Обзор результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас». Часть 9

Продолжаем обсуждение результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас» с очередного раздела, посвященного вопросам самоидентификации и отношений в турецком социуме.

И здесь, прежде всего, респондентам задают вопрос, с кем бы по соседству они не хотели жить. С учётом прочно укоренившегося за рубежом мнения о турецком гостеприимстве и готовности соседствовать с кем угодно, «лишь бы человек был хороший», вопрос – более чем интересный.

Ответы на него выглядели следующим образом: с людьми иных сексуальных предпочтений – 32,6%, с культурными отличиями – 20,6%, с гражданами других стран – 17,2%, с исповедующими другую религию – 14,0%, с представителями других этносов – 9,6%, с представителями других сект (очевидно, имеются в виду направления ислама-авт.) – 6,0%. Итак, отметим два обстоятельства. Первое – невзирая на то, что турецкое общество может посмеиваться над различными меньшинствами, когда их показывают по телевизору (к примеру, в ток-шоу) и находить их забавными – этот юмор относится лишь к телевизионной картинке. В жизни все куда как менее терпимо, особенно, если говорить о турецкой провинции. Второе – невзирая на свое знаменитое гостеприимство, заметный срез турецкого общества не приемлет чужаков, ни этнических, ни культурных, ни религиозных.

Далее, был поставлен вопрос о свободе самовыражения. Были перечислены различные группы населения страны и предложено ответить утвердительно или отрицательно на вопрос, испытывают ли они в этом вопросе трудности. Результаты выглядят следующим образом (приводим число ответивших утвердительно): курды – 51,4% (сказали «да», у курдов есть проблема), религиозные люди – 42,0%, кемалисты – 37,9%, женщины – 50,3%, имеющие «другие сексуальные предпочтения» — 49,3%, алавиты – 48,2%, меньшинства (без уточнения того, какие именно) – 43,5%, представители религиозных джемаатов (то есть, общин) —  37,6%. Переводя цифры в умозаключения, можно заметить, что тысяча опрошенных респондентов в целом уверена в наличии серьезных проблем в самовыражении почти у всех срезов турецкого общества. То, насколько это восприятие соответствует действительности – отдельная тема.

Следующим вопросом был тот, какое выражение наилучшим образом характеризует состояние современной Турции – «религиозная» или «светская». И здесь был получен следующий ответ: за религиозный вариант высказалось – 58,3% опрошенных, в пользу светского – 41,7%. Интересно посмотреть по срезам общества, кто в чем из этого убежден?

Большинство лишь одной группы – националистов – определило Турцию как светское государство (55,3%). Все остальные высказывались в пользу религиозного варианта: социалисты – 73,5%, консерваторы – 64,6%, религиозные люди – 64,3%, республиканцы и кемалисты – 56,1%, социал-демократы – 53,2%. И то же самое с точки зрения партийной принадлежности: Партия демократии народов – 68,9%, Партия справедливости и развития – 59,1%, Народно-республиканская партия – 57,9%, Партия националистического движения – 56,4%. Вывод здесь прост, большинство опрошенных, вне зависимости от своих взглядов, сходятся во мнении о том, что Турция – религиозное государство, при том что вторая (неизменяемая) статья Конституции определяет страну как светское государство. Также отметим, что число считающих страну – клерикальным государством от года к году растет – так, в 2015 году их было 53,4% (то есть, рост за год составил практически 5%).

Далее, респондентам было предложено отнести страну к западной или восточной цивилизации. И здесь мнения разделились следующим образом: за Запад высказалось – 51,6%, за Восток – 48,4%. В прошлом году эти цифры составляли 49,0% и 51% соответственно. Интерпретировать этот результат можно по-разному. Однако, представляется, что в рамках десятилетиями существовавшего в стране кемализма, как официальной идеологии, ответ был бы на данный вопрос однозначен – Запад и только Запад. Здесь же прочитывается не только и не столько охлаждение отношения к Западу, сколько смена идеологии страны, в принципе, на поиск своей идентичности и будущего на Востоке. Из числа опрошенных, с точки зрения партийной принадлежности лишь большинство националистов высказались за Восток – 58,4%. Все остальные пока всё же высказываются за Запад: курды – 54,9%, правящая партия – 50,8%, республиканцы – 50,0%. Так что, наличие серьезного «дуализма» в обществе – налицо.

Но организаторы опроса на этом не останавливаются и копают глубже, в частности, предлагая отнести страну либо к Европе, либо к Ближнему Востоку. И здесь, в целом, наблюдается схожая картина с «Западом – Востоком», то есть — разлома где-то посередине. За Европу высказалось 50,4% опрошенных, за Ближний Восток – 49,4%. Нейтрально выглядящие цифры по факту таковыми не являются. В былые годы доминирования кемализма было бы просто немыслимым, если такая значительная доля населения не отождествляла бы себя с Европой. При этом, что характерно именно религиозный срез общества (57,9%) и сторонники правящей Партии справедливости и развития (59,1%) больше всего считают себя европейцами. Светские слои общества и оппозиционные партии, получается, так не думают. За Европу «проголосовало»: от националистов – 48,2%, от республиканцев – 38,3%, от курдов – 36,1%. То есть, налицо та картина, что правящая партия, проводящая курс, наталкивающийся на высокий градус критики со стороны Европы, склонна считать, что именно этот курс является «европейским». В то время, как все сторонние наблюдатели указывают на обратный вектор движения страны.

42.37MB | MySQL:87 | 0,814sec