Что стоит за захватом штаб-квартиры Северной нефтяной компании Ирака в Киркуке

Представители партии Патриотический союз Курдистана (ПСК), чьи отряды захватили штаб-квартиру Северной нефтяной компании (North Oil Company, NOC) Ирака в Киркуке, требуют от центральных властей построить НПЗ в городе. Соответствующее заявление сделал официальный представитель ПСК Асу Маманд. Приостановка экспорта нефти NOC в Киркуке стала ответом на невыполненные обязательства со стороны Министерства нефти (Ирака), заключенные с губернатором Киркука, — говорится в заявлении, размещенном на официальном сайте ПСК. «Премьер-министр Хейдар аль-Абади лично подписал соглашение, включающее строительство нефтеперерабатывающего завода в городе». «Мы не позволим экспортировать нефть Киркука на другие НПЗ, оставив при этом без работы местное население, — подчеркнул Асу Маманд. — Наша позиция не изменится, у Багдада есть неделя, чтобы начать выполнять свои обязательства». Ранее иракский депутат Джасем Мухаммед Джаафар заявил, что за инцидентом стоят курдские военизированные формирования из Сулеймании (Иракский Курдистан), преследовавшие две цели: взять под контроль, во-первых, работу компании, во-вторых — экспортные поставки нефти из Киркука в Турцию. Как передавал телеканал «Рудав», группа вооруженных лиц в военной форме захватила штаб-квартиру Северной нефтяной компании и одну из насосных станций, обеспечивающих прокачку нефти по нефтепроводу Киркук — Джейхан, проходящему по территории Иракского Курдистана. По данным компании, в сутки с месторождения Киркук в Турцию экспортируется до 120 тыс. баррелей сырой нефти. В этой связи отметим несколько моментов.  Борьба вокруг нефтяных промыслов в Киркуке длится уже давно. Этот город курды, сунниты и шииты считают «своим2, и, в общем-то, именно вокруг него, а вернее — вокруг богатейших месторождений нефти в его окрестностях, по оценке многих экспертов, будет вторая фаза гражданской войны в Ираке после нивелирования основной нынешней угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Киркук также является «яблоком раздора» между двумя главными на сегодня игроками на внутрикурдской площадке. Это кланы нынешнего президента курдской автономии и лидера Демократического партии Курдистана (ДПК) М.Барзани и его основного оппонента из Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж.Талабани. Дело в том, что под предлогом войны с ИГ отряды ДПК в свое время практически вытеснили отряды ПСК с севера Киркука, где находятся основные месторождения. К тому же сейчас именно ДПК фактически монополизировал добычу и торговлю нефти в Иракском Курдистане. Это вызвало резкое недовольство руководства ПСК, и прежде всего главного теневого лидера этой партии жены Дж.Талабани Херо Ибрагим Ахмад. Она в свое время резко протестовала против сделки в 2016 году между Багдадом и Эрбилем в отношении раздела доходов от нефти по причине полного игнорирования в ней интересов ПСК. Именно спецназ ПСК, который был подготовлен иранским КСИР, и захватил, а затем блокировал подачу нефти по трубопроводу Киркук-Джейхан. Эрбиль в свою очередь обвиняет Дж.Талабани и его людей в том, что они вывозят нефть из Киркука для дальнейшей его продажи в Иран. Последний в свою очередь имеет тесные военно-политические связи с Дж.Талабани в рамках создания единого фронта против М.Барзани и снижения роли его основного союзника в регионе в лице Анкары. Почему именно сейчас возник конфликт с подачей нефти в турецкий Джейхан, что является, безусловно, основной артерией импорта углеводородов Турцией из Ирака? Нереализованный Багдадом проект строительства НПЗ в Киркуке в данном случае имеет характер повода, который отвечает вполне благородной себе задачи по уменьшению безработицы среди местных курдов. Хотя на заводе помимо них предполагается трудоустроить еще и проживающих в городе шиитов и суннитов. Хотя справедливости ради надо заметить, что Багдад нарушил свое обещание лидерам ПСК. Он обещал, что будет отправлять 50-60 млн баррелей нефти из Киркука на НПЗ в Багдад и Мосул после его освобождения, а в реальности договорился с М.Барзани о переправке этих объемов из Киркука на НПЗ в самой курдской автономии. А это означает усиление мощи клана нынешнего президента ИК в первую очередь.

Но есть и еще одна очень важная причина нынешнего инцидента. Напомним, что совсем недавно состоялись консультации между М.Барзани и президентом Турции Р.Т.Эрдоганом, на которых последний выдвинул инициативу о переброске подконтрольных М.Барзани сил курдской пешмерги (около семи тысяч штыков) из Ирака, где они сейчас принимают участие в осаде Мосула, в Сирию. При этом учитывалось, что речь идет о тех отрядах пешмерги, которая была сформирована из сирийского филиала партии М.Барзани Демократическая партия движение Курдистана (ДПДК), обученных и экипированных турецкими инструкторами на территории военного лагеря Башика в ИК. Отряды ПСК в свою очередь получают аналогичный набор услуг со стороны иранского КСИР. В этой связи полагаем оправданным рассматривать нынешний вроде бы, на первый взгляд, локальный конфликт, как открытое столкновение между Анкарой и Тегераном. В данном случае последний, обеспокоенный чрезмерной активностью Р.Т.Эрдогана, предлагавшему М.Барзани помимо сирийского направления также провести совместные операции и против еще одного ныне курдского союзника в ИК в лице Рабочей партии Курдистана (РПК) с целью выдавливания ее отрядов с севера Ирака, нанес предупреждающий удар. Одновременно Р.Т.Эрдоган в дальнейшем считал бы крайне желательным и вывод с севера Ирака и подразделений шиитской милиции (особенно из окрестностей Синджара, где базируется РПК), которую курирует КСИР. Это было расценено иранцами, как объявление войны. Тегеран категорически не устраивает установление доминирования Турции на севере Ирака и Сирии с использованием для этого своего союзника М.Барзани. Усиление последнего внутри ИК и на севере Сирии за счет резкого ослабления потенциала сирийского филиала РПК в лице Партией демократического союза (ПДС) в этой связи им также отвергается.

Таким образом, иранцы через лояльных себе боевиков из ПСК очень четко послали Анкаре и самому М.Барзани сигнал о том, что может произойти, если последняя по времени инициатива Р.Т.Эрдогана будет реализовываться и претворяться в жизнь. Удар по основной экспортной артерии снабжения Турции нефтью — это очень грамотный выбор инструмента воздействия на не в меру инициативного президента Турции. Одновременно М.Барзани получает «черную метку» на предмет демонстрации военных возможностей его внутрикурдских оппонентов. И не только военных. Блокирование экспорта нефти снижает сумму траншей, которые Багдад направляет в качестве компенсации в Эрбиль. А это в свою очередь создает критическую массу протестов в самой курдской автономии, так как за счет этих траншей выплачивается зарплата госслужащим и военным. Багдад в данном случае получает сигнал о том, что неплохо бы больше внимания уделять наращиванию турецкого влияния на севере страны, а также занять «правильную позицию» в отношении просьбы М.Барзани о переброске 7 тысяч бойцов с мосульского фронта на север Сирии, и четче выполнять свои обещания перед ПСК.

56.81MB | MySQL:106 | 0,600sec