О реакции на Ближнем Востоке на антиммиграционные меры администрации Д.Трампа

28 января президент США Дональд Трамп  подписал указ, приостанавливающий прием США беженцев из других стран. Указ, по его словам, призван «не допустить в страну радикальных исламских террористов». В соответствии с указом для граждан ряда мусульманских государств введен 90-дневный запрет на въезд в Соединенные Штаты. В «черный список» попали Иран, Ирак, Сирия, Йемен, Ливия, Судан и Сомали. В дискриминационный список не были внесены граждане монархий Персидского залива. 30 января состоялись достаточно важные телефонные разговоры короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза с президентом США Д.Трампом и нового шефа Пентагона генерала Джеймса Матиса с министром обороны КСА, наследником наследника престола Саудовской Аравии принцем Мухаммедом бен Сальманом. В первом разговоре Д.Трамп предложил саудовскому королю создать зоны безопасности для беженцев в Сирии и в Йемене (?!). Последнее предложение особенно любопытно, так как именно саудовские бомбардировки и привели к гуманитарной катастрофе в этой стране. При этом, по мнению ряда комментаторов, саудовский король получил огромное облегчение от того, что граждане его страны не внесены в «запретный список» для посещения США. В ходе разговора он даже не затронул проблему дискриминационного запрета на посещение США гражданами других исламских стран. В то же время именно к Саудовской Аравии в Вашингтоне высказывались наибольшие претензии по поводу участия граждан этой страны в терактах 11 сентября 2001 года. В октябре прошлого года американским Конгрессом был даже принят «Акт справедливости о противодействии спонсорам терроризма» (JASTA).

Своим указом новый президент США подтвердил репутацию «человека дела»  — лидера, который делает ровно столько, сколько обещает.

Данное качество свидетельствует о личной порядочности американского президента, что не всегда к месту для политика. Тем более, когда дело касается такого чувствительного региона как Ближний Восток.  В ряде стран, включенных в дискриминационный список (Ирак, Сирия, Ливия) действительно сложилась крайне неблагополучная ситуация, связанная с военно-политическими конфликтами, ведущая к появлению и расцвету террористических организаций. Однако виноваты в этом, прежде всего, сами Соединенные Штаты, подорвавшие хрупкую государственность в этих странах и способствовавшие своей политикой их распаду.

Вторым важным выводом, который можно сделать из указа президента Д.Трампа, является то, что антииранская направленность новой администрации, до того просматривающаяся лишь гипотетически, начала материализоваться. Отметим,  что Иран является достаточно стабильным и спокойным государством, в котором террористические проявления имеют место только в провинции Систан и Белуджистан. В США проживает достаточно многочисленная иранская диаспора (около 1,5 миллиона человек), многие представители которой не имеют американского гражданства и живут по тем самым green card. В американских университетах, несмотря на сложные политические отношения между странами, проходят обучение десятки тысяч студентов из ИРИ. Неслучайно поэтому, что включение иранских граждан в санкционный список является демонстративно враждебной мерой.

Вполне закономерно, что указ Д.Трампа вызвал крайне негативную реакцию в Иране. Новую американскую инициативу осудил президент ИРИ Хасан Роухани. Он, в частности, отметил: «Сегодня не время возводить стены между нациями. Американцы забыли, что Берлинская стена рухнула более двадцати лет назад. Сегодня – время добрососедства»(1). Касаясь выхода США из Транстихоокеанского торгового партнерства, Х.Роухани сказал: «Разрыв торговых соглашений не способствует глобальной экономике и ее развитию». Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф написал 29 декабря в своем «Твиттере»: «Запрет на въезд мусульман будет отмечен в истории как большой дар для экстремистов и для тех, кто их поддерживает». Он продолжил: «Запрет на въезд мусульман показывает необоснованность заявлений США о дружбе с иранским народом и о том, что все проблемы у американцев существуют только с нашим правительством». Влиятельный советник верховного лидера ИРИ по внешней политике Али Акбар Велаяти подчеркнул, что «Гордость иранцев заключается в том, что они не нуждаются в одобрении своей политики со стороны такого неуравновешенного типа как Трамп. Несомненно, подобные меры нанесут ущерб будущему Соединенных Штатов». Спикер иранского парламента Али Лариджани осудил указ Д.Трампа, подчеркнув, что «Он разоблачает насильственный и расистский дух американского президента». Он добавил, что американское правительство «боится даже собственной тени» (2).

Иранские СМИ, как консервативные, так и либеральные, продемонстрировали редкое единодушие в оценке последних мер правительства США. Впрочем, ряд масс-медиа поспешили воспользоваться указом Д.Трампа в целях внутриполитической борьбы. Так газета «Кейхан», известная своей жесткой консервативной позицией, отметила: «Сложившаяся сегодня ситуация является результатом слабости, проявленной в свое время нашей переговорной командой и результатом ее доверия к фальшивым обещаниям Соединенных Штатов»(3). На указ Д.Трампа откликнулась и еще одна консервативная газета «Ватан-э-эмруз», издающаяся сторонниками бывшего президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада: «Вопрос заключается в том, что ситуация ухудшилась после принятия Всеобъемлющего плана действий. Настало время для правительства изменить свою политику по отношению к Соединенным Штатам, одновременно правительство должно дать отчет, что именно его действия привели к нынешнему ухудшению ситуации»(4).

Столь же резко отрицательную реакцию дискриминационные меры администрации меры Д.Трампа вызвали и в Ираке. Однако здесь к ним присоединилась отрицательная реакция на недавнее заявление президента США о том, что американцы после оккупации Ирака в 2003 году должны были взять под свой контроль его нефтяные месторождения и нефтяную промышленность. Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади так прокомментировал заявление Трампа: «Мы не поняли, что этим хотел сказать американский президент. Может быть, по его мнению, американцы в 2003 году должны были взять под контроль  нашу нефть, чтобы предотвратить ее попадание в руки «Исламского государства» в 2014? В любом случае, согласно нашей конституции, нефть  Ирака принадлежит его народу»(5). Дополнительно подлило масла в огонь намерение администрации Д.Трампа перенести американское посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Эта мера вызвала резкую критику со стороны лидера шиитского движения «Ахрар» Муктады ас-Садра. М.ас-Садр, известный своей патриотической позицией, назвал намерение Д.Трампа «объявлением войны исламу, еще более откровенным, чем прежде». Он добавил: «Если это произойдет, я считаю необходимым создание специальной бригады для освобождения Иерусалима». Затем М.ас-Садр предложил Лиге арабских государств либо самораспуститься либо «занять четкую позицию, чтобы противостоять неприкрытой агрессии». Необходимо отметить, что провокационные заявления в отношении Ирака (в частности по нефти) в настоящее время не в интересах самих США в этой стране. Американская администрация озабочена усилением иранской роли и влияния в Ираке. Исходя из этого, она должна привлекать на свою сторону иракскую элиту «пряником», а не оскорблять ее достоинство. В то же время даже считающийся наиболее прозападным Х.аль-Абади в таких условиях вынужден будет укреплять связи с Тегераном.

Новая американская администрация начинает свою внешнеполитическую деятельность на Ближнем Востоке с резких и не очень хорошо просчитанных шагов. Подобное поведение может осложнить и без того кризисную и запущенную ситуацию в регионе.

 

 

  1. https://www.tasnimnews.com/fa/news/1395/11/09/1309815
  2. http://www.entekhab.ir/fa/news/320069
  3. http://kayhan.ir/fa/news/96446
  4. http://www.vatanemrooz.ir/newspaper/page/2086/1/171183/0
  5. http://www.truthdig.com/report/item/trump_endangering_us_troops_in_iraq_essentially_islamic_state_20170126
62.54MB | MySQL:101 | 0,513sec