Турция и единая армия ЕС

17 февраля 2017 г. Европарламент поддержал резолюцию об усилении централизации Евросоюза, создании поста министра финансов ЕС и общей европейской армии. Автором документа являются бывший премьер-министр Бельгии и ответственный за переговоры о Brexit Ги Верхофстадт. В поддержку инициативы выступили 283 евродепутата, 269 высказались против и 83 воздержались[i]. Уже в начале марта в ЕС появился Центр военного планирования и управления. Главы МИД стран Евросоюза утвердили решение о создании Центра военного планирования и управления зарубежными небоевыми операциями ЕС. Как заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини, Центр военного планирования начнет функционировать в ближайшие недели, и в нем будут работать примерно 30 человек. «Новый центр позволит более эффективно и скоординировано проводить существующие военные тренировочные миссии. Это не европейская армия, я знаю, что такое мнение циркулирует в последнее время. Это более эффективный способ проводить нашу военную работу», — пояснила она. Между тем министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен заявила, что 28 европейских стран, основав такое единое командование, «сделали важный шаг к созданию оборонного союза». По ее словам, эта структура, напрямую подчиненная ЕС, будет координировать работу миссий, направленных на дипломатическую поддержку, экономическое развитие, стабилизацию, а также оказание помощи в обучении военных и полицейских сил за рубежом. «Это решение давно назревало, хорошо, что сегодня этот шаг сделать удалось», — добавила министр.

Как отмечался в заявлении Совета ЕС, новый Центр будет создан в рамках действующего военного штаба Евросоюза при внешнеполитической службе сообщества. «Руководитель военного штаба ЕС будет директором Центра и в этом качестве возьмет на себя командование небоевыми миссиями. Это позволит главам миссий сосредоточиться на конкретных задачах с лучшей поддержкой, предоставленной Брюсселем», — говорится в заявлении. Центр будет работать под политическим контролем и стратегическим руководством Комитета ЕС по политике и безопасности, в состав которого входят послы стран-членов сообщества. Он базируется в Брюсселе. В настоящий момент ЕС осуществляет три небоевые миссии: в Сомали, Центральноафриканской Республике и Мали. Цель этих операций — обучение местного военного персонала, содействие укреплению обороноспособности, а также различные мониторинговые задачи. Пока в сферу деятельности центра будут входить текущие операции и присутствие европейских подразделений и инструкторов в Африке, но глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль также заявил, что создание центра стало «первым крупным шагом на пути к усилению общей европейской политики обороны и безопасности»[ii].

Хотя идея создания европейской армии не новая (например, в 2007 г. в преддверии подписания Берлинской декларации, приуроченной к 50-летнему юбилею ЕС, эту идею поддержала и канцлер Германии Ангела Меркель[iii]) в последнее время (в особенности после украинского кризиса 2013-2014 гг.) активизировались разговоры о единой европейской армии. Надо сказать, что о необходимости создания собственной армии Евросоюза как инструмента отстаивания интересов Европы в мире еще в марте 2015 г. председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявлял в интервью газете Welt am Sonntag. «Европейскому союзу необходимо создать собственную армию как инструмент отстаивания интересов Европы в мире. Общая европейская армия показала бы миру, что между странами – членами ЕС никогда больше не будет войны. Такая армия помогла бы нам осуществлять общую внешнюю политику и политику безопасности», – рассказал тогда Юнкер. Только обладая собственной армией, Европейский союз сможет реагировать на угрозу государствам – членам ЕС или соседним странам, считает Юнкер. «Армия ЕС нужна не для того, чтобы задействовать ее сразу, а чтобы намекнуть России, что мы серьезно относимся к защите ценностей Европейского союза», – отмечал Юнкер. Войска НАТО не могут справиться с этой задачей по ряду объективных причин, говорит он. «Не все члены альянса являются членами Европейского союза. И речь тут идет не о конкуренции с НАТО, а о том, чтобы сделать Европу сильнее», – сказал Юнкер.»Европа в последнее время изрядно потеряла престиж, – добавил глава Еврокомиссии. – Даже во внешней политике нас перестают принимать всерьез». В то же время Юнкер отметил организационные и финансовые выгоды от участия в проекте. Речь идет об интенсивном сотрудничестве в разработке и приобретении современных систем вооружения, что может принести существенную экономию.

Тогда идею главы Еврокомиссии поддержали в Германии. Европа хочет защищать свою архитектуру безопасности, и поэтому в создании единой для всех стран – членов ЕС армии есть смысл, считает министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен. Страны ЕС все чаще объединяют усилия, в том числе в вопросах политики безопасности. «За таким переплетением армий с перспективой когда-нибудь иметь (общую) европейскую армию, по моему мнению, будущее», – сказала она в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk. «Мы должны делать все, чтобы не допустить разрушения того мирового порядка, который мы выстроили в Европе после Второй мировой войны и после холодной войны», – добавила она[iv].

Еще один раз Юнкер вспомнил о необходимости единой европейской армии в августе 2016 г.»Нам нужна общая европейская внешняя политика, политика безопасности и общая европейская оборонная политика с целью когда-то создать европейскую армию, чтобы иметь возможность выполнить нашу роль в мире», — сказал Юнкер на форуме в Австрии. Учитывая нейтральный статус Австрии, Юнкер отметил, что «для этого не нужно быть членом НАТО». «Достаточно участия в этой европейской армии, которая не будет классической наступательной армией, это не соответствует европейской истории. Это нужно только для того, чтобы позволить нам выполнить нашу роль в мире», — заявил председатель Еврокомиссии[v].

Продвижению вопроса создания европейской единой армии способствовали два важных фактора.  Первый фактор – Brexit. Великобритания выступила против создания армии ЕС, считая, что это может подорвать роль НАТО. В середине июня 2016 г. Лондон  пообещал наложить вето на любые попытки создать единую армию Евросоюза. Однако после этого сторонники выхода Великобритании из Евросоюза победили на референдуме. Второй фактор касается позицию президента США Дональда Трампа. В январе 2017 г. он в интервью газетам The Times и Bild заявил, что НАТО является устаревшей организацией. «Я уже давно говорю, что у НАТО есть проблемы. Во-первых, она устаревшая, потому что была спроектирована много-много лет назад. Во-вторых, страны больше не платят то, что должны платить», — отметил он и уточнил, что сейчас лишь пять стран — членов НАТО тратят на оборону столько, сколько нужно. По мнению Трампа, альянс недостаточно внимания уделяет терроризму и это является недостатком, указывающим на то, что организация устарела. При этом, по признанию Трампа, несмотря на все это, НАТО для него «очень важна»[vi].

Итак, после Brexit, заявлений Трампа о НАТО, решения Европейского парламента более реалистично становится создание европейской единой армии, хотя для ЕС это экономически очень затратный вопрос и сейчас есть много вопросов и неясностей по поводу этой армии. В любом случае создание европейской армии неизбежно в ближайшем будущем.

Что касается позиций Турции, то Анкара о необходимости создания европейской единой армии заявила еще до известных высказываний Юнкера. В частности, в октябре 2014 г. министр Турции по делам ЕС Волкан Бозкыр в интервью газете Milliyet заявил, что Турция в случае членства в Европейском союзе могла бы способствовать созданию армии ЕС. «Если бы Турция была членом ЕС, то она могла бы способствовать созданию армии ЕС из 60 тыс человек», — сказал Бозкыр, добавив, что существует не так много государств, которые были бы готовы сформировать такую армию. По его словам, ЕС в настоящее время находится в статусе сверхдержавы, но он способен лишь на политику «мягкой силы» из-за отсутствия единой европейской армии. Бозкыр также заявил, что Турция отвечает четырем ключевым критериям для вступления в ЕС, которое может оказать стратегическое влияние на будущее Евросоюза. По его словам, это сильная экономика, молодое и трудолюбивое население, стратегические позиции на маршрутах поставок энергоресурсов в регионе, где находятся 70% мировых залежей нефти и газа, и наконец, ее вооруженные силы[vii].

В марте 2015 г. Волкан Бозкыр на встрече с послом Чехии в Турции Павлом Кафкой опять заявил, что Турция в случае вступления в Евросоюз готова обеспечить его армией в 60 тысяч человек. Бозкыр отметил, что Евросоюз до сих пор не имеет собственной армии и поэтому «позиционирует себя в качестве мягкой силы»[viii]. А в декабре 2016 г. вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш в эфире телеканала TRT Haber заявил, что Европейский союз войдет в полосу кризиса и раскола, если не сможет сформировать единую армию. «ЕС создал правовую систему, общую денежную систему и парламент, выполнив важную миссию по формированию единого европейского государства, однако не смог создать совместную армию. На сегодняшний день, в ЕС имеют место большие трудности по вопросу обеспечения политической интеграции. ЕС всегда придерживалась политики двойных стандартов в отношении Анкары»,- добавил он[ix].

Надо отметить, что в последнее время Турция занимается поиском новых доводов в пользу того, что в случае членства она не станет грузом для ЕС и наоборот принесет много пользы. Одним из этих новых доводов стало вопрос создания единой европейской армии и возможный роль Турции в этом вопросе. В ЕС обратили внимание на позицию Турции о том, что без единой европейской армии ЕС не сможет быть супердержавой. Об этом свидетельствует и слова Юнкера о том, что Европейскому союзу необходимо создать собственную армию как инструмент отстаивания интересов Европы в мире, и что Европа в последнее время изрядно потеряла престиж. Но здесь интересно то, что ЕС не хочет привлекать Турцию к созданию европейской единой армии. Более того, Юнкер необходимость создания европейской армии обосновал тем фактором, что не все члены альянса являются членами Европейского союза, и поэтому войска НАТО не могут справиться с задачей защите ценностей Европейского союза. Слова Юнкера означают, что те европейские страны, которые являются членами НАТО, но не являются членами ЕС, в общем-то не смогут внести свои вклады, чтобы сделать Европу сильнее. Это в первую очередь относится к члену НАТО Турции (в 1999 г. Турция стала страной-кандидатом на присоединение к ЕС), поскольку среди других европейских стран, которые являются членом НАТО, но не ЕС, остаются только Албания, Исландия и Норвегия.

Турецкая армия — вторая по численности в НАТО (после США) и действительно смогла бы помочь ЕС создать европейскую армию. Однако европейская единая армия будет создана в рамках Европейской политики безопасности и обороны (ЕПБО), в которой нет места Турции. Следовательно, Анкара не будет иметь никакого отношения к созданию единой европейской армии. Хотя Турция заявляет, что сможет помочь ЕС создать единую армию, очевидно, что страны ЕС могут создать эту армию и без турецкого участия. Европейская единая армия в случае создания на начальном этапе наверняка будет дополнять НАТО в обеспечении безопасности Европы и некотором плане уменьшать роль альянса, что не может не тревожить Турцию (Анкару очень беспокоят и заявления Д.Трампа об «устаревшем» НАТО). Европейская единая армия по сути будет создана в первую очередь на базе армий ФРГ и Франции. Таким образом, здесь ведущими странами станут Германия и Франция: Франция имеет ядерное оружие, а Германия наверняка постарается приобрести такое оружие (после Brexit Франция станет единственной членом ЕС, который является постоянным членом Совбеза ООН). Уже известно, что Германия увеличит примерно на 8% оборонные расходы в 2017 г.. Ожидается, что расходы Германии на оборону будут соответствовать до 2% ВВП к 2024 г.. Сейчас этот показатель составляет 1.2%, а военные расходы — 36 миллиардов евро (для достижения 2% ВВП нужно дополнительных 20 миллиардов евро, то есть, до 60 миллиардов евро)[x]. Страны-члены Евросоюза суммарно израсходовали на оборону 206,1 миллиардов евро в 2016 г. против 199 миллиардов в 2012 г.. Согласно экспертным данным, суммарно наибольшая доля расходов на оборону пришлась на страны Западной Европы – 139,7 миллиарда евро (Австрия, Бельгия, Франция, Германия, Ирландия, Люксембург, Нидерланды). На страны Южной Европы – 38,7 миллиарда евро (Хорватия, Кипр, Греция, Италия, Мальта, Португалия, Словения, Испания), на государства Восточной Европы – 14,9 миллиарда евро (Болгария, Чехия, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия), на страны Северной Европы – 12,8 миллиарда евро (Дания, Эстония, Финляндия, Латвия, Литва, Швеция)[xi].

До принятия Европарламентом резолюции о создании европейской единой армии, в начале февраля министр обороны Италии Роберта Пинотти в интервью газете Messaggero заявила, что общая европейская оборона требует укрепления сотрудничества между Италией, Францией, Германией и Испанией. «Европейская оборона должна быть представлена единым блоком как внутри, так и вне НАТО. Европа «двух скоростей» должна быть не только в экономике. Необходим «оборонный Шенген» за счет укрепления сотрудничества между Италией, Францией, Германией и Испанией», — сказала Пинотти. По ее мнению, европейская оборона должна укрепляться вне зависимости от НАТО и роли США в альянсе. «Европейская оборона должна укрепляться не только для того, чтобы увеличить оборонительные возможности ЕС, но потому что, если внутри НАТО европейские государства будут действовать порознь, это будет элементом слабости. Для НАТО также важно, чтобы Европа была едина в оборонительной стратегии», — убеждена министр. «Важно, — добавила она, — чтобы страны, которые продвигают укрепление общей обороны, а именно Италия, Германия, Франция и Испания, еще больше сотрудничали в целях скорейшей реализации принятых решений»[xii].

Все это означает, что в создании «оборонного Шенгена» ведущие роли будут исполнять Германия, Франция, Италия и Испания, и что Турция, которая сейчас имеет сложные отношения с членами ЕС (Германия, Нидерланды) будет в положении «вне игры». Если европейская единая армия уменьшит роль НАТО, то она может и уменьшить роль Турции в НАТО. Кроме того, европейская единая армия может усилить роль Греции в обеспечении безопасности границ ЕС, с которой Турция имеет много проблем (кипрские и эгейские конфликты). Ведущие страны ЕС не хотят участие Анкары в создании единой европейской армии еще и потому, что они увидели поведения Турции как член НАТО, которая в последние годы стала самым проблематичным членом и головной болью альянса. Об этом свидетельствуют следующие действия Анкары  — Турция создала ряд проблем для размещения элемента системы ЕвроПРО на своей территории (РЛС Кюреджика), на саммите НАТО в Лиссабоне в  2010 г. не хотела, чтобы в итоговом документе Иран был представлен как прямая угроза (это противоречило бы политике «ноль проблем с соседями»), не хотела, чтобы Израиль использовал данные, собираемые с помощью РЛС, торпедировала сотрудничество между НАТО и Израилем (наложила вето на участие Израиля в саммите НАТО в Чикаго в 201 2г., не позволила, чтобы в 2010 г. Израиль участвовал в операции НАТО «Активные усилия»), начала заявлять, что Израиль имеет ядерное оружие, заняла особую позицию по поводу ядерной программы Ирана (в 2010г. Совбезе ООН проголосовала против резолюции, предусматривающей санкции против Ирана, призывала Запад уничтожить свой собственный ядерный арсенал), не присоединилась к санкциям Запада против Ирана, хотя и сократила покупку иранской нефти, в 2010 г. препятствовала проведению саммита ЕС-НАТО из-за Республики Кипр (которую Турция не признает как государство, и которая не является членом НАТО), конфликтует с членом НАТО Грецией, создала проблемы для миссии НАТО в Эгейском море по спасению мигрантов, в 2009 г. препятствовала премьеру Дании Андерсу Фогу Расмуссену стать генсеком НАТО (из-за скандала вокруг публикации карикатур на пророка Мухаммеда и деятельности курдского телеканала Roj TV в Дании, который, по мнению турецких властей, был связан с РПК), обеспокоила НАТО своими ядерными амбициями (по сообщениям СМИ, Турция работала над созданием собственного ядерного оружия), не позволила США иметь на авиабазе Инджирлик самолеты, способные нести ядерные бомбы, (это единственный случай в истории НАТО), стала первым членом НАТО, с которым Китай проводил совместные учения, осенью 2013 г. заявила, что в результате тендера ЗРК победила китайская компания CPMIEC (входит в санкционный список США), что было гневно встречено в США и в НАТО, установила тесные отношения с Россией, хочет купить С-400 ЗРК, после попытки военного переворота начала назначать на должности в НАТО сторонников России, Китая и Ирана.  4 раза созывала страны НАТО для консультаций по статье 5 устава альянса (эта статья применяется в случае угрозы одному из членов НАТО), из которых 3 раза во время сирийского конфликта, а первый раз – в 2003 г. по поводу войны в Ираке. После инцидента в 2015 г. со сбитым российским самолетом Су-24 хотела втянуть НАТО в противостояние с Россией, но во время известных событий в 2008 г. в Абхазии и Южной Осетии и в 2014 г. в Крыму не допустила нарушения Конвенции Монтре со стороны кораблей НАТО.

Турция использует то обстоятельство, что является членом НАТО, 5-я статья устава которого гласит, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом. Таким образом, для Турции НАТО является «защитным зонтиком», и она в иных условиях не решилась бы уничтожить российский Су-24. Однако руководство НАТО в последние годы дало понять Турции, что не станет заложником геополитических амбиций  Анкары. Все эти действия Турции могут стать причиной, чтобы альянс внес изменения и оговорки в статью 5 (коллективная защита), чтобы Анкара в конфликтных ситуациях не смогла использовать эту статью устава НАТО. Европейские страны, которые будут создать европейскую единую армию, естественно не хотят попасть такую ситуацию, как НАТО, и поэтому они исключают участие Турции в этом процессе.

[i]Европарламент поддержал идею единой армии ЕС, Росбалт, 17.02.2017

[ii] ЕС создал Центр военного планирования и управления, ТАСС, 06.03.2017

[iii] Ангела Меркель поддерживает идею создания армии ЕС, Deutsche Welle, 23.03.2007

[iv]На «оборонный шенген» у Европы нет ни денег, ни желания,Взгляд, 05.02.2017

[v]Юнкер: Армия ЕС позволит выполнить нашу роль в мире, Взгляд, 21.08.2016

[vi] Трамп о НАТО: Это устаревшая организация, Regnum, 16.01.2017

[vii]AB Bakanı Bozkır: Türkiye üye olsaydı, AB ordusu kurulabilirdi, T24, 15.10.2014

[viii]Турция заявила о готовности обеспечить ЕС армией, РИА Новости, 11.03.2015

[ix]Numan Kurtulmuş: Avrupa Birliği ordusu olmadan dağılır, Enson Haber, 02.12.2016

[x]Германия в 2017 году на 8% повысит военные расходы, ТАСС, 20.02.2017

[xi] ЕС в 2016 году потратил на оборону 206,1 миллиардов евро, РИА Новости, 02.03.2017

[xii] Италия считает необходимым создать «оборонный Шенген» в Европе, ТАСС, 05.02.2017

62.44MB | MySQL:101 | 0,574sec