Алжир: «оружейные протесты»

Особой спецификой алжирских протестов является отражение в них недовольства той части населения, которую власти разоружили в принудительном порядке в 1994 году в рамках «борьбы против терроризма и исламского радикализма».

Всего в стране, по разным данным, в т.ч. только по официальным источникам, тогда было изъято порядка 60 тысяч единиц стрелкового оружия, преимущественно охотничьих ружей, винтовок и карабинов устаревших модификаций (среди них отмечались настоящие раритеты, относящиеся к «дофранцузской» истории Алжира).

По неофициальным же данным, количество изъятых «стволов» может превышать 300 тысяч.

В 2012 году алжирские власти объявили о начале их возвращения, однако такие случаи пока лишь единичны и, по данным «с мест», всего за пять лет они вернули законным владельцам лишь несколько десятков охотничьих ружей, винтовок и карабинов.

По данным протестующих, за это время Служба национальной жандармерии провела анализ и учет изъятого оружия в плане отделения от разрешенных «охотничьих» образцов ружей (в том числе исторических кремневых) от карабинов, винтовок и автоматического оружия. По имеющейся информации, среди последнего,  пистолеты-пулеметы периода Второй мировой войны (главным образом, советского, французского и германского производства) и еще реже пулеметы – менее 10 процентов от общего объема изъятого оружия.

Особое недовольство в связи с невозвращением отобранного «на время существования террористической угрозы» оружия отмечается прежде всего в горных берберских районах, наличие оружия для населения которых во многом является исторической традицией.

Например, в вилайе Буйра с населением на 1994 г. менее 70 тысяч человек были отобраны более девяти тысяч «стволов».

Невозвращение этого движимого имущества служит важной причиной сохранения недовольства прежде всего берберского населения, которое усматривает в этом дополнительное проявление ущемления своих законных прав со стороны правящего режима.

Не случайно, что в последние месяцы и годы владельцы отобранного оружия все чаще выходят на улицы, требуя удовлетворения их требований.

Особую активность в этом отношении проявляет население и Буйры, где в течение всего периода конца 2016 – начала 2017 годов происходят непрекращающиеся вылазки боевиков различных антиправительственных структур, чередуемые с ответными зачистками со стороны силовиков, всякий раз после этого рапортующих об успехах в борьбе против «джихадистов АКИМ и «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России организация).

Примечательно, что 28 февраля текущего года дело даже дошло до фактического захвата такими недовольными здания местной администрации в городе Буйра в знак протеста относительно бездействия властей по данному вопросу, когда они ворвались туда, практически не встретив сопротивления со стороны охранников, также представленных местными жителями.

После этого протестующие заблокировали главный вход и представителям правоохранительных органам пришлось вести с ними напряженные переговоры более часа, прежде чем те согласились освободить захваченное помещение.

Следует отметить, что это уже далеко не первая подобная акция, но случай захвата здания местной администрации со стороны представителей «оружейного протеста» отмечается только сейчас.

Примечательно, что при этом власти на местах не спешат применять против недовольных силу – в первую очередь, из опасения вызвать гораздо более массовые протестные выступления.

Впрочем, пока представители правящего в Алжире режима не спешат на практике исправлять свои собственные бюрократические проволочки (как это они иногда пытаются объяснить недовольным) относительно выдачи изъятого оружия и предпочитают бороться с выступлениями отговорками и обещаниями «в самом скором времени исправить положение».

В данном случае они находятся в весьма щекотливой ситуации – ведь в той же Буйре, ставшей не просто одним из эпицентров протестного движения, но и вооруженного сопротивления, столкновения местных боевиков с силовиками зачастую происходят с применением все тех же «устаревших» образцов оружия (особенно популярны у них советские самозарядные карабины Симонова или СКС как самые часто встречающиеся среди трофеев алжирского спецназа, оперирующего в кабильских горах).

Следовательно, представители правящего режима резонно опасаются того, что возвращение изъятых ранее стволов лицам, не гнушающимся захватом административных зданий, может лишь еще больше осложнить ситуацию в и без того проблемных районах.

С другой стороны, отсутствие реальной внятной реакции на требования недовольных будут провоцировать в будущем лишь дальнейшие всплески массовых протестов.

В любом случае, нынешняя ситуация наглядно демонстрирует степень доверия в данный момент между властями и местным населением населения, особенно представителями национальных меньшинств.

Причем остающееся пространство для налаживания конструктивного диалога все сокращается. В данном случае своими действиями, демонстрирующими крайнюю степень недоверия к собственному народу, представители правящего режима только еще больше затрудняют его.

А это, в свою очередь, становится все более благодатной почвой для сепаратистов из «Движения за автономную Кабилию», а также представителей радикальных вооруженных группировок.

52.19MB | MySQL:103 | 0,480sec