Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (16 — 22 января 2017 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты продолжаются в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, Афганистане и Сомали. Напряженной остается обстановка на Синайском полуострове в Египте. Продолжается подготовка к мирным переговорам по Сирии. Парламент Турции одобрил пакет конституционных поправок, предусматривающий переход страны к президентской форме правления.

На прошедшей неделе продолжалась интенсивная подготовка к переговорам по Сирии в Астане, запланированным на 23-24 января. 22 января в столицу Казахстана прибыли все участники предстоящих переговоров: делегации правительства и оппозиции Сирии, делегации России, Турции и Ирана, а также спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистура. США на встрече будет представлять американский посол в Астане. Как было заявлено, «в переговорах со стороны оппозиции участвуют исключительно представители вооруженных группировок, которые могут дать конкретные обязательства по соблюдению перемирия». Всего в Астану прибыли представители 12 вооруженных группировок, действующих в различных районах Сирии. Вместе с тем, в Казахстан отказались приехать представители крупнейшей группировки вооруженной оппозиции «Ахрар аш-Шам».

Главной целью переговоров в Астане станет подтверждение соглашений о перемирии в Сирии от 29 декабря 2016г. «Новые инициативы не планируются». Переговоры будут проходить за закрытыми дверями. Глава МИД РФ С. Лавров заявил, что на встрече в Астане нужно договориться о полноправном участии сирийских полевых командиров в политическом процессе. В целом, по мнению Лаврова, в урегулировании сирийского кризиса наметились позитивные подвижки.

Совет Безопасности ООН 20 января приветствовал усилия России и Турции по прекращению кровопролития в Сирии, а также считает организуемую двумя странами встречу в Астане «важным шагом» к возобновлению переговоров между Дамаском и оппозицией под эгидой ООН.

Напомним, что Иран выступал против присутствия США на переговорах в столице Казахстана. Что касается Сирии, то ее правительство, соглашаясь с американским присутствием, категорически отвергало участие в переговорах Саудовской Аравии и Катара. Со своей стороны, глава МИД КСА А. аль-Джубейр заявил, что Эр-Рияд рассматривает переговоры в Астане как возможность установления прочного режима перемирия в Сирии. Он выразил надежду на то, что эта встреча подготовит почву для переговоров по урегулированию сирийского конфликта в Женеве под патронажем ООН.

Министр по вопросам примирения Сирии А. Хайдар заявил 17 января, что не слишком позитивно настроен по поводу результатов предстоящих переговоров в Астане. По его словам, сирийское правительство согласилось принять участие в переговорах не потому, что полагает, что эти переговоры приведут к урегулированию кризиса, а для того, чтобы отмести обвинения в том, что Дамаск выступает против диалога по этому вопросу.

Поддержание режима прекращения огня для доставки гуманитарной помощи в различные регионы Сирии станет приоритетом на межсирийских переговорах в Астане, заявил 19 января президент САР Б. Асад. Эти переговоры, по его оценке, позволят группировкам вооруженной оппозиции «присоединиться к процессу национального примирения в Сирии». Для этого члены бандформирований «должны оказаться от оружия и получить правительственную амнистию». «Это единственное, что нам следует ожидать в данный момент», — отметил Асад.

20 января вице-премьер Турции М. Шимшек заявил, что конфликт в Сирии невозможно урегулировать без Б. Асада. Тем не менее, по словам Шимшека, Анкара не снимает ответственности с Асада за продолжающуюся в Сирии войну и гибель сотен тысяч людей.

Сирийские курды заявили, что в связи с тем, что их представители не принимают участия в переговорах в Астане, любые решения, которые будут там приняты, на них не распространяются.

На минувшей неделе число нарушений режима перемирия в Сирии заметно сократилось. Тем временем сирийская армия продолжала вести боевые действия против боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) и других экстремистских группировок. Так, ВС САР при поддержке российских ВКС начали наступление против боевиков ИГ в направлении Пальмиры, а 17 января возобновили наступление восточнее Алеппо. Наиболее тяжеля обстановка сложилась на северо-востоке страны в районе города Дейр-эз-Зор, где боевики ИГ непрерывно атакуют позиции сирийских военных и смогли рассечь контролируемую армией территорию на две части. 21 января шесть российских бомбардировщиков Ту-22М3, взлетев с территории РФ, нанесли групповой удар по объектам террористов в провинции Дейр-эз-Зор. До настоящего времени боевики экстремистских группировок удерживают часть территории в Вади-Барада к северу от Дамаска, в том числе источник, который обеспечивает снабжение столицы водой.

18 января ВКС России и ВВС Турции начали первую совместную воздушную операцию против ИГ в пригородах города Эль-Баб вблизи границы с Турцией, где турецкая армия ведет тяжелые бои с боевиками ИГ.

В результате удара американской авиации по лагерю сторонников «Аль-Каиды» в северной провинции Идлиб 19 января были убиты более 100 боевиков группировки, сообщил в Пентагоне. Удар по лагерю нанесли стратегический бомбардировщик B-52 и беспилотники.

Россия и Сирия подписали соглашение о расширении территории пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ РФ в сирийском порту Тартус сроком на 49 лет с правом пролонгации на 25 лет. Согласно документу, в ПМТО одновременно имеют право находиться до 11 российских кораблей, включая атомоходы. ПМТО в Тартусе передается РФ в безвозмездное пользование и на условии иммунитета от юрисдикции Сирии. Аналогичное соглашение Россия и Сирия подписали о размещении авиагруппы российских ВКС на аэродроме Хмеймим.

Депутаты парламента Турции 20 декабря одобрили закон, включающий в себя пакет из 18 конституционных поправок, которые предусматривают переход страны к президентской форме правления. Ожидается, что президент страны Р. Т. Эрдоган в ближайшие дни подпишет этот документ, после чего он будет вынесен на всенародный референдум, который должен пройти через 60 дней после публикации текста закона в официальном издании. Внесенные в основной закон страны поправки фактически предоставляют Эрдогану возможность оставаться на посту президента Турции до 2029 г., так как количество допустимых для одного лица президентских сроков хотя и остается прежним – два, однако их отсчет начнется с ноября 2019 г., когда должны состояться очередные президентские выборы. Оппозиция обращает внимание на то, что закон почти полностью устраняет систему сдержек и противовесов, наделяя главу государства «колоссальными полномочиями» и устраняя должность премьер-министра.

Тем временем в Турции продолжается кампания преследований лиц, подозреваемых в причастности к попытке переворота летом 2016 г., и сторонников оппозиционного проповедника Ф. Гюлена. Так, 18 января власти в рамках расследования попытки переворота провели операции в 54 провинциях страны и выдали ордера на арест 243 военнослужащих, в том числе 11 офицеров. Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 19 января, что в ходе расследования попытки госпереворота на текущий момент арестовано 43 тыс. человек, а 95 тыс. человек отстранены от государственной службы. Р. Т. Эрдоган отметил, что «хотя чистка проведена, она еще не закончилась». «Но мы ее завершим. Без этого никак». Эрдоган также сообщил, что в ходе борьбы с Рабочей партией Курдистана (РПК) — запрещенной и признанной в Турции террористической организацией — за последние полтора года погиб 871 военный и полицейский, было обезврежено около 10 тыс. курдских повстанцев, задержано примерно 12 тыс. боевиков РПК и их пособников. Погибли 337 мирных жителей.

16 января подразделения Ливийской национальной армии (ЛНА) начали операцию «Право мученика» с целью освобождения от боевиков экстремистских группировок остающейся под их контролем западной части второго по величине города страны Бенгази. Отмечается успешное продвижение сил ЛНА, вытеснивших противника из отдельных кварталов.

Американские бомбардировщики В-2 в ходе налета 18 января уничтожили два лагеря боевиков ИГ в 45 км к юго-западу от города Сирт в центральной части морского побережья Ливии. Речь идет об экстремистах, покинувших Сирт в декабре после того, как он был отбит местными силами при поддержке авиации США. Исламисты планировали перегруппироваться и, по словам представителя Пентагона, «представляли угрозу для безопасности Ливии, региона и национальных интересов Соединенных Штатов».

21 января в Каире прошла очередная (десятая) встреча глав МИД соседних с Ливией государств. В итоговом коммюнике встречи подчеркивается, что военное решение ливийского кризиса будет иметь негативные последствия не только для этой страны, но и для безопасности и стабильности всего региона. В документе отмечается «важность сохранения единства и суверенитета Ливии, законных государственных институтов, неприятие вмешательства в ее внутренние дела», указывается на необходимость «всеобъемлющего политического диалога между противоборствующими сторонами, который является единственным способом найти выход из кризиса». Участники совещания указали также на «важное значение сохранения единства ливийской армии», заявив о поддержке президентского совета и правительства национального согласия во главе с Ф. Сараджем. На встрече в Каире участвовали главы внешнеполитических ведомств Египта, Алжира, Туниса, Чада, Нигера и самой Ливии. Кроме того, на ней присутствовали спецпредставители ООН и Африканского союза по Ливии М. Коблер и Д. Киквете, а также генсек Лиги арабских государств А. А. аль-Гейт.

16 января Высший административный суд Египта признал недействительным договор о демаркации морских границ с Саудовской Аравией и передаче королевству двух островов — Тиран и Санафир в Акабском заливе.

Глава МИД Ирана М. Д. Зариф заявил 18 января, что Тегеран открыт «к экономическим отношениям с США, несмотря на политические разногласия». По словам министра, внешняя политика ИРИ «не должна быть одномерной. Китай, Россия и Индия остаются нашими важными партнерами. Они были с нами в наши трудные времена. Но мы также заинтересованы в развитии отношений с ЕС, в развитии наших традиционно хороших отношений с остальной Азией — Японией, Кореей». Кроме того, Иран и Саудовская Аравия «могут действовать сообща ради улучшения ситуации на Ближнем Востоке, препятствий для такого сотрудничества нет». «Мы можем вместе положить конец ужасному положению людей в Сирии, Йемене и Бахрейне, — отметил М. Д. Зариф.

Совет Безопасности ООН подвел 18 января итоги первого года выполнения соглашения по иранской ядерной программе — Совместного всеобъемлющего плана действий, вступившего в силу 16 января 2016г. Участники заседания, подтвердили, что ИРИ выполняет свою часть сделки и не ведет скрытых исследований в ядерной области.

На минувшей неделе новый комплекс ПРО «Хец-3» («Стрела-3») был передан на вооружение ВВС Израиля. В Минобороны страны подчеркнули, что система «Хец-3» «является ключевым элементом многослойной системы обороны государства Израиль, в чьи задачи входит защита страны от баллистических ракет» и предназначена для перехвата целей в безвоздушном пространстве. «Хец-3» по своим ТТХ существенно превышает противоракеты первых серий, прежде всего по дальности и точности перехвата.

Парламент Судана 16 января принял документ, предусматривающий передачу Сил быстрого реагирования (СБР) из ведения Национальной службы разведки и безопасности в подчинение командованию вооруженных сил. СБР (30 тыс. человек) были созданы в 2013 г. из ополченцев «джанджавид» в западном регионе Дарфур. Их часто обвиняют в нарушениях прав человека.

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях внешней политики Туниса

 

 

После революционной смены власти в Тунисе в 2011 г. внешняя политика страны стала более динамичной. Республика стала активнее действовать на международной арене. Причем развитие получили как арабский, так и западный вектор тунисской политики. Нынешнее руководство страны, как и в прежние годы, стремится избегать внешних конфликтов, прежде всего, с соседними странами, прилагает усилия к тому, чтобы решать возникающие с ними проблемы политическими методами. Одним из основных направлений внешнеполитической деятельности нынешнего правительства Туниса является получение возможно большей зарубежной финансовой и экономической помощи в интересах улучшения социально-экономического положения страны, осложнившегося после революции. Много внимания уделяется созданию положительного имиджа Туниса в мире.

Заметный отпечаток откладывает на тунисскую внешнюю политику продолжающаяся борьба между различными политическими силами страны. Так, сторонники сохранения светского пути развития выступают за продолжение преимущественной ориентации на традиционных партнеров Туниса, прежде всего, Евросоюз.

Внешняя политика Туниса на нынешнем этапе в очень большой степени связана с событиями, происходящими в странах Арабского Востока и Сахеля. Речь главным образом идет о Ливии и, отчасти, Сирии.

В Тунисе уделяют повышенное внимание ситуации в соседней Ливии. Не прекращающееся вооруженное противостояние между различными ливийскими группировками, фактический распад ливийского государства вызывают обоснованное беспокойство у тунисского руководства, которое рассматривает нестабильность в Ливии как прямую угрозу внутренней безопасности Туниса. Тунисские власти, в частности, озабочены террористической угрозой, исходящей с ливийской территории, незаконным оборотом оружия в районах, прилегающих к границе с Ливией, а также периодически происходящими в приграничной полосе инцидентами между «ливийскими вооруженными элементами» и тунисскими пограничниками. Тунис периодически закрывает границу с Ливией, а в 2016 г. завершилось строительство 196-километровой заградительной стены на тунисско-ливийской границе. Ситуацию осложняет присутствие в Тунисе большого числа ливийцев, бежавших из собственной страны (по различным оценкам их число колеблется от 250 тысяч до 1 миллиона человек), что «накладывает отпечаток на возможность государства удовлетворять потребности своих граждан».

Тунис признал созданное в конце 2015 г. Правительство национального согласия (ПНС) Ливии во главе с Ф. Сараджем и Президентский совет Ливии, которые находились на территории республики до переезда в Триполи (часть министров ПНС до сих пор находятся в Тунисе). Кроме того, Тунис является местом, где периодически проходят встречи между представителями различных ливийских группировок. В то же время тунисские политики не верят в скорое урегулирование ситуации в Ливии, но при этом выступали и продолжают выступать против иностранного военного вмешательства в дела соседней страны.

Что касается событий в Сирии, то Тунис изначально поддерживал «законные притязания сирийцев на свободу и социальную справедливость», выступал за прекращения кровопролития в САР, подчеркивая, что «нет другого выхода из этой трагической ситуации, кроме падения режима Асада и поворота к демократическому транзиту в Сирии». Одновременно тунисское руководство выступает «принципиально против военного вмешательства» в сирийский конфликт, так как в Тунисе «уже видели такие примеры в регионе» и не хотят их повторения. Тунис поддержал все решения ЛАГ о санкциях против дамасских властей, а в феврале 2012 г. приостановил дипломатические отношения с Сирией. Именно в Тунисе в феврале 2012 г. прошло первое совещание группы т. н. «Друзей Сирии», участники которого настаивали на новых политических и экономических санкциях в отношении Дамаска и поддержали сирийскую оппозицию.

Вместе с тем, в последние годы в позиции Туниса по Сирии происходит определенная трансформация. В сентябре 2015 г. в Дамаске возобновило работу тунисское консульство. Министр иностранных дел Туниса Т. Баккуш заявил, что в ближайшем будущем «в зависимости от хода событий в Сирии и регионе» не исключено улучшение тунисско-сирийских отношений.

Тунис стремится поддерживать добрососедские отношения с государствами Арабского Магриба. В 2012 г. власти страны объявили, что граждане Алжира, Марокко и Мавритании смогут пользоваться в Тунисе правом свободы въезда (при предъявлении удостоверении личности, а не загранпаспорта, как это было ранее), работы, собственности и капиталовложений. В то же время граждане Ливии не получили таких прав «из соображений сохранения порядка и безопасности на территории Туниса». В условиях усиления террористической активности в регионе Тунис наладил тесное сотрудничество с Алжиром по вопросам безопасности.

Развиваются отношения с Катаром, ОАЭ и Кувейтом. В 2015 г. президент Туниса Б. К. ас-Себси посетил с визитом Саудовскую Аравию, где провел переговоры с королем Сальманом.

Дальнейшее развитие получают отношения Туниса со странами Запада, в первую очередь – с США и Францией. Новые тунисские руководители совершили визиты в США и ряд европейских государств, а в Тунисе побывали главы внешнеполитических ведомств США, Франции и некоторых других европейских стран.

Тунис остается одним из приоритетов политики США в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Вашингтон видит в Тунисе надежного партнера в этом регионе. У двух государств есть общие интересы в сфере безопасности, существует обоюдная заинтересованность в торгово-экономическом сотрудничестве. В 2014 г. американская финансовая помощь Тунису составила 500 млн долларов. Эти средства были выделены «на проведение реформ и решение проблем национальной безопасности», преимущественно на борьбу с терроризмом. В этом же году президент США Б. Обама включил Тунис в список стран-участниц программы по укреплению политических и правовых институтов с целью предоставлена гражданам должного уровня защиты и правосудия. В мае 2015 г. Б. Обама предоставил Тунису статус основного союзника США «вне рамок НАТО», что предполагает льготные условия получения американской военной помощи. Данное решение было принято по итогам визита в Вашингтон тунисского президента Б. К. ас-Себси. Американцы в настоящее время реализуют несколько программ военной помощи Тунису, в том числе по обучению военнослужащих, поставкам вооружения и военной техники, необходимых для противодействия террористической угрозе. По информации зарубежных СМИ, военные США разместили на тунисской территории беспилотники, используемые для ведения разведки и нанесения ударов по террористам «Исламского государства» ( ИГ, запрещено в России) в Ливии, хотя в тунисские официальные представители это отрицают.

Тунис был первой страной Южного и Восточного Средиземноморья, подписавшей соглашения об ассоциации с Евросоюзом в 1995 г., а в ноябре 2016 г. ЕС предоставил Тунису специальный статус «привилегированного партнера союза».

В отношениях с Западом и аравийскими монархиями тунисские лидеры делают упор на получение финансовой и экономической помощи, без которой, как они заявляют, страну «ждет хаос и анархия, а это будет иметь отрицательные последствия в глобальном масштабе». В этой связи важной для республики стала прошедшая 30 ноября — 1 декабря 2016 г. международная конференция по инвестициям. Форум продемонстрировал готовность ряда арабских и западных стран предоставить республике в течение ближайших пяти лет значительную финансовую помощь для поддержки социально-экономических реформ и «усиления демократических основ» с перспективой превращения Туниса в оплот «североафриканского спокойствия» с «прочной рыночной экономикой». Одним из главных инвесторов выступил Катар, обещавший выделить 1,25 млрд долларов. Франция обещала предоставить до 2021 г. 1,25 млрд евро. Кроме того, Франция запускает «операцию по конвертации тунисского долга в проекты по развитию». Евросоюз намерен удвоить помощь и ежегодно выделять Тунису по 300 млн евро. В целом обещанная зарубежная финансовая помощь на период до 2021 г. составит примерно 14 млрд евро.

В России Тунис воспринимается как дружественное государство. Со своей стороны, тунисское руководство «реально стремится расширять горизонты сотрудничества» с нашей страной в экономической, культурной и образовательной сферах. В ходе визитов в Тунис главы МИД РФ С. Лаврова в марте 2014 г., а его тогдашнего тунисского коллеги М. Хамди в Москву в сентябре 2014 г. было выражено обоюдное стремление придать новую динамику двусторонним отношениям, вывести их на более высокий уровень.

62.44MB | MySQL:101 | 0,619sec