О смене руководителя алжирской энергетической компании Sonatrach

Главная энергетическая компания Sonatrach поменяла свое руководство. Неожиданно для многих прежний ее генеральный директор Амин Мазузи, возглавивший ее в мае 2015 года, покинул свой пост. По имеющимся данным из алжирского президентского дворца – «за плохие результаты».

Однако следует заметить, что именно при нем впервые после 2007 года компании по итогам 2016 года удалось добиться не только стабилизации уровня газового экспорта, но и пусть небольшого, но роста. (Падение было вызвано заметным ростом населения страны и соответственно, увеличением внутреннего потребления газа, а также осуществлением проектов по модернизации страны, в том числе газификации жилья и др.)

Все это вызвало появление целого ряда версий относительно произошедшего.

Согласно первой, отставка Мазузи была вызвана его неспособностью договориться с европейскими потребителями по параметрам поставок.

Примечательно, что произошло это накануне ожидаемого переподписания Алжиром своих газовых контрактов с основными потребителями в лице Испании, Италии, Франции и Португалии.

Как известно, ранее их руководство наотрез отказалось продлевать долговременные (двадцати и десятилетние) соглашения, указав на переход к спотовым (краткосрочным) покупкам.

И, несмотря на скептическое отношение Мазузи относительно возможности достижения соглашения с европейскими странами по долговременным контрактам, представители высшего алжирского руководства, исходя из «предпочтительности сохранения стабильных долговременных соглашений по газу», якобы настаивало именно на этой формуле.

Примечательно, что алжирские лидеры предпочитали длительное время не замечать произошедших глобальных изменений на газовом рынке и в том числе не проанализировали должным образом фактический распад единого «энергетического фронта» с главным поставщиком голубого топлива Европе – Россией в 2014 г., которая в этот период, по сути, отказалась от него в пользу спотовых продаж Италии.

Отчасти это было вызвано политическими соображениями с целью недопущения создания против нее единого западного фронта из-за событий на Украине, на Донбассе и в Крыму.

Как бы там ни было, в этих условиях в одиночку Алжиру было физически невозможно сохранить прежнюю схему работы.

Не случайным в этой связи представляется то, что сам Мазузи предлагал европейским потребителям компромисс, который, однако, так и не был ими принят, подразумевающий смешанную схему взаимодействия – долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные соглашения.

По имеющимся данным, в Европе ему ясно дали понять, что ключевой не устраивающий момент – обязательство в рамках долговременных контрактов забирать покупателя весь оговоренный объем «голубого топлива», тогда как в условиях нынешнего кризиса он не всегда в состоянии его потребить.

Вторая версия – Мазузи сняли за недостаточно высокие показатели производства газа. По имеющимся данным, от него требовали сверху нарастить экспорт как минимум дополнительно на 10 млрд куб. м в течение 2017 года.

Однако он заявлял, что пока это невозможно и представлял свои ожидаемые цифры – плюс 4 млрд куб. м (57 по сравнению с 54 нынешними, тогда как общий объем выпуска газа должен увеличиться с 132.2 млрд куб. м в 2016 году до 141 млрд куб. м в 2017 году) что для заметного увеличения добычи «голубого топлива» требуются вложения в алжирскую энергетическую отрасль порядка 70 млрд долларов в период 2017 – 21 гг.

Не исключено, что именно его выступление 24 февраля в Хасси Мессауд, в районе газодобычи с одного из важнейших алжирских месторождений, приуроченное к двойному юбилею национализации углеводородов в АНДР (1971) и создания всеобщего Союза алжирских трудящихся (1956) и стало «спусковым крючком» для его отставки.

В частности, он указал, что, с одной стороны, увеличение производства газа потребует более серьезных, чем сейчас, вложений со стороны государства, а с другой стороны он фактически выступил против «хищнической эксплуатации» ресурсов страны, по сути, предложив подумать о подрастающем поколении.

Соответственно, имеющиеся показатели производства первых неполных трех месяцев засвидетельствовали правильность прогнозов Мазузи и крах ожиданий алжирского руководства, за что он и мог поплатиться своей должностью.

И, наконец, третья версия его смены – политическая. О праве ее существования можно судить по фигуре сменившего его «преемника». Им стал Абдельмумен Уальд Каддур, которого неожиданно для руководства Sonatrach 20 марта представил в качестве нового главы  этой компании министр энергетики Нуреддин Бутарфа. Нового руководителя компании в Алжире среди представителей профильной отрасли знают под кличкой «Американец».

Ее он получил неслучайно, как выпускник Массачусетского технологического института США и бывший генеральный директор совместного алжиро-американского предприятия Brown and Poot Condor (BRC), основанного в 1994 году и упраздненного в 2007 году.

Нельзя исключать, что с его приходом руководство АНДР рассчитывает привлечь на самых выгодных условиях инвестиции из Вашингтона и в том числе на запуск до сих пор нереализованного сланцевого проекта.

Как бы там ни было, но продолжающаяся чехарда среди директоров главной энергетической компании Алжира пока явно не способствует мечтам его лидеров относительно успешного контрнаступления на захваченные у него Россией газовые позиции в Европе, которые он утратил в последнее десятилетие из-за своей неспособности поставлять на ее рынок прежний объем «голубого топлива».

52.18MB | MySQL:103 | 0,507sec