Алжирская СГПД: новые штрихи к «портрету»

Салафистская группа проповеди и джихада /СГПД/ — одна из наиболее одиозных группировок религиозных экстремистов из числа действующих в Алжире — с момента «официального» выделения в сентябре 1998 году из состава Вооруженной исламской группы /ВИГ/ неоднократно заставляла говорить о себе. Чем же выделилась она среди себе подобных?

Во-первых, тем, что СГПД была создана по прямому указанию «террориста номер 1» Усамы бен Ладена, что указывало на ее прямую связь с «Аль-Каидой». Последнее обстоятельство было подтверждено осенью прошлого года, когда алжирские силы безопасности выследили и уничтожили эмиссара «Аль-Каиды», йеменца по национальности. В задачу представителя У.бен Ладена входила организация Сахело-магрибинского фронта /САФ/ «Аль-Каиды» на базе СГПД с тем, чтобы превратить последнюю в организацию регионального масштаба.

Во-вторых, организация Хасана Хаттаба /боевой псевдоним — Абу Хамза/ всегда претендовала на титул «идейная», поскольку, в отличие от ВИГ, она стремилась не быть причастной к массовым расправам над мирным населением.

В-третьих, по всей видимости, финансовые возможности «террориста номер 1» обусловили переход многочисленных зарубежных структур ВИГ «под знамена» СГПД. Похоже, именно последнее обстоятельство стало главной причиной, вынудившей госдеп США включить в пресловутый список террористических организаций СГПД наравне с ВИГ.

В-четвертых, СГПД и «Аль-Каида» следуют общей доктрине — салафизму, близкому к ваххабизму.

Все перечисленные выше обстоятельства уже не раз обсуждались специалистами, занимающимися проблемами терроризма. Однако в конце 2002 — начале 2003гг. произошел ряд событий, обусловивших повышение интереса к организации Х.Хаттаба, основной ударной силой которой первоначально были всего две фаланги — «Эль-Форкан» и «Эль-Худа».

Алжирские спецслужбы всегда считали СГПД, «унаследовавшей» от ВИГ т.н.зону номер 2 /провинции Алжир, Бу-Мердас, Буира, Тизи-Узу и Беджаия/, одним из главных противников. Серия операций, проведенных против формирований этой группировки с начала 2003г., в очередной раз показала ее интернациональный характер. Кроме алжирцев среди убитых боевиков были установлены пакистанцы, афганцы и йеменцы. В общей сложности в нескольких боестолкновениях СГПД потеряла до 40 боевиков. Алжирские «силовики» обрушились в очередной раз на эту группировку после того, как в засаде, устроенной исламистами в декабре 2002г.близ Батны, погибли около 50 десантников. Все эти обстоятельства, и в первую очередь — использование боевиками тактики «двойной засады», в очередной раз показало схожесть конфликтов в Алжире и России /Чечня/. Кстати, алжирские официальные власти обошли полным молчанием трагедию близ Батны.

Одновременно СГПД продемонстрировала стремление расширить географическую зону действий. Формирования салафистов появились в районах Джиджелли, Аннаба, а также в других местах, ранее находившихся под контролем Исламской армии спасения /ИАС — боевое крыло запрещенного Исламского фронта спасения, самораспустилось в 2000г./.

Активизация деятельности СГПД в Алжире вновь сделала актуальным вопрос о том, за счет каких средств живут боевики Хаттаба. По последним данным, СГПД располагает несколькими основными источниками финансирования. Во-первых, эта организация контролирует поставки строительного песка и гравия из района т.н.Нижней Кабилии, долина Себау. Эта долина одноименна уэду /реке/, берущей начало в «сердце» Большой Кабилии и впадающей в Средиземное море к западу от прибрежного города Деллис. Во-вторых, СГПД обложила «данью» наиболее богатых крестьян региона. В-третьих, СГПД регулярно получала средства от «Аль-Каиды». Согласно последним данным, договоренность о финансовой поддержке была достигнута еще в мае 1998г., когда состоялась встреча между У.бен Ладеном и одним из лидеров ИФС, бывшим «афганцем» Камареддином Кербаном. Позднее СГПД была поставлена задача заменить ИАС.

В начале 2003г.в очередной раз был вскрыт канал поставки оружия для формирований СГПД — он проходил через южную границу Алжира и брал свое начало в Мали. Поставлялись главным образом станковые пулеметы, противотанковые гранатометы и автоматы советского производства.

Ранее сообщалось об активизации деятельности «Аль-Каиды» в африканских странах южнее Сахары, что стало особенно заметно после развертывания американской «антитеррористической» операции в Афганистане.

Активизация СГПД в очередной раз подтвердила неэффективность политики «национального примирения» президента Абдельазиза Бутефлики. Последний в течение почти 4-х лет нахождения у власти не прекращал заигрываний с исламистами. Однако последние фактически повернулись к нему спиной, пытаясь через усиление террора добиться от него больших уступок. Более того, согласно сообщениям алжирской прессы, Бутефлика якобы пошел на тайные переговоры с СГПД /в настоящее время в ее составе как минимум четыре боеспособных фаланги — «Аль-Фатх», «Аль-Фарук», «Аль-Кудс» и «Аль-Аркам»/ , и это при том, что организация Х.Хаттаба внесена госдепом США в список террористических организаций.

Боевики СГПД дали знать о себе не только в Алжире. В последних числах января премьер-министр Испании Хосе Мариа Аснар объявил об аресте 16 боевиков СГПД, укрывавшихся в Каталонии. По данным испанских спецслужб, действовавших во взаимодействии с коллегами из ряда соседних государств, эта ячейка СГПД вместе с сообщниками во Франции и Великобритании готовила в этих европейских странах серию терактов с использованием взрывчатки и отравляющих веществ, причем эти теракты предполагалось осуществить в тесной привязке к планам «Аль-Каиды». При аресте участников испанской «ячейки», проживавших в городах Барселона и Жерона, были обнаружены средства связи и электронные взрывные устройства, которые, согласно Аснару, предназначались для отправки « в Алжир или Чечню».

В общей сложности после 11 сентября 2001г.в Испании были арестованы 35 человек, подозреваемых в связях с «Аль-Каидой» и СГПД.

В указанный период времени в очередной раз подтвердилась тесная связь между СГПД и фракцией «джазаара» ИФС. Именно организации Х.Хаттаба была уготована роль нового вооруженного крыла ИФС, что нашло свое оформление на состоявшемся в октябре 2002г.в Бельгии нелегальном съезде Фронта. Именно тогда произошло оформление политического прикрытия для СГПД в лице ИФС, что автоматически предполагает возможность участия организации Хаттаба в гипотетических переговорах с властями.

И еще об одном «открытии», связанном с общей идеологией СГПД и «Аль-Каиды». Совсем недавно стали известны несколько интересных деталей, связанных с публикацией в алжирских СМИ некоторых положений ранее неизвестных «теоретических» работ главаря СГПД. Так, еще в 1998г.одновременно с «рождением» СГПД Хаттаб выступил с программным документом, получившим название «Коммюнике о философии муджахидинов П-й зоны» /П-я зона по географической «нарезке» ВИГ — регион действий СГПД, прим.авт./. В нем он назвал тех, кого считает своими теоретическим наставниками. Это, во-первых, Ибн Таймия — идеолог всех без исключения исламистских организаций радикального толка, а также современные саудовские идеологи ваххабизма Ибн аль-Баз и Аль-Утаймин /не так давно скончался/. Два последних имени в очередной раз показали очевидное — откуда растут корни идеологии современных поборников человеконенавистничества. Тем не менее Хаттаб отрекся от своих саудовских духовных наставников, когда те под влиянием обстоятельств /их коронованным покровителям пришлось еще до 11 сентября 2001г.срочно заметать следы, которые могли указать на их связь с исламистскими радикалами по всему миру/, выступили с фетвой, указавшей на невозможность джихада в Алжире. Впрочем, Хаттаб заранее подготовился к разрыву со своими идейными вдохновителями, заложив в «Коммюнике» положение об отказе от «слепого следования» за основоположниками исламизма.

Здесь представляется уместным несколько отступить от темы и процитировать самого известного алжирского писателя последних лет Мохаммеда Молесехуля. По мнению автора 10 бестселлеров, долгое время в связи с военной карьерой скрывавшегося под псевдонимом Ясмина Хадра, «интегризм является проблемой сугубо мусульманской». «Только имамы, одним словом — мечеть, в состоянии сделать что-либо. Однако настоящая проблема заключается в том, что мечеть уже давно не отвечает своему призванию. Имамы превратились в куртизанов власти, — полагает он. — … Только сами мусульмане могут решить эту проблему. Именно мусульманам надо показать, насколько в крови у них оказались руки. Этот интегризм был создан и поощрялся самими мусульманами… Размышления, духовность и рассудок угрожают монархиям, роскоши и тоталитаризму».

В целом, 24 пункта уже упоминавшегося «Коммюнике» дают достаточно ясное представление об идеях, которыми руководствуется СГПД. Так, п.2 указывает на главное различие между СГПД и ВИГ, а также другими группировками такфиристского толка. «Мы не предаем анафеме ни одного мусульманина только из-за того, что он совершил большой или малый недозволенный проступок. Кровь и имущество мусульман находятся под защитой».

Как известно, такфиристы считают оправданными убийства всех тех мусульман, которые не поддерживают проводников этой идеологии.

Дистанцировавшись подобным образом от ВИГ, СГПД тем не менее не объявляет эту организацию свои противником. Более того, СГПД утверждает о возможности объединения усилий в случае, если ВИГ откажется от такфиристской идеологии и примет салафизм.

П.14 «Коммюнике» определяет отношение СГПД к алжирским властям:»…война против еретиков продолжится, борьба против режима, который правит Алжиром, является долгом /мусульман/, поскольку этот режим является тираническим, воюющим против ислама и мусульман». Одновременно в документе в лучших традициях ваххабизма содержится положение, делающее неприкосновенным саудовский режим:»Не позволяется восставать против мусульманской власти, даже если она несет на себе отпечаток несправедливости».

Три заключительных пункта «Коммюнике» устанавливали программные цели СГПД. Объявлялось, что организацию Хаттаба не интересуют ни места в парламенте, ни трансформация в политическую партию, поскольку «все это не позволяется исламом». «Единственная цель — применение шариата согласно салафистских предписаний», — декларировалось в «Коммюнике».

По мнению алжирских специалистов, сам Хаттаб из-за отсутствия теологического образования не мог быть автором «Коммюнике». Скорее всего, он только скрепил его своей подписью. Вероятно, что автором этого «документа» был небезызвестный муфтий Абдельмаджид Дишу /боевой псевдоним — Абу Моссаб/, в свое время возглавлявший ячейку ИФС в Бордж-Менайель и читавший проповеди в тамошней мечети. Одно время он был председателем Маджлис аш-Шура СГПД. По имеющимся данным, Дишу погиб в бандитской междоусобице на рубеже 2000 года.

Все представленные «теоретические» изыски Хаттаба показывают лишь одно: его «Коммюнике» — это вульгарный бандитский трактат, необходимый для того, чтобы оправдать насилие. Эта идеология необходима СГПД точно так, как в свое время основоположнику ваххабизма Бен Абдельвахиду была нужна «разящая сабля» для того, чтобы заставить применить его доктрину, и он нашел эту саблю в лице племени Саудов.

Если «Коммюнике» несло прежде всего идеологическую нагрузку, другой опус Хаттаба — «Техника войны» — дает практические советы о том, как необходимо совмещать войну и религию, какими методами вести войну и как готовить солдат для этой войны. Результаты предлагаемых в ней рецептов индивидуальной и коллективной подготовки боевиков были хорошо видны в ходе боевых действий в Алжире и Чечне.

Кроме чисто технических деталей в этой работе дается религиозное обоснование таких черт бойца, как смелость, отвага, дисциплина, необходимость повиновения командиру. Все эти качества определяются как акт подчинения Аллаху и повиновения предписаниям Пророка. Каждому мусульманину предписывается «постоянно готовиться к джихаду, эффективно тренироваться обращению с различными видами оружия с тем, чтобы достичь победы над врагом». Жалость к врагу карается не только в дисциплинарном порядке, но и резко уменьшает шансы для моджахеда попасть в случае гибели в рай. Основой индивидуальной подготовки бойца объявляется его физическая готовность, нарабатывать которую надлежит всеми доступными способами. Высокая воинская выучка определяется как религиозный долг, который необходимо исполнить с тем, чтобы «мусульманская Умма выполнила божественное предначертание, поведя за собой человечество к освобождению угнетенных и к установлению всевластия божественной воли Аллаха».

В целом, приходится признать, что «Техника войны» дает установки религиозно-идеологической и практической подготовки бойца для религиозной войны, хотя о таковой говорить не принято. Пока…

50.46MB | MySQL:89 | 0,860sec