О военной ситуации в Сирии на фоне межсирийских переговоров в Астане

Межсирийские переговоры в Астане продолжаются с переменным успехом.  «Нагнетание страстей» в первый день 23 января было в основном связан с событиями в долине Вади-Барада, откуда вода поступает многомиллионному населению Дамаска. Правительство пытается восстановить контроль над этим районом, вооруженная оппозиция считает эти действия нарушением перемирия. При этом Москва несколько раз «указывала» Дамаску на необходимость соблюдения условий прекращения огня. В данном случае есть вопросы по тактике, но не стратегии. Безусловно источники водоснабжения столицы должны быть под контролем правительственных сил, и военная операция по этому поводу однозначно стояла на повестке дня. Вопрос — кто ее санкционировал в период проведения переговоров в Астане, тем самым сразу же подняв негативный градус дискуссии? Москве в данном случае необходимо больше внимания уделять уже прямой координации своих действий с Дамаском и Тегераном. Причем научится  просчитывать варианты развития событий заранее. Основной действующей силой в Вади-Бараде являются ливанские шииты из «Хизбаллы», которые находятся под плотным управлением Ирана. Зачищать эту местность надо было сразу же после операции в Алеппо, или уже после окончания переговоров в астанинском формате. В любом случае повторим — главным достижением переговоров в Астане будет даже не подписание сторонами заключительного коммюнике (хотя если Анкара его парафирует, то представители оппозиции в принципе должны присоединится), а продление режима перемирия по тому алгоритму российско-турецкого мониторинга, который сейчас выработан и действует достаточно эффективно. При этом отметим, что Анкара в Астане безусловно играет свою игру — через высказывания и демарши членов делегации от оппозиции она торгуется. При этом возможен вариант, когда турецкая сторона парафирует текст заключительного коммюнике, а все или часть оппозиции откажется. Из этого не надо будет делать долгоиграющих выводов. Турки вполне могут себе позволить такой сценарий для официального дистанцирования от вооруженной оппозиции, дабы было более удобно торговаться и диктовать свои условия через них. В этом случае без долгих дипломатических маневров им необходимо просто постоянно акцентированно доводить информацию об их неспособности полностью контролировать оппозиционные группировки в Сирии, а также предупредить о том, что Москва оставляет за собой право не рассматривать «неподписантов» как участников процесса  перемирия. При этом надо иметь ввиду, что основной задачей всех мирных форматов и переговоров по урегулированию сирийского конфликта является решение генеральной задачи — максимальное ухудшение отношений  между Анкарой и Эр-Риядом. Последние  по времени столкновения «Ахрар аш-Шам» (условно протурецкая группа) с  просаудовской «Джебхат ан-Нусрой» (переименована в «Джебхат Фатх аш-Шам», запрещена в России) продемонстрировали, что между ними существует серьезная борьба за право контроля над каналами материально-технической поддержки с турецкой территории в Идлибе. В этой связи целесообразно поставить вопрос о проведении совместных авиаударов (наподобие недавних ударов в Дейр эз-Зоре и Эль-Бабе) по целям в Идлибе. В случае отказа Анкары от этого предупредить, что российские ВКС такие авиаудары будут наносить самостоятельно и в этой связи в качестве «жеста доброй воли» затребовать от турецких коллег данные о дислокации в Идлибе лояльных им групп. Естественно для того, чтобы случайно их не разбомбить.
Очень пристальное внимание необходимо уделить проведению фронтовой и глубинной разведки. На настоящий день мы имеем два очень явных и очень грубых прокола в разведке — это Пальмира и Дейр эз-Зор. Соответствующие службы элементарно пропустили концентрацию сил и средств противника на этих направлениях. Это явный прокол в координации действий агентурной и технической разведки. При этом утверждения о том, что сторонники «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) вдруг объявились под Пальмирой и Дейр Аз-Зором исключительно из-за операции  под Мосулом, (их де оттуда «выдавили») необходимо подтверждать, как минимум, данными спутниковой разведки. Или еще какими-либо техническими доказательствами. Без этого такие заявления выглядят голословными. В такого рода утверждениях необходима тщательность. Отметим при этом, что конкретных данных о таких перемещениях отрядов ИГ нет. Это очень сомнительно, поскольку сторонники ИГ в общем-то ведут активные боевые действия в самом Мосуле. Заметим, что силы ИГ в Мосуле фактически блокированы в самом городе и сельских районах на южном направлении. Перемещение в Дейр аз-Зор и Пальмиру таким образом возможно либо через позиции иракской армии, в которых присутствуют американцы, либо через позиции шиитской милиции. Оба варианта маловероятны. Предположение о том, что это могут быть отряды ИГ из Анбара и Найнавы также страдает натяжкой. Одной из главных элементов тактики ИГ является нанесение отвлекающих ударов, чем они сейчас и занимаются в Найнаве и Анбаре, отвлекая иракские правительственные силы от Мосула. Под Пальмирой и Дейр эз-Зором отвлекать от Мосула некого. Так что под Дейр эз-Зором и Пальмирой мы имеем дело с доморощенными сторонниками ИГ. которые могли усилится только за счет внутрисирийских перемещений или рекрутирования новых членов в свои отряды из числа суннитской местной молодежи. А, скорее всего, в данном случае мы видим сочетание указанных факторов. Но даже, если глобальных перемещений отрядов ИГ из Ирака в Сирию не было, то агентурная фронтовая работа обязана вестись по всем основным направлениям потенциальной угрозы. Говорят, что Пальмира не имеет военно-стратегического значения. При этом ее падение нанесло ущерба в политическом и пропагандистском плане во много раз больше чем все одержанные победы. И если уж касаться чисто военного аспекта, то без Пальмиры не было бы сейчас  наступления ИГ на Дейр эз-Зор. Имея ввиду фактор ИГ, необходимо четко отдавать себе отчет в том, что его действия  в Сирии являются плодом не  собственной стратегии, а элементом тактики Катара и Турции. Последние за счет действий ИГ отвлекают Москву и Дамаск от концентрации сил на северном направлении. В этой связи очень важно расставить приоритеты. И главным из них является разгром и фрагментирование отрядов ИГ под Пальмирой и Дейр эз-Зором. Фактор ИГ как структурированная сила должен быть минимизирован в значительной степени. Иначе Дамаск и его союзникит все время будут получать удары в тыл в самое неудобное для этого время. Что касается Дейр эз-Зора, то необходимо возобновлять бомбардировки нефтяных месторождений, НПЗ и автоколонн с нефтью. Даже при условии того, что часть этой продукции опосредованно идет на нужды сирийской армии. Вся боеготовность ИГ в этом районе связана именно с торговлей нефтью. Параллельно с этим продолжать наносить авиаудары по «Джебхат ан-Нусре» в Идлибе и особенно в окрестностях Алеппо. При этом всячески стимулировать разрыв между Анкарой и Эр-Рияда всеми способами, начиная от дипломатических и заканчивая военными.

62.57MB | MySQL:101 | 0,662sec