Ситуация в Сомали: ноябрь 2016 г.

Ноябрь начался с публикации очередного доклада ООН о ситуации в Сомали. В нем констатировалось, что движение «Аш-Шабаб» остается основной угрозой для безопасности этой страны при неэффективной и коррумпированной национальной армии. Его авторы также констатировали, что джихадисты сохраняют способность организовывать и совершать широкомасштабные теракты в Сомали, и в частности, против целей Миссии Африканского союза в Сомали (AMISOM). Впрочем, в документе также признавалось, что сомалийские власти добились определенного прогресса в достижении контроля за экспортом древесного угля. Ранее эта отрасль составляла основу «экономики» движения «Аш-Шабаб». Также признается, что «сократилась возможность этой группы совершать теракты регионального значения».

Что касается коррумпированности сомалийских военных, то в данном случае речь идет о случаях расхищения международной помощи, а также задержке с проведением необходимых реформ военной системы. «Наличие проблем коррупции, плохого управления, финансовых проблем резко снижают эффективность национальной армии», — говорится в докладе. Их вывод тревожен: «без международной поддержки, которой пользуется Сомали в секторе безопасности, национальная армия может разрушиться». Более того, они опасаются, что «в отсутствие глубинной реформы национальная армия может сама стать угрозой для мира, безопасности и стабильности страны».

Что касается финансирования движения «Аш-Шабаб», то, как отмечают эксперты ООН, после потери части рынка древесного угля джихадисты пытаются установить контроль над сахарным рынком, а также вести «налог» в контролируемых ими сельских районах на сельскохозяйственную продукцию. Первый дает им доход в 18 млн долларов в год, вторая статья – 9,5 млн долларов.

Кроме того, у движения «Аш-Шабаб» остается под контролем часть рынка древесного угля, общий объем которого оценивается в 120 – 160 млн евро. Эксперты ООН утверждают, что к этой торговле причастны кенийские военные из состава миссии AMISOM. Ежегодно не смотря на действующее эмбарго Совета Безопасности ООН из портов Бар Габо и Кисмайо на Аравийский полуостров отправляются до 6 млн мешков древесного угля по 25 кг в каждом. В порту Кисмайо кенийские военные имеют с каждого мешка по 2 доллара, что в итоге приносит им несколько миллионов долларов в год.

Понятно, что кенийские власти тут же опровергли эти данные, призванные «деморализовать кенийских военных».

16 ноября правительство Кении, оказавшееся объектом критики правозащитных организаций, перенесло на 21 мая 2017 года дату закрытия самого большого в мире лагеря беженцев Дадааб, в котором укрывались главным образом сомалийцы. Это решение было принято за две недели до другого аналогичного срока на фоне обвинений в насильственном выдворении из Кении сомалийцев, большинство из которых, по имеющимся данным, не желало возвращения на родину. Главная причина этого помимо проблем в сфере безопасности в Сомали – в лагере дети беженцев обеспечены медицинскими услугами, а также имеют доступ к образованию, что никак не гарантируется им по возвращении в Сомали.

Кения, неоднократно подвергавшаяся атакам со стороны боевиков движения «Аш-Шабаб», много раз утверждала, что боевики раз за разом действуют из лагеря Дадааб. При этом особых доказательств этих обвинений не представлялось.

Несмотря на перенос на 6 месяцев срока окончательного закрытия лагеря, власти Кении намерены завершить начатую операцию.

По состоянию на ноябрь 2016г. в лагере находились около 280 тысяч беженцев, главным образом — сомалийцев.

Проблемы есть не только с кенийскими военными – участниками миссии AMISOM. 12 ноября Африканский союз призвал Европейский союз пересмотреть его решение оплачивать бурундийских солдат в Сомали напрямую, а не через Бужумбуру, где, как подозревается, ранее средства для оплаты работы миротворцев использовались в иных целях.

Воинский контингент Бурунди в составе AMISOM – второй по численности после угандийского. Его численность – 5400 солдат. Всего в составе AMISOM свыше 22 тысяч военнослужащих. Их зарплаты обеспечивает Евросоюз.

К ноябрю мимо Бужумбуры проследовали порядка 5 млн евро, предназначенных для зарплаты бурундийских миротворцев. Со своей стороны первый вице-президент Бурунди Гастон Синдимво не исключил вывода бурундийского контингента из Сомали в случае, если ЕС продолжит оплачивать его услуги напрямую.

Бурунди с апреля 2015 года находится в состоянии политического кризиса.

5 ноября очередной теракт с использованием заминированной автомашины был совершен в Могадишо. Взрывное устройство близ здания парламента привел в действие смертник. В результате теракта погибли 2 сомалийских солдата, еще 5 получили ранения. Ответственность за теракт взяло на себя движение «Аш-Шабаб». По его данным, погибших было 17 солдат, свыше 30 получили ранения.

В очередной раз в столице Сомали полыхнуло 26 ноября, когда в результате взрыва заминированной автомашины близ центрального столичного рынка погибли по меньшей мере 8 человек, 10 получили ранения. По данным медицинских источников, погибших было до 30, но эти данные не были подтверждены официально.

7 ноября стало известно о новой вспышке боев за город Галькао между вооруженными формированиями самопровозглашенных полуавтономных образований Пунтленд и Гальмудуг, существующих на севере Сомали. Первое признало гибель 12 своих солдат, второе – 13. Свыше 30 человек с обеих сторон получили ранения. Таким образом, провалилось мирное соглашение между двумя образованиями, подписанное несколькими днями ранее в Дубае. Мирные жители утверждали, что потери сторон были намного выше признанных ими. В итоге погибших оказалось по меньшей мере 45 человек.

Напряженность в отношениях между полуавтономиями возникла в сентябре, когда в результате американского авиаудара по целям джихадистов из движения «Аш-Шабаб» на территории Гальмудуга погибли 13 его солдат. Тогда власти этой полуавтономии обвинили Пунтленд в том. Что тот якобы представил американцам неверную разведывательную информацию. Первый раз боевые действия между сторонами вспыхнули  Галькао 7 октября. Тогда Пунтленд обвинил Гальмудуг в атаке на его военных с целью мести.

13 ноября «президенты» Пунтленда и Гальмудуга Абдивели Мохамед Али и Абдилкарим Хусейн Гулед соответственно после встречи в Галькао обязались соблюдать соглашение о прекращении огня, подписанное 2 декабря 2015 года. Встреча проходила в присутствии главы федерального правительства Сомали Омара Абдирашида Али Шармарка и представителей ООН, ЕС и АС в Сомали.

1 ноября силы безопасности Пунтленда провели «ограниченную» операцию против группы джихадистов, причисляющих себя к «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России) и захвативших несколько приморских деревень. Эта операция, в которой участвовали до 100 бойцов службы береговой охраны, была призвана сдержать террористов на контролируемых ими территориях. Она проводилась в окрестностях маленького рыболовецкого порта Кандала, где окопались боевики ИГ. Согласно утверждениям представителей служб безопасности Пунтленда, в ходе операции «террорист были блокированы». По данным жителей Кандалы, удерживавшие порт джихадисты никак не вмешивались в их повседневную жизнь, что в общем то нетипично для сторонников ИГ.

Считается, что в районе Кандалы действует группа полевого командира Абдулкадира Мумина. Про него известно, что в октябре 2015 года он с рядом своих сторонников порвал с движением «Аш-Шабаб», аффилированным с «Аль-Каидой» (запрещена в России), и присягнул на верность ИГ. Ранее он был известен по ряду видеороликов, распространенных в интернете. Их главным содержанием была исламистская пропаганда. Тем не менее Госдеп США в августе 2016г. включил А.Мумина в список международных террористов.

30 ноября в Эр-Рияде был опубликован доклад, авторы которого утверждали, что существует канал поставки оружия йеменским повстанцам из Ирана, проходящий через Сомали. Как известно, Саудовская Аравия и США обвиняют Иран в поставках оружия йеменским повстанцам-хоуситам, однако Тегеран отвергает эти обвинения. Эксперты группы Conflict Armament Research (CAR) основывают свои утверждения на данных о захватах оружия, произведенных в море в период с февраля по март 2016 на борту традиционных для региона Аденского залива судов австралийским фрегатом «Дарвин» и французским фрегатом «Прованс». Оба корабля в то время осуществляли в регионе миссию по наблюдению за навигацией, которая формально не имеет никакого отношения к войне в Йемене. В частности, «Дарвин» перехватил партию из более чем 2 тысяч единиц оружия, включая автоматы Калашникова и до 100 гранатометов иранского производства. В «улов» французского фрегата вошли 2 тысячи штурмовых винтовок, «похоже, иранского производства», а также 64 снайперских винтовки «Хошдар-М, производимых в Иране. В партии оружия были также 9 ПТРК «Корнет» российского производства. По данным экспертов, обе партии оружия переправлялись в Сомали с тем, чтобы впоследствии оказаться в Йемене. По данным военных из ОАЭ, принимающих участие в боевых действиях в Йемене, они захватили ранее «Корнет» той же серии. Эксперты CAR также ссылаются на данные о партии оружия, перехваченной в марте одним из американских кораблей. Несмотря на незначительность захваченных партий оружия, эксперты предполагают, что оно направлялось из Ирана через Сомали в Йемен.

В целом, текущее развитие событий в Сомали заставляет предположить одно: эта страна еще долго будет источником региональной нестабильности, главным образом из-за хрупкости центральных властей и становящегося все более заметным противоборства ИГ и «Аш-Шабаб» за влияние в ней.

62.37MB | MySQL:101 | 0,489sec