Об активизации американской и саудовской политики в Ираке

В течение последней декады Ирак посетил ряд видных американских и саудовских политиков. Визиты в Багдад министра обороны США Джеймса Мэттиса и министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра свидетельствуют о повышенном внимании к этой стране со стороны протагонистов антииранской коалиции в регионе. Неминуемая победа над террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) и восстановление в том или ином виде контроля Багдада над северными провинциями  создает качественно новую ситуацию в регионе. В этих условиях «борьба за Ирак» обретает особое значение.

20 февраля состоялся визит в Багдад министра обороны США Джеймса Мэттиса. По информации издающейся в Лондоне газеты «Аль-Араб», президент США Дональд Трамп доверил иракское досье именно министру обороны. При прошлой администрации   это досье находилось в ведении вице-президента США Джо Байдена. Решение Трампа неудивительно, так как в 2003-2005 годах генерал Мэттис был одним из американских военачальников в Ираке, планировал и осуществлял военные операции в этой стране. Свое пребывание в Багдаде Мэттис начал с того, что постарался «развеять недоразумения», связанные со скандальным заявлением президента США Д.Трампа, сделанным им в «Твиттере» о том, что США, вошедшим в Ирак в 2003 году, следовало бы взять под контроль иракскую нефть. Шеф Пентагона пояснил, что американцы не собираются захватывать нефтяные богатства Ирака. На переговорах с иракским премьер-министром Хайдером аль-Абади Мэттис обещал усилить поддержку Ирака в проведении антитеррористической операции против «Исламского государства» и объявил о намерении США усилить свое военное присутствие в этой стране. В настоящее время в Ираке находятся шесть тысяч американских военнослужащих. Это боевой состав военной авиации, участвующих в бомбардировках позиций ИГ, а также американские военные советники и инструктора. Впрочем, большой масштаб военного присутствия позволяет говорить о том, что одними инструкторами дело не ограничивается. Американские спецназовцы, судя по всему, также принимают участие в боевых действиях в Мосуле. На территории Ирака под предлогом необходимости борьбы с ИГ развернуты четыре американские военные базы. Еще одна база без согласия сирийского правительства, но при одобрении сирийских курдов развернута на контролируемой ими территории в провинции Хасеке.

Об активизации иракско-американских военных связей свидетельствует и состоявшаяся после отъезда шефа Пентагона бомбардировка иракскими ВВС пограничного пункта Аль  Бу-Камаль на территории Сирии, занятого террористами из «Исламского государства». Конечно, эти действия вписываются в борьбу с терроризмом, но иракская авиация в первый раз поражала цели на территории сопредельного государства без уведомления Дамаска. Интересно также, что налет был проведен силами имеющихся на вооружении Ирака американских военных самолетов F-16. Их на вооружении иракских ВВС имеются 12 боевых единиц. Восемь самолетов F-16 были закуплены Ираком еще в 2012 году при правительстве Нури аль-Малики и четыре самолета недавно. По мнению иракских экспертов, использовать такую серьезную боевую технику без согласования с американцами Багдад не мог. В качестве примера можно указать на тот же 2012 год, когда Н.аль-Малики пригрозил иракским курдам, что в случае попытки отделиться от Ирака и занять Киркук он пошлет F-16 бомбить Иракский Курдистан. Вслед за этим Вашингтон в резкой форме одернул иракского премьера.

По мнению журналистов газеты «Аль-Араб», получающей финансирование из Объединенных Арабских Эмиратов, основной целью США в настоящее время является усилить свое влияние в Ираке и вбить клин между правительством Хайдера аль-Абади и Тегераном. В этот же политический курс вписывается и недавнее неожиданное решение американской администрации исключить Ирак из санкционного списка государств, гражданам которых запрещен въезд в Соединенные Штаты под предлогом представляемой ими террористической угрозы. 1 марта президент США Дональд Трамп подписал указ, разрешающий гражданам Ирака въезд в США.

В чем же состоит интерес премьер-министра Хайдера аль-Абади, демонстративно укрепляющего отношения связи с США, что не может не беспокоить Иран, являющийся стратегическим партнером Багдада? Здесь можно выделить два фактора. Во-первых, иракский премьер боится за свое кресло, откуда он может быт вытеснен шиитскими политиками-конкурентами, тем же Н.аль-Малики и старается заручиться поддержкой США. Во-вторых, Х.аль-Абади хочет заручиться американскими гарантиями сохранения территориальной целостности Ирака после окончательного разгрома террористической организации «Исламское государство». Причем часто эти вопросы связаны между собой. 20 февраля с.г. президент курдской автономии Масуд Барзани заявил о том, что в случае, если Нури аль-Малики вернется к власти, он провозгласит независимость Иракского Курдистана. В этой связи иракские эксперты вспоминают прежние угрозы Н.аль-Малики послать армию на Эрбиль, о которых мы уже упоминали.   В октябре прошлого года Н.аль-Малики назвал руководителей курдской автономии «сторонниками Израиля». В ответ Демократическая партия Курдистана (ДПК) выпустила заявление, в котором охарактеризовала Н.аль-Малики как «худшего врага иракских курдов со времен Али аль-Маджида («химический Али», иракский генерал, отдавший приказ о применении химического оружия в Халабдже –авт.)».

Помимо Вашингтона дипломатическую активность на иракском направлении наращивает и Эр-Рияд. Об этом свидетельствует официальный визит в Багдад министра иностранных дел КСА Аделя аль-Джубейра, состоявшийся 25 февраля. Это был первый визит главы саудовского дипломатического ведомства в Ирак более чем за 25 лет. Последний раз Ирак посетил в 1990 году покойный министр иностранных дел КСА Сауд аль-Фейсал, принимавший участие в сессии ЛАГ. Даже после свержения Саддама Хусейна и американской оккупации отношения двух стран оставались крайне натянутыми в связи с доминированием шиитских проиранских партий в Багдаде. Примером дипломатического фиаско Эр-Рияда в Ираке может служить отзыв саудовского посла Тамера ас-Сабхана в сентябре прошлого года. Саудовский посол отметился рядом заявлений об «иранской опасности» и сразу же настроил против себя большую часть иракской политической элиты. Наиболее негативную реакцию в Багдаде вызвала характеристика послом вооруженных формирований «Хашед аш-шааби» как «сектантской группы, которая пользуется поддержкой со стороны Ирана и хочет его (т.е. посла) убить».

В ходе своего визита Адель аль-Джубейр попытался создать совсем другую тональность, выражая желание королевства к углублению саудовско-иракского сотрудничества. Прошли встречи А.аль-Джубейра с премьер-министром Ирака Х.аль-Абади, министром иностранных дел И.аль-Джаафари и президентом страны Ф.Маасумом.   В ходе встречи со своим иракским коллегой И.аль-Джаафари он отметил, что «Саудовская Аравия стремится к установлению особых отношений с Ираком как в борьбе с терроризмом, так и в экономической сфере». Он добавил также, что королевство не вмешивается во внутренние дела Ирака и занимает равноудаленную позицию по отношению ко всем политическим группам Ирака.

Таким образом, налицо стремление Вашингтона и Эр-Рияда отдалить Ирак от иранской политический повестки и оторвать его от создаваемой Тегераном «оси сопротивления». Насколько успешными будут эти попытки, покажет время.

52.53MB | MySQL:103 | 0,511sec