Алжир: кризис вокруг ФНО углубляется

Углубление кризиса вокруг партии Фронт национального освобождения /ФНО/ стало главным событием, вокруг которого разворачивалась политическая жизнь в Алжире в январе 2004 года.

Кризис возник еще весной минувшего года, когда лидер ФНО, бывший в то время премьер-министром Алжира Али Бенфлис заявил о своем намерении баллотироваться в качестве кандидата на избрание на пост президента страны на предстоящих в апреле с.г.выборах. В ответ действующий президент Абдельазиз Бутефлика сделали все возможное и невозможное, чтобы ослабить внезапно появившегося конкурента – деятельность ФНО была заморожена, из числа сторонников Бутефлики было создано Движение за оздоровление ФНО, фактически взявшее курс на раскол партии, обладающей большинство мест в Национальной народной ассамблее /ННА – нижняя палата алжирского парламента/. Тем не менее можно утверждать, что курс Бенфлиса поддерживают по меньшей мере две трети членов ЦК партии. Это понятно, если вспомнить, что в ННА Фронт располагает 203 мандатами из 389. Эта партия выиграла парламентские выборы и выборы в местные органы власти, состоявшиеся в мае и октябре 2002 года соответственно.

Ранее война между Бутефликой и Бенфлисом привела в мае 2003г.к отставке последнего с поста премьера. Позднее, уже в сентябре, из правительства ушли шесть министров, считавшихся близкими к Бенфлису, а 2 октября — и остальные сторонники экс-премьера.

В январе принципиально новым явлением стал выход конфликта на алжирскую улицу. 4 января в столице страны полиция применила силу, чтобы разогнать сторонников Бенфлиса, собравшихся у стен парламента. Манифестация была организована парламентской фракцией ФНО. В результате столкновений многие манифестанты получили ранения. Судя по всему, эти события стали только пробой сил между ФНО Бенфлиса и властями.

Оппоненты Бутефлики не без оснований опасаются, что президент для переизбрания использует всю силу административного ресурса. В этой связи группа ведущих политиков Алжира потребовала 12 января отставки правительства и формирования кабинета министров, способного провести прозрачные и объективные президентские выборы. «Заявление 11-ти» подписали лидеры ряда политических партий, пять экс-премьеров, среди них — пять уже действующих или потенциальных кандидатов на пост президента. Как известно, действующий глава правительства Ахмед Уяхья не скрывает, что поддерживает Бутефлику.

Что касается авторов «Заявления 11-ти», то они поторопились отметить, что их демарш «не направлен против кого бы то ни было, а нацелен на гарантирование условий для проведения свободных и честных выборов». Однако никто из них не скрывает, кому адресовано заявление.

Использование административного ресурса может вновь создать ситуацию, когда выборы будут проводиться на безальтернативной основе, как это фактически случилось в 1999 году. Тогда за день до голосования шесть претендентов сняли свои кандидатуры в знак протеста против готовившегося избрания Бутефлики.

Сам Бутефлика пока официально не объявил о своем намерении баллотироваться на второй срок, однако вряд ли в Алжире кто-либо сомневается, что он сделает это в ближайшие дни. Сам президент уже фактически начал предвыборную кампанию, осуществляя поездку за поездкой по стране.

В январе действующий президент получил приятный «подарок» от МВФ. Согласно распространенной этим финансовым институтом ежегодной оценки ситуации в АНДР, экономика страны находится на подъеме, инфляция носит контролируемый характер. Тем не менее в Алжире остается высоким уровень безработицы – 26 проц., а уровень жизни – низким.

В условиях обострившегося противостояния между претендентами на президентский пост свою позицию обозначила и армия, всегда игравшая решающие роли в деле продвижения того или иного кандидата на высший государственный пост. В роли главного оракула выступил начальник Генштаба Национальной народной армии /ННА/ генерал Мохаммед Ламари. Отвечая на вопрос газеты «Матэн» — что будет делать армия в случае, если по результатам президентских выборов будет поставлена под угрозу стабильность государства, он предупредил, что ННА «никогда не была и никогда не будет нейтральной в делах, которые касаются будущего Алжира». С учетом того, что отношения между высшим командованием ННА и Бутефликой оставляют желать лучшего, можно только предполагать, кому адресовалось это предупреждение. Здесь стоит напомнить, что именно военные в 1992 году не допустили к власти исламистов.

Как считает А.Бенфлис, выступление генерала Ламари – знак того, что армия обеспечит гласность предстоящих выборов. Многое станет ясным после ожидаемой встречи генерала с участниками «Заявления 11-ти».

Пока в списке претендентов на президентский пост значатся лидер ФНО Али Бенфлис, генеральный секретарь проберберской партии Объединение за культуру и демократию /ОКД/ Саид Саади, отставной генерал Рашид Бенеллис, представитель исламистского движения Абдалла Джабалла, а также лидеры нескольких маленьких партий. Ожидается, что к ним присоединятся бывшие главы правительств Мулуд Хамруш /1989 – 1991/, Мокдад Сифи /1994 – 1995/ и Ахмед Бенбитур /1999 – 2000/.

Другим заметным январским событием в Алжире стал взрыв на заводе по подготовке сжиженного газа в Скикде, унесший жизни около 30 человек. Для АНДР это – серьезная потеря стратегически важного объекта, с которого поставлялось до 23 проц.экспортируемого природного газа. Стоит напомнить, что в настоящее время АНДР занимает третье место в мире по экспорту газа.

Как заявил министр энергетики и шахт Алжира Шакиб Хелиль, несмотря на ЧП в Скикде, АНДР выполнит все обязательства по поставкам газа в страны Европы, задействовав для этого возможности трех транссредиземноморских газопроводов. На восстановление комплекса в Скикде потребуется 800 млн долларов. Техногенная катастрофа в этом городе стала крупнейшей в Алжире со времени достижения независимости в 1962 году.

3 января возобновила полеты в Алжир авиакомпания «Бритиш эйруэйз». Она стала четвертым западным авиаперевозчиком, вернувшимся в Алжир. Иностранные авиакомпании прервали полеты в Алжир после того, как в декабре 1994г.террористы из Вооруженной исламской группы захватили французский «Аэробус» с пассажирами. Их целью было взорвать самолет над Парижем. Однако пилоты смогли убедить пиратов в необходимости технической посадки в Марселе, где французский спецназ штурмом взял самолет. В ходе операции террористы были уничтожены, погибли трое заложников. До настоящего времени полеты в Алжир выполняли авиакомпании «Турецкие авиалинии», «Алиталия» и «Эр Франс». «Аэрофлот», отказавшийся от рейсов на Алжир еще в 1992 году, пока не принял решения о возвращении, и в настоящее время между столицами двух стран на регулярных рейсах летают только самолеты алжирской авиакомпании «Эр Альжери».

В январе алжирские СМИ сообщили о нескольких боестолкновениях между силами безопасности и отрядами религиозных экстремистов. Одно из них произошло на алжиро-малийской границе, где алжирские военные пресекли попытку проникновения на территорию страны группы боевиков на четырех джипах.

Как известно, южная граница Алжира не является непроходимой для боевиков одного из формирований Салафистской группы проповеди и джихада /СГПД/, действующего в этой зоне. Одновременно была захвачена большая партия оружия, которую перевозили боевики. Среди захваченного – 200 автоматов Калашникова, гранатометы, боеприпасы, а также свыше 10 телефонных аппаратов спутниковой связи.

По одной из версий, это оружие было закуплено на деньги, полученные СГПД от Германии в качестве выкупа за освобождение группы западных туристов, оказавшихся в заложниках у исламистов в начале 2003 года. Сама Германия никогда не раскрывала, как она добилась освобождения заложников. Однако, согласно слухам, она заплатила террористам 5 млн евро.

В это же время в очередной раз попытался самореанимироваться на политической арене бывший лидер запрещенного Исламского фронта спасения /ИФС/ Аббас Мадани. Находясь в Дохе, где шейх проживает с ноябре прошлого года, он выступил с «инициативой», нацеленной на прекращение продолжающегося уже 12 лет внутриалжирского конфликта, жертвами которого по официальным данным стали 100 тысяч человек. Инициатива предусматривает, в частности, перенос президентских выборов на более поздний срок, установление режима прекращения огня, всеобщую амнистию, выборы Конституционной ассамблеи, которая должна затем принять основной закон «новой республики» в Алжире, организовать президентские, парламентские и муниципальные выборы.

Следует напомнить, что досрочное освобождение шейха в 1997г.было обусловлено запретом на какие-либо выступления в прессе и чтение проповедей в мечетях. Все предыдущие его попытки вернуться в политическую жизнь, предложив себя в качестве посредника между властями и радикальными исламистами, сопровождались всплесками насилия и ни к чему не приводили. Если следовать логике прежних событий, например, осени 1997 года, это означает, что Алжир вновь рискует столкнуться с очередной волной насилия.

Неспокойной оставалась ситуация и на берберском «фронте». Во многом это связано с острой борьбой внутри Берберского культурного движения /БКД/ между сторонниками и противниками диалога с властями. После трех лет кабильской «фронды» сейчас, в преддверии президентских выборов, власти делают все возможное и невозможное с тем, чтобы снизить накал борьбы берберов за свою культурную самобытность. Тем не менее БКД все больше склоняется к тому, чтобы как и раньше, бойкотировать предстоящее голосование. С другой стороны, вступление в предвыборную гонку лидера ОКД оставляет алжирским берберам свободу выбора.

52.86MB | MySQL:103 | 0,461sec