Роль Алжира в неудачах маршала Х.Хафтара

В течение прошедшей недели маршал Х.Хафтар, имевший самые серьезные позиции для возможного объединения Ливии под своей властью, утратил значительную часть своих прежних преимуществ.

В частности, речь идет о потере им важных нефтеналивных портов Сидр и Рас-Лануф. Их у него отбили силы «Бригад обороны Бенгази» (БОБ), подчиненных полевым командирам Джадрану и Шаркасси.

Именно этот факт резко повысил его «ставки» среди мировых держав и обусловил усиление к нему внимания со стороны России как «самого сильного полевого командира на востоке страны», о чем в том числе свидетельствовало и официальное признание его «маршалом» со стороны важного носителя власти в Киренаике в лице парламента Тобрука.

Но теперь роль Х.Хафтара рискует быть пересмотренной в случае продолжения неудач его сил.

С одной стороны, подобное поражение казавшегося «победоносным» маршала, продемонстрировавшее на деле слабость, стала для поддерживающих его стран, включая Россию, неожиданной.

Отчасти подобная ситуация стала возможной ввиду нехватки у Хафтара сил (по сути, это лишь полноценная армейская дивизия) для осуществления действенного контроля не только над огромной территорией Киренаики, но и расположенных здесь стратегических объектов. Тем более, что значительная часть его самых боеспособных сил была направлена в южные районы страны, взятием которых он рассчитывал улучшить свои позиции для дальнейшей борьбы за установление своей власти над всей Ливией, а также к Сирту для сдерживания бригад из Мисураты.

Хафтар явно не ожидал такого удара со стороны разбитых им в 2016 году бенгазийских бригад, которые, однако, согласно данным ливийских источников, были «перекуплены премьером правительства Триполи Сараджем с помощью алжирских спецслужб».

Следует заметить, что АНДР еще в период боевых действий против режима Каддафи 2011 года сумела заметно нарастить свое негласное присутствие в Ливии и в том числе по этим каналам ему оказывалась помощь, во многом благодаря которой он держался такой продолжительный период времени против превосходящих сил оппозиции и поддерживающих их внешних сил.

С этого времени алжирские разведывательные сети на ливийской территории были только расширены, исходя из усилившейся оттуда для АНДР джихадистской опасности.

Примечательно, что этот удар был нанесен по Хафтару после того, как он наотрез отказался встречаться с Ф.Сараджем не только на алжирской, но и на нейтральных территориях, в очередной раз пообещав «до лета зачистить Триполи».

Тем самым он фактически торпедировал алжирские планы политического умиротворения Ливии, поддержанные рядом государств, в том числе и европейских, согласно которым маршал должен был стать военным министром единого триполитанского правительства.

Необходимо отметить, что именно Алжир стоял за переездом кабинета Ф.Сараджа в Триполи и именно он по разным каналам поддерживает и пытается укрепить и расширить его власть на всей ливийской территории.

Но, несмотря на это поражение, маршал, судя по всему, успел от него оправиться, экстренно мобилизовав свои войска Ливийской национальной армии (ЛНА) и направив предназначенные для финансирования правительства в Триполи средства от экспорта углеводородов.

И произошедшее, во всяком случае, пока, не является для Хафтара катастрофой, о чем говорит тот факт, что, по информации местных источников, терминалы остаются закрытыми по причине того, что он отнюдь не утратил контроль над самими нефтепроводами и месторождениями «черного золота».

Теперь якобы оно направляется «в обход» за 200 километров восточнее этих пунктов в порты Зувейтина и Брега, которые, как и другие важнейшие нефтеналивные терминалы, согласно данным из окружения Хафтара, «находятся под надежной охраной» его сил.

Не случайно, что, по имеющейся информации (пусть и отчасти разноречивой), последние по времени события довольно слабо отразились на показателях ливийского нефтяного экспорта. Так, источники сообщают о «незначительных» колебаниях с 715 тысяч до 650 тысяч баррелей.

Это обусловлено особым режимом функционирования ливийской энергетической отрасли в условиях фактического раскола страны. Примечательно, что руководство Национальной нефтяной компании, чей офис находится в Триполи, сохраняет дистанцию по отношению как к ливийским властям, так и к Западу, и до сих пор в той или иной мере это правило соблюдалось местными полевыми командирами, заинтересованными в сохранении стратегически важного для всей страны углеводородного экспорта.

Важно заметить, что реакция целого ряда зарубежных стран на произошедшее была сугубо отрицательная. Особое негодование по поводу случившегося выражал египетский МИД, согласно которому «нефтеналивные порты захватили силы, близкие к «Аль-Каиде»».

В свою очередь, ряд других государств, в том числе и некоторых европейских, также раскритиковал действия БОБ, которые при захвате вышеупомянутых портов не удержались перед поджогом некоторых нефтеналивных объектов.

Что же касается перспектив дальнейшего противостояния в Ливии, то пока они остаются туманными, учитывая степень вовлечения в него иностранных сил.

Так, по алжирским источникам, в последние дни резко усилилась на востоке этой страны российская активность. Не случайно, что параллельно ряд СМИ стали утверждать, что в Киренаике успели высадиться бойцы российских ЧВК, которые, якобы и должны сыграть основную роль в готовящемся контрнаступлении сил Хафтара на Рас-Лануф и Сидр. В свою очередь, эти опасения подкрепляют своими высказываниями и американские высокопоставленные силовики.

Соответствующая активность наблюдается и со стороны египетской границы, откуда Хафтар по алжирским источникам получает не только российскую помощь, но и поддержку со стороны самого Египта и ОАЭ.

В том числе поэтому его силы выглядят более мощными в продолжении противостояния с бенгазийскими бригадами. В частности, это доказывает тот факт, что им не удалось развить достигнутый ими успех и под Адждабией армия Хафтара, в свою очередь, также нанесла им поражение.

Впрочем, дальнейший ход событий в немалой степени также будет зависеть от координации противостоящих ему боевиков с Триполи и Мисуратой, откуда в феврале в том числе благодаря алжирским каналам они получили солидную помощь, в том числе и боевой техникой от Катара и Турции.

И с учетом вовлеченности всех этих сил во внутриливийское противостояние их поединок может затянуться на неопределенно долгое время.

И это во многом устраивает Алжир, проявивший способность утвердить лояльную ему власть на примыкающей к его границам территории Западной Ливии.

Впрочем, на среднесрочную перспективу позиции правительства Сараджа, нередко называемом «алжирским прокси», не выглядят столь блестяще, учитывая тот факт, что основные районы производства углеводородов этой страны сосредоточены на востоке, где возможности спецслужб Алжира ограничены в том числе действиями их египетских коллег.

52.47MB | MySQL:102 | 0,496sec