Об активизации джихадистов в Сирии

Последние недели ознаменовались новым обострением военно-политической ситуации в Сирии, связанной с резким ростом террористической активности в Дамаске и Хомсе и наступлением боевиков «Хайят Тахрир аш-Шам», основу которых составляют отряды бывшей «Джебхат ан-Нусры» (запрещенв в России) на Дамаск. Такое «весеннее обострение» не является случайным и демонстрирует как желание джихадистов вновь напомнить о себе и поучаствовать в разделе сфер влияния в Сирии, так и стремление аравийских монархий сорвать процесс сирийского мирного урегулирования, спонсорами которого являются Россия, Турция и Иран, и навязать этой стране свою модель раздела власти.

За прошедший месяц в Дамаске и Хомсе произошли четыре беспрецедентные по своему размаху террористические атаки. В конце января два террориста-смертника совершили самоподрыв в микрорайоне Дамаска Кафр Суса, жертвами которого стали 11 человек. 25 февраля в ходе атак террористов-смертников в Хомсе погибли 32 человека, включая руководителя сирийской военной разведки генерала Хасана Даабуля, близкого к Башару Асаду.  В ходе теракта был ранен еще один из руководителей сирийских спецслужб бригадный генерал Ибрагим Дарвиш. 11 марта в результате теракта в районе Дамаска Баб Сагир погибло 74 человека, включая 43 шиитских паломников из Ирака. Этот район знаменит тем, что там расположена всемирно известная шиитская гробница Сайида Зейнаб. Наконец, 15 марта произошел теракт во Дворце правосудия в Дамаске. В результате был убит 31 человек и ранены 60.  Несколькими часами позже произошел взрыв в дамасском районе Аль-Рабве. В результате теракта в одном из ресторанов были ранены 22 человека.

Беспрецедентное нарастание террористической активности в САР позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, джихадисты все меньше надеются на успех на поле боя и переносят войну в города, делая своей основной мишенью гражданское население. Во-вторых, налицо их намерение доказать сирийцам, что правительство не может обеспечить безопасность. В течение всех шести лет войны Дамаск оставался островком относительного покоя в море сирийской смуты. Последние крупные теракты там имели место в феврале-марте 2013 года. Нынешняя задача террористов состоит в том, чтобы посеять хаос. Кстати, похожая динамика наблюдается и в Ираке. По мере установления иракским правительством контроля над Рамади, Эл-Фаллуджей и Восточным Мосулом теракты в Багдаде участились и стали более масштабными. Один из идеологов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) Абу Мухаммед аль-Аднани, погибший в результате налета американской авиации в октябре 2016 года, в одном из последних обращений в связи с активными действиями антитеррористческой коалиции призвал перенести войну на улицы «крестоносцев», то есть европейских городов. Точно так де сейчас джихадисты переносят боевые действия на улицы Багдада и Дамаска.

Активизация террористов-смертников совпала с появлением на юге Сирии наиболее значительного из ныне живущих идеологов джихадизма Абу Мухаммеда аль-Макдиси. Настоящее имя этого вдохновителя террористов Исам Мухаммед аль-Баркауи. Он родился в 1959 году в Наблусе в Палестине. Значительную часть юности провел с родителями в Кувейте. Затем учился в университете Мосула (Ирак) и в Саудовской Аравии. В конце 1980-х годов участвовал вместе с Усамой бен Ладеном в антисоветском джихаде в Афганистане. Там он познакомился и сдружился с печально известным Абу Мусабом аз-Заркауи, ставшим позже первым лидером «Аль-Каиды в Месопотамии». В 1995-1999 году Абу Мухаммед аль-Макдиси вместе с Абу Мусабом аз-Заркауи находился в иорданской тюрьме. Последний обвинялся в осуществлении взрывов в нескольких отелях Аммана, а Абу Мухаммед аль-Макдиси в том, что был их идейным вдохновителем. В начале 2000-х годов Абу Мухаммед аль-Макдиси снова оказался в тюрьме.  В это время он усиленно разрабатывал концепцию превосходства индивидуально террора с использованием террористов-смертников. В 2009 году Абу Мухаммед аль-Макдиси получил пятилетний срок после интервью «Аль-Джазире», в котором он призывал джихадистов ехать в Афганистан для участия в войне против американских войск. После освобождения из тюрьмы он перебрался в Сирию, где оказывал сильное влияние на деятельность группировки «Исламское государство».

С конца прошлого года он оказался на юге Сирии, где стал патронировать «Армию Халида ибн Валида». Это вооруженное формирование радикальных боевиков-исламистов названо в честь легендарного полководца первых лет Арабского халифата, подчинившего Сирию арабам и распространявшего там ислам.  После появления «Армии Халида ибн Валида» действия боевиков на юге Сирии, в частности в провинции Дераа, стали гораздо более жесткими и скоординированными.  До 2016 года на юге страны преобладали отряды так называемого Южного фронта, зонтичной структуры, опекаемой иорданскими спецслужбами и объединяющей до 60 мелких отрядов вооруженной оппозиции умеренного толка. Однако с осени 2016 года в этом регионе стали преобладать радикалы, что привело к более агрессивным, наступательным действиям.   Впрочем, кроме идеологии здесь присутствует и прозаический момент денег. С появлением Абу Мухаммеда аль-Макдиси на юге Сирии финансирование  у джихадистов ощутимо улучшилось. В настоящее время каждый боевик получает до 350 долларов в месяц, что выше, чем в конкурирующих организациях. Все это наводит на мысли о том, что к активизации боевиков на юге Сирии приложили руку зарубежные силы. Возможно, что это Саудовская Аравия и Катар, недовольные тем, что их фактически оттеснили от переговорного процесса в Астане, а их ставленники будут обойдены при разделе властного пирога в Дамаске.

Еще одним проявлением активизации боевиков-экстремистов стало наступление на Дамаск, осуществленное 21 марта. Боевики, принадлежащие к организации «Хайят Тахрир аш-Шам», в количестве двух с половиной тысяч человек, совершили прорыв в микрорайоны города Джобар и Кабун и дошли до площади Аббасидов, расположенной в двух километрах от  исторического центра города. Вторжение сопровождалось массированными ракетными обстрелами мирных кварталов, продолжающимися и по сей день. Напомним, что группировка «Хайят Тахрир аш-Шам» возникла в конце января с.г. после раскола группы «Ахрар аш-Шам», когда наиболее радикальная ее часть вышла из-под турецкой опеки и примкнула к бывшей «Джебхат ан-Нусре», объявив непримиримую войну как сирийскому правительству, так и другим, более умеренным группировкам. Кроме «Хайят Тахрир аш-Шам» в военной акции в Дамаске приняли участие боевики группировки «Фейлак ар-Рахман». Это наступление джихадистов было беспрецедентным по размаху. Дело в том, что на протяжении всех шести лет гражданской войны боевикам ни разу не удавалось вторгнуться в сирийскую столицу. Несмотря на бои, проходившие в окрестностях Дамаска, обстановка в городе оставалась относительно спокойной. Улицы Дамаска даже в самые трудные дни были переполнены людьми, на них шла оживленная торговля. В то же время в результате недавних атак и ракетного «бомбопада» центральные районы сирийской столицы впервые опустели на несколько дней.

Это наступление был синхронизировано с очередным раундом межсирийских переговоров в Женеве, прошедших 24-25 марта. Не первый раз при начале подобных переговоров происходит оживление военных действий. Как и ожидалось, такое обострение военной активности привело к срыву Женевских переговоров. Сирийская правительственная делегация во главе с Ибрагимом Джаафари настаивала на том, чтобы приоритетом на переговорах был вопрос борьбы с терроризмом. В то же время руководитель оппозиционной делегации Наср аль-Харири, тесно связанный с Эр-Риядом, акцентировал внимание на вопросах создания переходного правительства, новой конституции и выборов. Наср аль-Харири обвинил сирийское правительство в обстрелах территорий, на которых нет боевиков, и проживает только гражданское население, а также в произвольных арестах. Дополнительно, на конференции произошел конфликт между делегацией САР и спецпосланником ООН Стафаном ди Мистурой. Дамаск обвинил С. ди Мистуру в том, что последний подыгрывает оппозиции. К тому же дипломатам САР не понравилось, что ооновский дипломат в нарушение протокола вначале приветствовал оппозицию, а затем правительственную делегацию.

Таким образом, женевские переговоры в очередной раз доказали неэффективность своего формата. В том виде, в котором они существуют, они могут только затягивать процесс мирного урегулирования, а не активизировать его. Основной причиной здесь является присутствие оппозиционной делегации, сформированной Эр-Риядом, который не может примириться с тем, что его оттеснили от гораздо более важного формата переговоров в Астане. В этой связи не совсем понятна позиция американской администрации Дональда Трампа. С одной стороны, вопрос о немедленном свержении Башара Асада уже не стоит на повестке дня. С другой стороны, Вашингтону нужна ослабленная и урезанная Сирия, что подтверждается альянсом с курдами на севере и подготовкой «умеренной» вооруженной оппозиции для удара по ИГ в Дейр эз-Зоре и Ракке.

27.92MB | MySQL:67 | 0,849sec