ЕС создает в Судане барьер на пути незаконной миграции

Европейская операция «София» по спасению мигрантов, направляющихся через Средиземное море в Европу, «поощряет нелегальную миграцию». Об этом, как передает агентство Франс Пресс, заявил глава МИД в правительстве национального согласия (ПНС) Ливии Мухаммед Тахер Сияла, находящийся с визитом в Варшаве. «Мигранты рассчитали все риски, которые им могут грозить в их переходе через территорию Ливии и путешествии по Средиземному морю до итальянских островов Лампедуза или Пантеллерия (к юго-западу от Сицилии), — отметил дипломат. — Сегодня они понимают, что существуют риски только при пересечении Ливии и выходе из ее территориальных вод, потому что затем их возьмут к себе на борт суда (действующие в рамках операции «София»), которые доставят их в Европу в полной безопасности». «Я думаю, что необходимо пересмотреть данную операцию, — добавил он после встречи со своим польским коллегой Витольдом Ващиковским. — У меня нет другого предложения, может быть, кроме реализации программ, направленных на экономическое развитие стран происхождения мигрантов, а также осуществления качественного контроля на государственных границах». «Если вы продолжите просто отправлять их домой, принимать их обратно, затем снова возвращать… вы не сможете остановить миграцию подобным образом. Необходимы инвестиционные программы в странах происхождения, а также в районах Ливии, затронутых этой проблемой, — подчеркнул Сияла. — Лето приходит, море будет становиться спокойнее, тогда, на мой взгляд, число (мигрантов) может резко увеличиться».

В июне 2015 года стартовала военно-морская операция по спасению мигрантов EUNAVFOR Med, в сентябре того же года она получила название «София». 7 октября 2015 года по решению ЕС начался второй этап, который предполагает задержание и проверку подозрительных судов. По данным Международной организации по миграции, с 1 января до 29 марта 2017 года 27 тысяч 589 мигрантов и беженцев прибыли в страны Европы по Средиземному морю, более 80% из них вышли на берег в Италии, остальные — в Греции и Испании. При этом более 650 человек погибли или пропали без вести в пути. Таким образом, ливийский транзит начинает создавать реальную конкуренцию турецкому маршруту, который пока вроде бы в большей степени заморожен в связи с соглашением между Анкарой и Брюсселем, но висит буквально на ниточке, поскольку отношения между ЕС и лично Р.Т.Эрдоганом (а мы бы именно так, в таком контексте, характеризовали нынешний этап напряженности в отношениях по линии Европа-Турция) являются, как известно, далеко не идеальными. Хотя повторим то, что мы уже говорили ранее: несмотря на все личные обиды, обвинения в нацизме и угрозы пересмотреть условия соглашения Р.Т.Эрдоган пока к последним шагам не готов по многим причинам. По крайней мере до того момента, пока не прошел «судьбоносный референдум» 16 апреля и имеются перспективы продолжения получения финансовой помощи от ЕС «на обустройство беженцев». Безусловно играет свою роль и характер экономических связей между Турцией и ЕС.

В данном случае сложно что-либо добавить к словам ливийского дипломата, за исключением нескольких моментов. Во-первых, эти предложения вносит представитель структуры, которая мало что и кого контролирует в самой Ливии и, соответственно, просто не в состоянии каким-либо образом влиять на процессы незаконной миграции. Интересно, что те же европейцы очень часто внешне позиционируют свои действия в Ливии именно как, прежде всего, попытку поставить барьер незаконным мигрантам, а не как попытку наконец-то воссоздать в Ливии хотя бы слабый аналог существовавшего до свержения М.Каддафи централизованного режима. Во-вторых, на незаконной миграции «кормятся» практически все полевые командиры абсолютного большинства ливийских кланов и группировок. И заместить этот весьма прибыльный бизнес какими-то гипотетическими инвестициями ЕС не получится. В том числе и потому, что ни один внятный инвестор в нынешнюю Ливию просто не пойдет, и любой инвестиционный проект просто рядом не будет стоять по уровню прибыли. То же самое справедливо и к большинству стран Африки, из которых, собственно, эти мигранты и бегут. В самой Ливии универсальным бизнесом является экспорт нефти, который сейчас находится на крайне низком уровне просто в силу того, что между местными кланами идет ожесточенная драка за право участия в этом экспорте. Таким образом, решение проблемы незаконных мигрантов лежит в плоскости воссоздания в Ливии жесткого, практически диктаторского, режима, к чему «либеральные» западные политики на фоне серьезных выборных потрясений и склоняются все более и более, уже практически открыто ставя на главнокомандующего вооруженными силами палаты представителей в Тобруке маршала Х.Хафтара. Интересно, что одновременно ЕС оставил на днях под санкциями в числе прочих ливийских деятелей и спикера Палаты представителей Тобрука Акиллу Салаха, тем самым выводя его из легитимного поля и минимизируя шансы этого политика на какую-то активную политическую активность вне Ливии. Тем самым Тобруку как бы дают сигнал, на кого в реальности рассчитывает Брюссель в качестве своего  партнера.

Что же касается инвестиций «в промышленное развитие» в страны Африки с целью сделать процесс миграции невыгодным для большинства населения, то мы в данном случае имеем дело в большинстве случае с открытым подкупом тех или иных глав государств континента в обмен на проведение ими жестких мероприятий в отношении мигрантов. То есть этим лидерам дают взятку и откупаются от них. Именно ровно по той схеме, которую использовали европейцы и в случае с Турцией. Классическим примером этого является Судан, через который идет основной вал незаконных мигрантов из африканских стран в Ливию, а затем в Европу. По данным исследователей из Оксфорда, 47 процентов мигрантов в крупнейшем лагере для перемещенных лиц в Calais Camp в Великобритании являются именно гражданами Судана. Судан в данном случае полностью оправдывает и свое неофициальное название «ворота в Африку» с точки зрения ключевого транзитного пункта для миграции. В 2016 году только за 11 месяцев через него прошло тридцать тысяч мигрантов из африканских стран. А на настоящий момент там дислоцируются еще 500 тысяч беженцев из Сомали, Эфиопии и Эритреи, которые ждут наступления летнего сезона. Мы уже говорили, что в прошлом году ЕС просто открыто финансировал «сдерживающие операции» суданских властей, которые использовали для этого признанных МУС «военными преступниками» дарфурских «джанджавидов». Те просто силовыми методами регулировали поток миграции, не особенно смущаясь в выборе средств: чем рискуют, собственно, уже «де-юре» военные преступники? Но арабы есть арабы, они прежде всего купцы. И они не были бы арабами, если бы не постарались тянуть деньги с двух сторон. Полмиллиона человек сложно просто убить или изгнать, гораздо легче «структурировать» этот процесс. Причем за чужой счет. В марте с.г. ЕС совместно с United Nations Industrial Development Organisation выделил 3.2 млн долларов Хартуму «на развитие системы занятости беженцев и экономическое развитие Судана». Другими словами, на обустройство лагерей мигрантов, из которых «джанджавиды» будут дозированно опять же за деньги выпускать партии мигрантов на ливийское направление. Именно так будет обстоять дело. Рассчитывать на то, что на месте скопления мигрантов возникнет новая агропромышленная зона, не приходится. То есть пока отсутствует ливийский барьер, европейцы пытаются создать таковой в Судане. При этом абсолютно не смущаясь методами и персонами, посредством которых этот барьер будет создаваться. Но эти меры в принципе ничего не решают и просто переводят процесс незаконной миграции из общего хаоса в какую-то мало-мальскую, но систему.

52.19MB | MySQL:103 | 0,547sec