Турецко-греческие отношения на современном этапе

Ярким показателем степени напряженности турецко-греческих отношений является инспекция главы Генштаба ВС Турции Хулуси Акара спорных островов Имиа (тур. Кардак)  в Додеканесском архипелаге в Эгейском море и реакция Афин на это действие. Греческие политические и военные круги не считают данный инцидент случайностью.

В 1996 году спор о территориальной принадлежности этих двух скалистых островков привёл к кризису в отношениях между Грецией и Турцией. В последствии после вмешательства НАТО и США конфликт был прекращен, однако в последние дни кризиса, 31 января 1996 года, в районе конфликта разбился вертолет ВМС Греции, погибли три греческих офицера. Причиной аварии были  названы технические проблемы.

Кроме этого, не запланированная, и как даже сами турецкие СМИ назвали сюрприз-инспекция, состоялась после решения Верховного суда Греции не выдавать Турции  восьмерых военнослужащих, обвиняемых Анкарой в причастности к попытке переворота в июле прошлого года. Министр национальной обороны Греции Панос Камменос назвал «провокационным» поведение Турции, которая постоянно нарушает воздушное и водное пространство страны.

Ожидаемая реакция Анкары была связана не только с резкими осуждениями такого решения, но и с не скрываемыми угрозами. Так, Министерство юстиции Турции направил повторный запрос об экстрадиции военнослужащих, а глава Министерства иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что «Греция не принимает даже минимальных мер по борьбе с терроризмом», а позиция греческого суда «открывает дорогу безнаказанности» и добавил, что Турция выйдет из договора c Грецией о реадмисcии нелегальных мигрантов.

Комментируя угрозы турецкой стороны Панос Камменос напомнил, что по беженцам Турция имеет три действующих соглашения: «Одно с Грецией о возвращении тех, кто не является беженцами, одно с ЕС и одно с НАТО, которое четко предусматривает, что спасенных в греческих или турецких водах возвращают в Турцию. Когда Турция угрожает Греции, она должна сначала обратиться к ЕС, с которой подписала и получила на «карманные расходы» 3 миллиарда евро, а также к НАТО»- заявил министр.

Надо отметить, что некоторые представители турецких политических кругов раскритиковали инспекцию начальника Генштаба ВС Турции. В то время как старший парламентарий от главной оппозиционной Народно-республиканской  партии назвал визит «туристическим», отставной полковник турецкого военно-морского спецназа Али Турксен, который сыграл ключевую роль во время кризиса 1996 г., умаляя эффективность усилий Хулуси Акара, утверждал, что греческие патрульные катера заблокировали его сход на остров. В ряде твитов, А.Турксен обнародовал кадры видеосъемки, подрывающие авторитет и имидж турецкой армии, в чём он, в частности, обвиняет Хулуси Акара и президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана.

Несмотря на это, как проправительственные, так и оппозиционные турецкие СМИ, в большинстве случаев,  интерпретировали инспекцию начальника Генштаба ВС Турции на спорные острова, как ответ на решение греческого суда. Оппозиционная светская газета «Сёзджу» охарактеризовала инспекцию как «предупреждение Греции», a на первой странице проправительственной газеты «Стар» было написано «угроза для Греции».

Журналист и писатель Ильнур Чевик в своей статье под заголовком «Меркель и Ципрас жертвы антитурецкого лобби» написал: «У нас есть информация, что, несмотря на давление, Ципрас был полон решимости сдержать свое обещание данное Турции, передать по крайней мере шесть из восьми военнослужащих, однако за 48 часов до приговора Верховного суда, его уговорили не вмешиваться». Как дальше пишет журналист, давление было со стороны ЕС, особенно, Германии.

По мнению эксперта по Ближнему Востоку Серкана Демирташа, инцидент на Эгейском море может открыть новый этап напряженности между Анкарой и Афинами: «На этом фоне визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию 2 февраля, получает более большую значимость. Вопрос мигрантов номер один в повестке визита, однако новое развитие турецко-греческих отношениях, несомненно, внесёт трудности в переговорный процесс».

Некоторые турецкие СМИ, ссылаясь на источники в Минюсте, распространили информацию, что за последние 10 лет Греция отвергла запросы Турции о выдаче  «50 террористов, большинство из которых являются членами РНОПФ (Революционная народно-освободительная партия-фронт — придерживается радикальной марксистско-ленинской идеологии-авт.)».

Надо отметить, что в Турции начиная с 1980-х годов обвиняют Грецию в поддержке РНОПФ и Рабочей партии Курдистана (РПК). Несмотря на закрытие лагеря для беженцев в Лаврионе в 2013 году «Греция продолжает оставаться главным пунктом назначения для террористов РНОПФ»,- пишут турецкие СМИ.

Журналист И.Чевик так же отмечает. «В Греции некоторые считают, что враг моего врага, мой друг. Они ошибаются. Мы не враги. Однако если Греция продолжит выбранную тактику, мы нанесем ответный удар. Визит Акара был всего лишь посланием. Будем надеяться, что они поняли».

То, что в турецко-греческих отношениях всегда первоочерёдным вопросом является кипрский конфликт общеизвестный факт. Кроме того, что инспекция Х.Акара на спорные острова, состоялся после решения Верховного суда Греции, этому инциденту предшествовала также важная и многообещающая Женевская конференция по Кипру, которая как отмечают эксперты, закончилась с нулевым результатом.

Предполагалась, что представители двух общин разделенного острова — лидер греков-киприотов Никос Анастасиадис и лидер турок-кипритов Мустафа Акынчы — совместно со странами-гарантами (Грецией, Турцией и Великобританией) попытаются принять окончательное решение о воссоединении. Однако после завершения мероприятия было объявлено, что «перeговоры продолжатся».

Греки-киприоты настаивают на том, что воссоединение острова и создание федеративного государства возможно лишь при выполнении двух условий: Великобритания, Греция и Турция отказываются от роли стран-гарантов безопасности Кипра, кроме того Анкара отзывает своих военный контингент — сегодня в северной части острова находятся около 35 тысяч турецких военнослужащих. Оба эти условия турки-киприоты считают неприемлемыми. Возможно, в качестве компромисса турецкое военное присутствие будет просто значительно сокращено — до 10 тысяч человек. И Анкара также продолжит гарантировать безопасность, но не всего острова, а лишь северной его части.

Между тем объединение Кипра возможно лишь в том случае, если с условиями согласятся все страны-гаранты. А их позиции серьезно различаются. Великобритания, некогда огромная колониальная империя, не проявляет практически никакого интереса к решению кипрского вопроса — по крайней мере до тех пор, пока она может сохранить на острове две свои военные базы.

По сравнению с другими странами-гарантами, Турция намного больше вовлечена в урегулирование кипрского конфликта. Причины довольно очевидны. Турция, безусловно, улучшила бы свой имидж на международной арене, если бы внесла вклад в разрешение продолжающегося уже несколько десятилетий противостояния. Также, скорее всего, последовало бы открытие новой главы в переговорном процессе о вступлении Турции в Евросоюз, который до сих пор блокируется Кипром.

Турецкий журналист Юсуф Канлы, известный своей лояльностью к правительству,  считает, что «настало время применить модель Косова для Кипра. Возможно, Анкара должна отказаться от политики восприятия Северного Кипра как дружественной страны, и достичь для нее статуса автономной области под турецким мандатом»- пишет Ю.Канлы.

По мнению эксперта по внешней политики Турции Яхьи Бостана, для достижения выгодных для Турции результатов по Кипру, надо подождать пока не стабилизируется ситуация в Восточной Европе. «Работая в более тесном сотрудничестве с Турцией, Россия становится все более заметным игроком в Восточной Европе. Для турок, прежде чем принимать какое-либо решение лучше подождать и увидеть, как развивается борьба за власть между Брюсселем и Москвой. Учитывая недальновидность ЕС, в результате чего Болгария начала двигаться по направлению к России, вполне возможно, что то же самое может быть в Греции. Есть действительно сильные признаки того, что влияние России над Афинами растет. В течение 40 лет мы пытались и не смогли решить проблему Кипра с Западом. Почему бы Турции и России, чьи лидеры сыграли решающую роль в Сирии, не работать вместе для установления прочного мира на Кипре?»,- пишет эксперт.

62.64MB | MySQL:101 | 0,492sec