге, как считают наблюдатели, к низкому уровню явки избирателей. Полагают, что в целом по стране уровень составит около 30 %, в Тегеране – всего порядка 10 %.

Это выгодно консерваторам. Отфильтровав неугодных кандидатов в депутаты, Наблюдательный совет возьмет под свой контроль и саму процедуру голосования. Так, НС решил увеличить количество своих представителей на избирательных участках. Как сообщил председатель избиркома НС Ахмад Азимизаде, «только в иранской столице на 3 тыс. 400 урн для голосования придется 32 тыс. представителей НС, прошедших специальный инструктаж, то есть от восьми до девяти человек на каждую урну. Причем, конституцией Исламской Республики не предусмотрено участие в выборах международных наблюдателей.

Великий аятолла Монтазери подчеркнул: «В начале Исламской революции, мы высказали свое мнение относительно выборов: шах и его министр внутренних дел имели обыкновение отбирать и утверждать кандидатов на выборы, но теперь [после свержения шаха] выборы должны быть действительно свободными. Мы считали, что Наблюдательный совет должен наблюдать за деятельностью Министерства внутренних дел, чтобы быть уверенными, что оно действует и функционирует правильно, а не выбирать кандидатов…

Затем был проведен пересмотр Конституции, и я выступал против этого. Они манипулировали ею, перевернули там все вверх тормашками… все против наших первоначальных намерений. Таким образом, сегодня, вместо свободных выборов у нас насильственная селекция кандидатов, проведенная лишь одной группировкой, участвующей в предвыборной гонке. Все это является незаконным и антиконституционным».

В результате всех этих действий НС, как утверждают аналитики, в будущем парламенте будут представлены в основном консерваторы.

Великий аятолла Монтазери вынес свой приговор: «Наблюдательный Совет манипулирует Законом. Это — Предательство революции… В результате незаконных действий немногих отдельных личностей был испорчен [международный] образ Ирана, что вызвало в мире полную растерянность…».

И это так. События вокруг выборов в иранский парламент вызвали обеспокоенность во всем мире, и, в частности, в Европе, с которой у Ирана в последнее время сложились деловые отношения, полные взаимопонимания. Так, на прошлой неделе представители Европарламента приняли резолюцию, в которой указали на незаконность предстоящих в Иране выборов в парламент.

В ответ Духовный лидер Ирана и глава государства аятолла Али Хаменеи назвал резолюцию Европарламента по поводу незаконности выборов в меджлис Исламской Республики вмешательством во внутренние дела страны.

«Вмешательство некоторых парламентариев Европы в проведение выборов является наглостью,… иранская нация даст твердый отпор этому», — говорится в опубликованном заявлении Хаменеи.

Конечно, парламентские выборы внутреннее дело любой страны. Но мировая общественность вправе высказывать свое мнение. Тем более Иран – это не затерянный в океане остров, а влиятельная держава. От ее внешнеполитического курса зависит многое. Здесь следует отметить, что иранский кризис, вызванный противоречиями между исламскими и республиканско-демократическими институтами власти в ИРИ, и намечающийся триумф консерваторов-ортодоксов может резко изменить имидж Ирана и привести к разрушению тех позитивных основ, которые с таким трудом были созданы президентом Хатами и его сторонниками в новых отношениях ИРИ с миром.

Аналитики полагают, что новый состав консервативного парламента вряд ли ратифицирует важнейшие документы, в том числе и в ядерной сфере, которые подписало нынешнее руководство страны в прошлом году, вопреки мощному давлению консервативно-фундаменталистских сил. В этом случае на международной арене Иран ожидают трудные времена.

В связи с этим возникает множество и множество вопросов о судьбе исламской революции в Иране и в целом о будущем страны.

Любая революция изменяется в своем развитии и в итоге заканчивается. Важно то, способны ли революционеры понять тенденции и динамику современного развития своего общества и мировых социально-экономических процессов и скоординировать внутри и внешнеполитические векторы, обеспечив тем самым своему народу достойную жизнь или нет. Именно противоречия между потребностями социально-экономического и политического развития страны и закостенелыми революционными нормами привели в итоге к расколу не только правящей элиты ИРИ, но и всего иранского общества.

Одной из главных причин перманентной внутриполитической напряженности в стране было и остается противостояние клерикалов – ортодоксов, стремящихся «законсервировать» систему, сложившуюся в первые дни исламской революции и реформаторов – сторонников либерализации экономической, политической жизни. Кризис революции сегодня в Иране налицо, причем кризис структурный. Сталкиваются по сути исламские и чисто республиканские институты – Наблюдательный Совет и ортодоксальное духовенство – с одной, и парламент вместе с правительством – с другой. Ближайшее будущее покажет, был ли удачен эксперимент, начатый 25 лет назад по соединению принципа «Велайяте Факих» с демократией.

Предвыборная борьба 2004 года лишь обнажила все эти существующие с момента создания исламской республики глубинные противоречия.

По мнению политологов, будущее иранской революции зависит от того, сможет ли иранская элита нейтрализовать их. В частности, успех иранской революции связан с тем, насколько дальновидны, гибки и толерантны будут представители иранского истеблишмента, чтобы реформировать республиканскую систему в ИРИ. В том числе — снять с исламских органов запретительные функции, и одновременно усилить власть президента, наделив его большими полномочиями.

Недаром, аятолла Монтазери подчеркнул, «Высший Лидер должен давать только общие указания, вести генеральную линию. Вместо этого он ставит себя выше закона, который больше не находится в руках Парламента. Новая 110 Статья Конституции дает ему всю полноту власти, которая определяется словом «абсолютная». Он обладает властью, включающую контроль над полицией и армией, не будучи ответственным ни перед кем. Я выступал против этого… С другой стороны, президент имеет все обязанности, но никакой власти. Это — проблема…».

Возможно, что 25-летний юбилей исламской революции и февральские выборы в парламент послужат толчком к осмыслению их результатов и выработке направлений дальнейшего развития страны, отвечающей интересам всего иранского общества.

Предстоящие парламентские выборы действительно станут моментом истины.

43.89MB | MySQL:87 | 0,618sec