О визите марокканского короля Мухаммеда VI в Нигерию

Как мы уже сообщали ранее, текущий 2016 год ознаменовался наличием кардинальных изменений в экономической и политической стратегии Марокко на африканском направлении. Эти изменения заключаются в повороте к расширению сотрудничества и  попытками укрепить позиции королевства здесь в самых разных сферах. Мотивы данных решений кроются прежде всего в видении Рабатом своей роли в глобально изменяющемся мире, которая должна возрасти в связи с расширением отношений со странами БРИКС, Южной Америки и Африки. В отношении Африки Марокко заявляет о наличии целей в виде широкомасштабной экономической экспансии, превращения своей страны в локомотив роста и некий эталон для стран континента по отдельным отраслям. В значительной степени этому способствуют некоторые успехи Марокко последних лет, которые вывели королевство в число лидирующих стран на континенте в таких отраслях, как развитие возобновляемых источников энергии, некоторые показатели сельского хозяйства, отдельные аспекты сотрудничества с ЕС, развитие транспортной инфраструктуры, хорошие по африканским меркам показатели уровня жизни населения и некоторые иные.

Практическими шагами стало решение Рабата возобновить членство в организации Африканский союз, открытие новых дипломатических представительств на континенте, активизация попыток трансформировать позиции руководств африканских государств по вопросу признания Западной Сахары, некоторые экономические инициативы, а также визиты короля Мухаммеда VI в ряд африканских стран, в том числе в Нигерию.

Последний состоялся в период с 1 по 3 декабря сего года и представляет интерес с точки зрения оценки потенциала Марокко на африканском континенте: Нигерия – одно из крупнейших в экономическом плане государств в Африке, представляющая наиболее широкие возможности для кооперации. Важным фактором является и влияние Абуджи в организации Африканский союз и в целом на континенте. Безусловно, Рабат сильно заинтересован в расширении сотрудничества с этой страной.

Сопровождала монарха делегация в количестве 300 человек, а сам визит, согласно официальному заявлению марокканского МИДа, отражает желание королевства развивать партнерство с Африкой на самом высоком уровне. Визиту предшествовал марокканско-нигерийский форум, проведенный 30 ноября, для определения приоритетных направлений экономического сотрудничества.

Марокканские СМИ уделили визиту большое внимание, подчеркивая его важность и представляя как признак укрепления позиций Рабата в Африке. В-частности, сближение двух стран связывалось с фактором поддержки марокканским королем избранного в 2015 году президентом Мухаммеда Бухари. Последний, как утверждается, высоко оценил поступок Мухаммеда VI по игнорированию просьбы своего конкурента, Гудлака Джонатана, поддержать его на выборах 2015 года, «используя фактор влияния на мусульман Нигерии»[i]. Насколько это утверждение имеет право на существование, сказать сложно. Однако стоит отметить, что влияние марокканского монарха как представителя уважаемой династии в мусульманском мире, в том числе на африканских мусульман, действительно имеется, и для сегодняшней Нигерии с ее проблемами межконфессиональных отношений это достаточно важно и является фактором в пользу важности поддержки доброжелательных отношений с Рабатом. В-частности, подтверждением этого является сотрудничество между двумя странами в области исламского образования: в январе 2016 г. по решению Ассамблеи мусульман Нигерии в Институт подготовки имамов в городе Рабат было направлено 53 нигерийских священнослужителя для прохождения обучения[ii]. При этом Нигерия – не единственная страна, осуществляющая сотрудничество с Рабатом на этом направлении.

Наиболее сложным политическим вопросом двусторонних отношений является, конечно, признание Нигерией  Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) как независимого государства с 1984 года. При этом Абуджа считается одним из главных партнеров ПОЛИСАРИО в Африке. Пока никаких признаков в пользу изменения этой позиции нет, а информация об обсуждении этого вопроса между двумя лидерами в ходе встречи отсутствует. Известно, что за несколько дней до визита марокканского короля президент М.Бухари принял у себя вновь назначенного посла САДР, что было воспринято как приверженность действующему курсу на ее признание. При этом утверждается, что Нигерия, как и Эфиопия, не возражает против возвращения Марокко в ряды членов Африканского союза, что, возможно, будет оформлено в январе 2017 года на саммите организации. Но в то же время Абуджа считает целесообразным признавать границы стран континента в том виде, в каком они были «на момент обретения независимости», то есть САДР пока видится ею как суверенное государство[iii]. Что касается непосредственно видения Абуджы перспектив двусторонних отношений с Рабатом, то они, по-видимому, должны развиваться, обходя «неудобные» вопросы, связанные с Западной Сахарой.

Самым резонансным соглашением стала идея соорудить газопровод вдоль побережья Западной Африки, что было растиражировано рядом мировых СМИ и сопровождалось громкими заголовками. Следует оговориться, что в ходе встречи лишь достигнута договоренность о проведении совместными усилиями двух стран  исследования на предмет возможности строительства такого газопровода для доставки природного газа из Нигерии в Марокко и обеспечения им стран, чья территория будет использоваться для транзита. Указывается и на возможность дальнейшего экспорта нигерийского газа по этому маршруту в страны ЕС через территорию Марокко. Пока никакой информации относительно требуемого объема инвестиций, потенциальных инвесторов, пропускной способности этого сооружения нет.

Если оставить в стороне вопросы технического, экономического и политического характера, то наличие такого газопровода, функционирующего в штатном режиме, конечно, отразилось бы благоприятно на экономическом развитии стран Западной Африки (здесь может быть задействовано от 5 до 12 государств, каждое из которых получит свои бонусы). Однако реализация такого масштабного проекта, на наш взгляд, возможна лишь теоретически хотя бы в силу того, что это — Западная Африка с ее военными конфликтами, политическими разногласиями, отсутствием необходимой инфраструктуры и иными проблемами. И тот же вопрос Западной Сахары, который обязательно встанет на пути реализации идеи по строительству газопровода, является далеко не самым сложным: с учетом большого количества вовлеченных государств добиться хотя бы политического согласия здесь будет очень непросто, не говоря о постоянной угрозе военного конфликта или иного осложнения обстановки. Ситуация, что в такой ситуации здравомыслящий инвестор рискнет вложить более 10 млрд долларов в этот проект да еще и поставить в себя в зависимость от него как от источника энергоносителей, просто не представляется возможной. Кроме того, с учетом большого числа транзитеров и больших расстояний (минимум 4 000 км) конечная стоимость газа значительно возрастет в цене, поэтому более оптимальным подходом буде использование СПГ.

Напомним, что схожий проект по строительству Транссахарского  газопровода из Нигерии через территории Нигера и Алжира, являющийся менее затратным ввиду географического расположения, наличия уже некоторой инфраструктуры (его стоимость оценивалась от 10 до 14 млрд долл. США) и более простым в политическом плане (там предполагалось участие только 3-х стран), до сих пор так и не нашел своих инвесторов. Хотя возможности Алжира здесь несомненно шире марокканских, а интерес к нему проявили многие международные инвесторы.

Поэтому, вероятность сооружения газопровода из Нигерии в Марокко мы оцениваем как нулевую, а сама инициатива, возможно, является не больше, чем политическим пиаром.

В ходе встречи упоминалось и о желании начать строительство трансафриканской автомагистрали по альтернативному маршруту, но никаких договоренностей достигнуто не было.

Помимо упомянутой договоренности по оценки возможности сооружения газопровода между двумя странами подписаны следующие соглашения[iv]:

— соглашение о партнерстве между Nigeria Sovereign Investment Authority (NSIA) и Ithmar Аl-Mawarid;

— Меморандум о взаимопонимании между Nigeria Sovereign Investment Authority (NSIA) и Ithmar Аl-Mawarid;

-Соглашения о поощрении и защите взаимных инвестиций

— Меморандум о взаимопонимании между Фондом Мохаммеда VI для устойчивого развития и нигерийской ассоциацией Girls Child Concerns;

— Рамочное соглашение о научно-техническом сотрудничестве между Onhym (марокканский монополист в области добычи и поиска углеводородов) и National Geologic Survey Agency (NGSA);

— Меморандум о взаимопонимании между Credit Agricole Morocco и Nigerian Incentive based risk sharing system for agricultural lending (NIRSAL);

— Меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве между Banque Centrale Populaire и Heirs Holdings;

— Договор о сотрудничестве в области страхования;

— Рамочное соглашение о сотрудничестве между Агентством TangerMed (TMSA) и Nigerian Ports Authority (NPA);

— Меморандум о взаимопонимании с целью создания совместного предприятия по торговли и логистики;

— Меморандум о взаимопонимании между Фондовой биржей города Касабланка и Фондовой биржей Нигерии;

— Меморандум о взаимопонимании между l’Autorité marocaine du marché des capitaux (Марокко) и Securities and Exchange Commission (Нигерия);

— Меморандум о взаимопонимании для развития международных центров логистики;

— Меморандум о взаимопонимании между группой At-tijariwafa Bank (Марокко) и United Bank for Africa (Нигерия).

Как более оптимистичные стоит оценивать перспективы сотрудничества в области производства сельскохозяйственных удобрений. В-частности, в июле сего года заявление о намерении построить завод по производству удобрений было сделано представителями компании Office Cherifian  of Phosphates (OCP). Этот вопрос обсуждался президентом М.Бухари в июле 2016 года в ходе встречи с марокканским послом. Нигерийский лидер одобрил идею строительства завода, который, по его словам, важен не только для Нигерии, но и для всей Западной Африки, однако упомянул об ограниченных экономических возможностях страны в связи с падением мировых цен на нефть[v]. Это одна из наиболее конкурентоспособных отраслей в Марокко, и сотрудничество в этой области может пойти по оптимистичному сценарию. Однако, пока какие-либо конкретные договоренности отсутствуют, и перспективы реализации этой идеи выглядят туманными.

Отмечается и желание марокканской стороны развивать отношения с Нигерией в области рыболовства. Напомним, что королевство является лидером по улову океанической рыбы на африканском континенте, однако в последние годы стало отчетливо обозначаться проблема сокращения рыбных ресурсов в водах исключительной экономической зоны. Одним из способов решения этой проблемы могло бы стать получение доступа в воды других африканских стран, в том числе расположенных в Гвинейском заливе. Однако и здесь пока каких-то ощутимых достижений нет.

В-целом, марокканское руководство предпринимает активные усилия для укрепления своих позиций на континенте. Но, несмотря на амбициозные цели и заявления, объективно возможности королевства ограничены. За исключением сферы производства удобрений, возможности для экономической экспансии Рабата на континенте не представляются широкими. Поэтому, потенциал для экономической экспансии Марокко видится нам невысоким, а уровень экономических отношений Рабата со странами Африки вряд ли способен выйти на качественно иной уровень.

 

[i] http://northafricapost.com/15350-morocco-nigeria-embark-new-diplomatic-era.html

[ii] http://pulse.ng/religion/islamic-extremism-53-imams-to-go-for-training-in-morocco-id4608014.html

[iii] read:https://ledesk.ma/2016/11/30/le-nigeria-se-prepare-larrivee-de-mohammed-vi-mais-reaffirme-son-soutien-au-polisario/

[iv] read:http://www.leconomiste.com/article/1005709-maroc-nigeria

[v] https://newtelegraphonline.com/buhari-approves-moroccos-plan-build-fertilizer-plant-nigeria/

21.92MB | MySQL:65 | 0,500sec