Почему США пока не включили в список террористических организаций КСИР и «Братьев- мусульман»

На прошлой неделе Белый дом чуть не выпустил указ о расширении черного списка «террористических организаций». Эта мера должна была коснуться двух серьезных глобальных групп — иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и «Братьев-мусульман». Практически в последнюю минуту в дело вмешались силовики в лице Пентагона и ЦРУ, в результате чего окончательное решение по этому вопросу было отложено. Сразу же скажем, что безусловно на Ближнем Востоке существуют силы, которые бы приветствовали такой шаг Вашингтона — это прежде всего Израиль и аравийские монархии, но вот последствия этого  самым серьезным образом бы сказались бы на попытках американцев проводить свою политику в регионе. КСИР, который был организован после свержения шаха как некая альтернатива иранской армии, в настоящее время играет одну из ведущих ролей не только собственно в военных вопросах, но и чисто экономических и коммерческих. КСИР в настоящее время — это серьезная экономическая организация, которая контролирует и владеет принципиальными активами в оборонной отрасли и тяжелой промышленности. Та самая борьба внутри иранской элиты между «умеренными» и «ястребами», а к последним относят прежде всего ксировцев, собственно есть драка за контроль над выходящий из-под международных санкций иранский сектор углеводородов, а никак не за путь развития страны, как в этом убеждены некоторые западные политологи. В данном случае надо осознавать, что общее настроение иранской элиты — это стремление выхода на международные финансовые и экономические рынки, и суть вопроса — кто будет контролировать ключевые сектора иранской экономики в этих новых условиях. . И идеология в данном контексте лишь повод для обоснования этой борьбы, а реально она ничего не значит. Хорошим доказательством этого является совершенная в конце прошлого года сделка по продаже двадцати авиалайнеров «Боинг» именно в интересах КСИР. И крики про «большого сатану» в этот момент никого не волновали, хотя логичнее было бы предположить, что с учетом своей жесткой антиамериканской ангажированности ксировцы должны были принципиально покупать лайнеры только у европейцев. Внесение КСИР в список террористических организаций формально должно означать ограничение его экономической активности, а также фактический заперт для иностранных фирм и структур вести бизнес с ним. Отметим, что КСИР владеет несколькими холдингами, и в этой связи имеет множество аффилированных с ними компаний. На кого же тогда направлен этот удар? Прежде всего на европейские компании, которые получили после заключения сделки по иранской ядерной программе  (ИЯП) наибольшие по сравнению с американскими коллегами возможности для входа на иранский рынок. Американский бизнес в данном случае в Иране имеет несравненно меньшие интересы, чем европейский. И антииранская риторика Д.Трампа, а внесение КСИР в «черный список» — одно из  проявлений американо-европейской конкуренции, которое используется исключительно лишь как средство давления на Брюссель, проявляющий явное неуважение к новому хозяину Белого дома. Вообще все шаги президента США пока демонстрирует нам преобладание в них жесткого коммерческого расчета по принципу «выгодно — невыгодно». Только учитывается в данном случае интересы не одной промышленной группы или банка, а экономики целой страны.

При этом позиция американского силового блока в данном случае абсолютна логична: в нем исходят из своих практических интересов на полях сражений в Сирии и особенно — в  Ираке. Иракская шиитская  милиция, которая имеет не просто тесные, а определяющие ее политику и действия связи с КСИР,  официально входит в структуру вооруженных сил страны, активно участвует в штурме Мосула и блокировании путей коммуникаций между сторонниками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)  в этом городе и Раккой. И раньше, и сейчас особенно,  американские советники и военные неофициально, но очень плодотворно сотрудничают с шиитской милицией  в рамках совместных операций против ИГ. Под плотной опекой КСИР находятся и основные спецслужбы Ирака. Если подходить к предполагаемым санкциям неформально, то во-первых, полностью нарушается вся координация на поле боя и максимально осложняется работа американцев в действующих армейских иракских частях  и вообще статус их пребывания в этой стране. А, во-вторых, надо накладывать санкции и штрафы на всю иракскую правящую верхушку, нефтяной сектор страны  и прекращать экспорт оружия в иракские вооруженные силы. В Ливане под санкции попадает вся исполнительная и законодательная власть в силу наличия в ней представителей «Хизбаллы», которые не скрывают своих тесных связей с КСИР. В Йемене американские силовики должны изменить своей концепции, согласно которой проиранские  хоуситы рассматриваются как естественный противовес салафитам и исламистским радикалам. И действуют они на этой площадке при безусловной поддержке КСИР и той же ливанской «Хизбаллы». Надо рвать все отношения и с Маскатом, в котором КСИР чувствует себя как дома, накладывать эмбарго на банковскую систему в ОАЭ, которая обслуживает КСИР. И так далее, и тому подобное.

Что же касается   «Братьев-мусульман», то вопрос стоит еще более остро. В данном шаге Д.Трампа просчитывается стремление полностью искоренить бытовавшую во времена Б.Обамы и Х.Клинтон теорию в Госдепартаменте США о том, что именно «ратья-мусульмане» придут на смену одряхлевшим элитам в странах Ближнего Востока, и соответственно их надо воспринимать как партнеров.  Этим моментом, в частности, объяснялось и резкое охлаждение отношений Вашингтона с Каиром, после того как военные свергли ставленника «братьев» президента М.Мурси в 2013 году. Но главными спонсорами этого движения являются два ключевых игрока на Ближнем Востоке  в лице Турции  и Катара. В случае внесения «братьев» в «черный список» под автоматические санкции должны попасть не просто отдельные структуры этих стран, но и их правительства. Тем более, что правящая в Турции Партия справедливости и развития позиционирует себя как часть этого движения.  В Йемене такой шаг ставит вне закона партию «Ислах», с помощью племенных ополчений которой т.н.  «аравийская коалиция» пытается разгромить мятежников-хоуситов. В Марокко, Тунисе и Иордании «братья» официально присутствуют в парламентах. Такой шаг Вашингтона автоматически ставит под санкции государственные органы этих стран.  При этом Тунис сейчас рассматривается Вашингтоном как главный вне рамок НАТО партнер в вопросах безопасности в Африке. И это не говоря уже о серьезных массовых волнениях в этих странах в случае принятия этого решения.

Другими словами, пока предполагаемый шаг Вашингтона по расширению «черного списка» более напоминает блеф. Сомнительно, что там собрались люди, которые не просчитывают очевидные риски такого шага. Значит, делается нехитрая комбинация, которая подвешивает в воздухе две противоположные по своей идеологии, и глобальные и системообразующие силы на Ближнем Востоке и их государства-спонсоры. Цель все та же — подмять под себя режимы соответствующих стран в случае с «братьями», и еще раз усилить давление на европейцев через Иран — в случае с КСИР.

62.35MB | MySQL:101 | 0,515sec