Смена идеологии в Турции: культ Ататюрка уступает места культу Эрдогана

После попытки государственного переворота 15 июля 2016 г. дискуссии в экспертных кругах о конструировании новой Турции стали все более активными и обоснованными. В новой Турции меняется всё, начиная с фундаментальных институтов, заканчивая символикой Турции. Текущие перемены в полной степени укладываются в проект правящей Партии справедливости и развития  «Построим новую Турцию». Краеугольным камнем новой Турции является классическая  концентрация политической власти в руках одного человека, а конкретней президента страны  Реджепа Тайипа Эрдогана.

Важнейшим и ярчайшим показателем является нынешнее положение турецкой армии. Достаточно мельком пройтись по истории Турции, чтобы понять, какое важное значение имела турецкая армия. Она  была полностью независимой структурой, которая не подчиняется иным государственным учреждениям. Образ турецкого солдата, как главный символ светскости Турции более не является таковым. Происходит смена и изменение роли основной идеологии страны — кемализма.

Из политической арены устраняются силы, которые имеют или возможно в будущем будут  иметь влияние на политику страны. Практически та же ситуация была и в 1925 году на первом этапе создания Турецкой Республики. То есть, создаётся однопартийная система, которому присуще элементы авторитарного государства, как например, объединение государства и партии, или возникновение культа личности.

По мнению ряда экспертов, важное значение и воздействие на текущий процесс имеет демографические тенденции в стране. Если до 1960-х в турецких городах в основном проживали более интеллектуальные, прогрессивные горожане с светскими идеями, то начиная с 1960-х значительные массы деревенских жителей, которые являются малообразованными, в достаточной степени религиозными, для которых чужда светскость кемализма,  стали переезжать в города, таким образом изменяя облик субъекта политической арены Турции. Именно это масса является главным избирателем партии президента страны, и именно она вышла на улицы 15 июля «во имя Аллаха и демократии», как декларировал Р.Т.Эрдоган. Надо отметить, что электорат ПСР, это не только силы с традиционными взглядами, но объединяющие ислам с дискурсом демократии.   Таким образом в Турции демократия превращается в один из инструментов ислама, или наоборот.

Свою компанию президентских выборов августа 2014 г. Р.Т.Эрдоган начал с городов Самсун, который находится на берегу Чёрного моря, и Эрзурм, на северо-западе страны. Такой выбор был не случайным. Именно эти два города были первыми остановками Мустафы Кемаля Ататюрка, когда он начал войну Турции, которую турецкие историки называют «войной за независимость против оккупационных армий» в 1919-1922 гг.

По мнению специалиста по внешней политики Турции, автора ряда книг Мустафы Акёла, Р.Т.Эрдоган применяет так же классический кемалистский метод делегитимизации противников — осуждая их как внутренних врагов и агентов «темных иностранных держав». «Эрдоган, который, когда-то сам являясь мишенью конспиративных повествований был против подобных мер, быстро принял их во время протестов парка Гези и перенёс на новый уровень с момента начала противостояния с движением Гюлена».

Сторонники президента  создают культ Р.Т.Эрдогана, прославляя его как «спасителя, которого народ ждет уже в течение многих столетий». Они используют кемалистские лозунги меняя некоторые слова. Так, «Atam izindeyiz» (Мы следуем стопам Отца) переменился на «Adam izindeyiz» (Мы следуем стопам Человека).

Р.Т.Эрдоган, уже на посту президента, начал применять метод «объединения власти», который был принципом и целью Ататюрка на протяжении всей его жизни. Таким образом, прямо противопоставляется принцип Монтескье — «разделения власти», как главное определение и основа демократии.

Р.Т.Эрдоган и его сторонники отрицают существование проекта «трансформации общества» или «социального проектирования»- термин традиционно используемый для определения культурной революции Ататюрка и его последователей. Однако очевидно, что общество Турция 21-ого века гораздо трудно управляемое, чем в начале 20-ого века, учитывая сегодняшнее разнообразие гражданского общества, возможности СМИ и широкий доступ к глобальному миру.

Мустафа Акёл счиатет, что есть достаточно оснований полагать, что у ПСР и Р.Т.Эрдогана есть проекты по социальной трансформации. «Важным показателем этого является то, что провозглашенная цель “восстание благочестивого поколения” и связанные с ним планы, ввелись в образовательную систему. Опасения, что Турция может превратиться в шариатскую страну, как Саудовская Аравия, надуманны. Однако если Эрдоган останется у власти еще 10 лет, вероятно консервативно-исламская идентичность будет доминировать как в государственной, так и в общественной сфере- как когда-то доминировала светская идентичность»,- добавляет специалист.

Турецкие аналитики также отмечают, что президент страны избегает использовать имя Ататюрка, и вместо этого предпочитает называть первого президента Турции по имени Мустафа Кемаль или Гази Мустафа Кемаль. Известный журналист Тайфун Атай, даёт такое объяснение: «Потому что он (ред. Р.Т.Эрдоган) признаёт Мустафу Кемаля, который исполнял джихад во имя Аллаха и этим удостоился названия Гази. Однако, он избегает произнесения имени Ататюрк, которое Мустафа Кемаль взял для легитимности захоронения османской истории. В исламско-османском менталитете Ататюрк является перевёрнутым (öteki) Мустафой Кемалем».

В одном из своих редких интервью шейх Накшбандийского ордена Мухаммад Назим аль-Кубруси (Накшбандия суфийское братство- тарикат) сказал։ «Мы признаём Мустафу Кемаля призывающего на священную войну во имя Аллаха и носящего колпак. Но мы не принимаем “перевёрнутого”, кто запрещает фески и арабские буквы». Здесь важно отметить, что нынешний президент Турции Р.Т.Эрдоган в начале своей карьеры принадлежал именно суфийскому братству Накшбандия.

В своей статье «Переход из кемализма в погонах в кемализм в мантии?» турецкий журналист, писатель, внук одного из главных организаторов Геноцида армян Ахмеда Джемаль-паши Хасан Джемаль пишет: «В новой Турции Эрдогана нет уважения к демократии и закону. Символика новой Турции авторитарность и бестактность. Принижая Ататюрка, Эрдоган рассматривает себя выше него».

Иронично, что новые власти Турции, которые яро критикуют политику первых лет Турецкой Республики, поступают именно так, как когда-то единомышленники Ататюрка. 1930-х годах по всей Турции было столько памятников Ататюрка, что в сознании общества «Ататюрк» и «статуя» стали синонимами.

Однако надо отметить, что при жизни например не существовало учебных заведений имени Ататюрка, а сегодня в Турции существует университет имени Р.Т.Эрдогана. Недавно в турецких СМИ появилась информация, что премьера фильма «Вождь» (Reis), посвященная жизни и деятельности президента страны, состоится 3 марта. Конечно, дата не случайная. В преддверии конституционного референдума такая картина более воодушевит последователей президента, которые уже охарактеризовали фильм не только как история об Эрдогане, но и  об истории Турецкой Республики.

«Мы можем констатировать факт, что сегодня- спустя сто лет, в Турецкой Республики идёт процесс становления другого культа личности руками тех самых людей, которые десятилетиями высмеивал культ Ататюрка»,- пишет Мустафа Акёл. Статуи уже вышли из моды, появляются другие формы искусства, которые более эффективны для воздействия на мнение общества, а фильм «Вождь» это только начало.

62.53MB | MySQL:101 | 0,539sec