Россия активизирует усилия на афганском направлении

«Россия вновь посягает на Афганистан, что может помешать попыткам США укрепить хрупкое кабульское правительство, покончить с живучим повстанческим движением «Талибан» и завершить самую долгую войну Америки», — пишет The Wall Street Journal. По словам издания, в прошлом месяце Кремль раскрыл подробности своих контактов с талибами. Российские власти заявляют, что они делятся информацией и оказывают стратегическую помощь радикальному движению в его борьбе с местным отделением «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)), которому удалось окопаться в провинции Нангархар. При этом российский посол в Афганистане Александр Мантыцкий и другие чиновники подчёркивают, что Москва не снабжает движение деньгами или техникой. Представитель талибов Забиулла Муджахид также описывает эти отношения, как «сугубо политические». Но обнародование этой информации совпало с другими шагами России в Афганистане. Как и на Ближнем Востоке, и в Европе, эти действия направлены на подрыв американского влияния и поиск регионального паритета с Вашингтоном, утверждает издание.

В данном случае, конечно, американские СМИ подняли тревогу не просто так. За подобного рода публикациями с большей долей вероятности стоят люди из силового блока США. И причина их озабоченности понятна. Даже по тем косвенным данным, которыми они обладают в основном через посредство обмена разведданными с афганскими партнерами, вырисовывается ясная перспектива образования очень интересной конфигурации в Афганистане, которая может самым серьезным образом помешать реализации планов Вашингтона и Кабула. Усилия Москвы в Афганистане, что является абсолютно логичным с учетом важности этой страны для сохранения стабильности в регионе Центральной Азии, направлены не столько против ИГ, сколько для установления четкого баланса внутриафганских сил, способных гарантировать стабильность в стране. Складывающийся альянс, который сейчас так беспокоит американцев, это Россия, Иран, часть «Талибана», Пакистан и Китай. По данным американцев, Москва последовательно наращивает свои контакты с талибами из т.н. «Кветтской шуры». По тем же сведениям, представители ГРУ МО РФ недавно встречались с функционерами талибов из этой группы в Лахоре или Пешаваре. И якобы во время этой встречи Москвой были даны заверения в увеличении военной помощи талибам. Выразим очень серьезные сомнения в достоверности этой информации. Просто потому, что основными ее поставщиками являются ушлые афганские спецслужбы, которые подсовывают своим американским союзникам ангажированную дезинформацию, точно рассчитывая и воздействуя на их «болевые точки». При этом мы убеждены, что такие контакты между российскими спецслужбами и талибами действительно существуют. И начались они не вчера. По данным французских разведывательных источников, они начались еще в период главенства в «Талибане» Ахтара Мансура, с которым представители ГРУ встречались в Иране. И, кстати, сразу же после этого глава талибов заявил публично, что «движение ни в коем случае не собирается заниматься экспортом исламистской революции на центральноазиатское пространство». Вот это, собственно, и является генеральной задачей Москвы в построении своей политики на афганском направлении.

Но в данном контексте совершенно очевиден важный момент. Контакты Москвы с талибами надо рассматривать только в совокупности с, как минимум, «общностью интересов» РФ с Ираном, Пакистаном и КНР на афганском направлении. В общем-то, неслучайно недавно в Москве собирались на конференцию по афганскому урегулированию именно пакистанцы и китайцы. Какие-либо контакты с талибами и тем более продуктивные контакты о выстраивании общей политической позиции были бы мало реальны без соответствующей поддержки со стороны иранских и пакистанских спецслужб. То, что между двумя последними существует тесное взаимодействие, несмотря на попытки ряда западных спецслужб вбросить дезинформацию о кардинальных противоречиях между ними, это уже факт. И оружие талибам из отрядов «Кветтской шуры» при полном содействии пакистанских спецслужб поставляют именно Иран. И тренируются талибы в лагерях на иранской территории. В обмен, в том числе, и на пакт о ненападении между лояльными Тегерану хазарейцами и талибами. О том, что такой альянс существует и действует говорит и еще один факт: оказание прямой военной помощи со стороны Тегерана фракции «сеть Хаккани», что особенно явственно проявилось в последние месяцы. А это жестко пропакистанская фракция. Этот вариант помощи оценивается в Кабуле, как крайне серьезный. Недаром афганские спецслужбы резко активизировали в последнее время канал неформального диалога с иранскими коллегами, стараясь убедить их в том, что необходимо отказаться от оказания прямой поддержки пропакистанским фракциям талибов. В частности, глава афганской разведки Масуд Станекзай по личному распоряжению афганского президента А.Гани несколько раз встречался за последние месяцы с руководством иранского КСИР. Но пока безуспешно. Москва и Пекин в данном случае подпирают этот союз в основном политическими методами. В частности, Москва довольно долго блокировала попытки афганского правительства снять санкции ООН с лидера группировки «Хезб-э-Ислами» Гульбеддина Хекматияра, что, по оценке Вашингтона и Кабула, является ключевым условием мирного соглашения между Кабулом и боевиками. Но «нужное голосование» Москвы и КНР в Совбезе ООН по вопросу Г.Хекматияра появилось не просто так. В Москву наконец-то приезжает министр иностранных дел Афганистана, и российская сторона безусловно делает аванс с учетом проявления желания Кабула наконец-то учитывать в своих планах внутриафганского урегулирования интересы и других, кроме американцев, игроков.

Безусловно, что альянс России-Ирана-Пактистана и КНР противостоит попыткам Вашингтона-Кабула (с привлечением Дохи, которая и стоит за «афганским ИГ») монополизировать площадку внутриафганского урегулирования. Афганское руководство, в общем-то, очень серьезно подставило предыдущую администрацию США, убедив ее в том, что в деле внутриафганского примирения можно обойтись и без Исламабада. Кабул и Вашингтон сейчас однозначно столкнулись фактически с нереальностью осуществления такого сценария. Отсюда и поиски компромисса через Москву в попытках повлиять через нее в нужном ключе на Иран. Американцы в этой связи серьезно раздражены. ЦРУ США, кстати, полагает, что основным проводником «деструктивной политики Москвы в Афганистане» является специальный представитель президента РФ по Афганистану З.Кабулов, которого они числят чуть ли не кадровым офицером «советского КГБ в 1980-90 годах». По этой версии именно он руководит группой военных российских советников в посольстве РФ в Кабуле. Но это все мало имеет отношения к реальности. Главное в данном случае это то, что очередная ошибка в стратегическом планировании руководства США ставит на повестку дня вопрос об увеличении американского военного континента в Афганистане, который на сегодня и так составляет 8400 человек. Альтернативой этому является только создание всеобъемлющего переговорного формата по внутриафганскому урегулированию всех внешних игроков.

62.7MB | MySQL:104 | 0,781sec