Иордания и Израиль: будущее политического и экономического сотрудничества

В начале марта 2017 г. из сообщений израильских СМИ стало известно о старте экспорта в Иорданию природного газа из месторождения «Тамар». Сами поставки, оказавшиеся возможными благодаря контракту газодобывающего консорциума с двумя иорданскими компаниями Arab Potash и Jordan Bromine, начались еще в январе 2017 г., однако, не афишировались. По условиям сделки, заключенной в 2014 г., королевство планировало в течение 15 лет закупить 1,8 млрд куб. м природного газа. Стоит отметить, что упомянутые иорданские компании не имеют прямого отношения к энергообеспечению страны, значимость совместного проекта с ними определяется тем, что Израиль впервые экспортирует газ за рубеж.

Впрочем, стороны работают над расширением связей в области поставок «голубого топлива». В сентябре 2016 г. договоренность о покупке Иорданией 45 млрд куб. м газа из месторождения «Левиафан» была достигнута с национальной электроэнергетической компанией королевства NEPCO. Перейти к реализации данного контракта планируется через 2 года. Новости, безусловно, являющиеся позитивным компонентом отношений двух государств, омрачены распространяющимися в королевстве антиизраильскими настроениями. В этой связи с января 2017 г. поставки газа в Иорданию не афишировались, несмотря на важность данного события для газовой стратегии Израиля. Заключение второго соглашения, касающегося месторождения «Левиафан», привело к серии демонстраций в Аммане, поддерживаемых  «Иорданской национальной кампании против газового соглашения с сионистским режимом». Руководство страны, выступая в защиту сделки, подчеркнуло, что в основе ее лежат исключительно соображения экономической целесообразности, а королевство ни в коем случае не превратиться в «заложника» израильских поставок газа.

Оказаться в плену интересов своего соседа Иордания опасается из-за палестинского вопроса, в последние месяцы получившего новое звучание. На состоявшихся 2 февраля 2017 г. в Вашингтоне переговорах короля Иордании Абдаллы II и президента США Д.Трампа, ставших первой встречей избранного американского лидера с ближневосточным контрпартнером, иорданский монарх высказал предостережение относительно перспектив переноса посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. По его словам, этот шаг поставит под угрозу урегулирование на основе принципа двух государств для двух народов. Спустя короткое время казавшаяся незыблемой основа мирного процесса получила еще два удара. Первым из них оказался Закон об упорядочении поселений в Иудее и Самарии, вызвавший недовольство со стороны королевства. Согласно официальным источникам, документ, одобренный Кнессетом, был назван «провокационным» и «разрушающим надежду на мир». Второй и более серьезной угрозой были результаты встречи Б.Нетаньяху и Д.Трампа 15 февраля 2017 г., на которой президент США заявил, что не придерживается какой-либо точки зрения на разрешение палестино-израильских противоречий и согласится с любым вариантом, будь то одно или два государства.

Комментарий нового американского лидера сочли серьезным предупреждением для сторонников мирного процесса в его традиционных, существующих сегодня рамках. Ответом на это стала встреча Абдаллы II и президента Египта А.Ф.ас-Сиси 21 февраля 2017 г., на которой стороны отметили, что принцип двух государств для двух народов не может становиться предметом торга.  Серьезную озабоченность итогами американо-израильских переговоров продемонстрировали и в Палестинской национальной администрации (ПНА), представители которой насторожились после слов Д.Трампа. В этой связи в ПНА заинтересовались перспективой привлечения на свою сторону региональных союзников, что в той или иной степени могло бы вновь пробудить интерес к Арабской мирной инициативе. Кроме того, не стоит забывать о еще одной возможности для признания палестинского государства, которой является, казалось бы, давно забытая идея создания палестино-иорданской конфедерации, время от времени фигурирующая в различных источниках.

Таким образом, страдая от угрозы со стороны «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и сталкиваясь с потоками сирийских беженцев, Иордания не хочет допустить возвращения к мысли о том, что палестинское государство в лице королевства давно создано. Для борьбы с этой тенденцией сегодня власти используют курс на ужесточение отношений с Израилем, ставя перед собой и соседом непростой вопрос о будущем заключенного между ними в 1994 году мирного договора. При этом королевство как будто забывает, о двух важных факторах. Во-первых, не принимает во внимание то, что палестинская администрация продолжает действовать исключительно в своих интересах. Во-вторых, не осознает, что с отказом от идеи создания палестинского государства, трудно сказать, какая из стран быстрее фактически превратиться в него. Как следствие, выбор, стоящий перед Иорданией заключается не только в предпочтении одной стороны конфликта другой, но и в необходимости обозначить, какой из компонентов собственной политики является более значимым. Определившись с этим, станет яснее, как действовать дальше: сосредоточится на энергетическом сближении с Израилем или отстаивать идеи защиты Святых мест Иерусалима и палестинского народа. Текущее положение дел показывает, что королевство само пока не готово окончательно определиться в своей стратегии, ожидая того, каким будет будущее региональных мирных инициатив и отношение к ним со стороны США, Израиля и палестинской администрации.

62.55MB | MySQL:101 | 0,469sec