Об активизации американо-египетского стратегического партнерства

Официальный визит в США президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси позволяет сделать ряд заключений относительно новой стратегии и новых ставок США в регионе. Вашингтон явно приступил к «перезагрузке» своих отношений с Египтом, что может привести к тому, что Каир станет ведущим геополитическим партнером США в регионе.

Комментируя визит египетского гостя, президент США Дональд Трамп, в частности, отметил: «Я хочу дать всем знать, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что мы очень поддерживаем президента Сиси. Он сделал фантастическую работу в очень сложной ситуации».  В первый день визита состоялась встреча один на один между Д.Трампом и А.Ф.ас-Сиси, после которой президенты провели раунд переговоров совместно со своими министрами и помощниками. При этом Дональд Трамп заявил на камеру, приветствуя своего египетского коллегу: «Я хочу заверить Вас  господин президент, что вы являетесь другом Соединенных Штатов и моим другом лично». По итогам встречи Д.Трамп отметил, что между США и Египтом остался ряд нерешенных вопросов, но это «не портит общего фона». При этом Д.Трамп ни словом не упомянул о каких-либо претензиях к Египту из-за нарушений прав человека. В своем Твиттере Д.Трамп с присущим ему панибратством охарактеризовал А.Ф.ас-Сиси как «фантастического парня». По мнению главного редактора газеты «Рай аль-йаум» Абдельбари Атвана, после визита в США Анвара Садата в 1978 году ни одного египетского лидера так хорошо не встречали в Вашингтоне.  Таким образом, эра охлаждения в египетско-саудовских отношениях, начатая при президенте Б.Обаме, подошла к концу. Ухудшение в союзнических отношениях между Вашингтоном и Каиром началось в 2013 году после военного переворота, свергнувшего правительство «Братьев-мусульман» и приведшего к власти генерала Абдель Фаттаха ас-Сиси. В окружении Б.Обамы присутствовали влиятельные круги, видевшие в «Братьях-мусульманах» и поддерживавшем их Катаре американскую точку опоры на Ближнем Востоке. В течение двух лет действовал мораторий на оказание Египту ежегодной военной помощи в размере 1,2 миллиардов долларов, предусмотренной Кемп-Дэвидскими соглашениями. В 2015 году Белый дом неохотно возобновил выплаты, но отказывался от дополнительной помощи Египту. Теперь эта ситуация подошла к концу. Остается разобраться, что подвигло администрацию Д.Трампа на такое изменение кроме официально декларированной «войны с терроризмом».

Главным стратегическим противником США при Д.Трампе несомненно является Иран. Об этом свидетельствует ряд действий и заявлений Белого дома. Во-первых, введение новых санкций в связи с испытаниями иранского ракетного оружия. Во-вторых, внесение Ирана в «антииммиграционный» список государств, гражданам которых запрещен въезд в США. В-третьих, алармистская позиция в отношении присутствия Ирана и ливанского движения «Хизбалла» в Сирии, где они, кстати, ведут непримиримую борьбу с терроризмом. Позицию Пентагона по противодействию иранскому влиянию озвучил руководитель американского Центрального командования (Centcom) генерал Джозеф Войтел, выступая 9 марта в сенатском комитете по вооружениям.  Генерал высказал мысль о том, что победа над «Исламским государством» (запрещено  в России) будет пирровой до  тех пор, пока не будут уничтожены корни терроризма. К этим корням генерал Войтел отнес не только террористическую группировку ИГ, но и иранское присутствие в Сирии. Одновременно он высказал мысль о необходимости отрезать террористов от снабжения как на севере страны, так и на юге вдоль границы с Иорданией.

Многочисленные факты говорят о том, что американцы взяли курс на создание «арабского НАТО», главной целью которого будет противостояние Ирану. Показательным в этом отношении является интервью, данное американским четырехзвездочным генералом Джеймсом Джонсом саудовской газете «Аш-Шарк аль-Аусат», издающейся в Лондоне. Генерал Дж.Джонс является бывшим командующим вооруженными силами НАТО в Европе, в президентство Барака Обамы он занимал пост советника президента США по военному сотрудничеству со странами Ближнего Востока. Понятно, что военный руководитель такого уровня, пусть даже и отставной, не может излагать исключительно собственные взгляды без согласования с Пентагоном. В интервью генерал Дж.Джонс призвал к созданию аналога НАТО из государств Персидского залива и Египта. По его словам, блок НАТО преуспел в отражении и сдерживании советской военной угрозы в 1950-е-1970-е годы. Такую же роль «ближневосточное НАТО» должно сыграть в отражении иранской угрозы. «НАТО преуспело в отражении экзистенциальной угрозы, исходящей от Советского Союза, а затем помогло ему распасться», — подчеркнул Дж.Джонс. Касаясь непосредственно иранской проблематики, генерал отметил: «Если мы сталкиваемся с существенной угрозой со стороны Ирана, то мы должны быть решительны, удвоит санкции и заставить Иран радикально поменять свои подходы». При этом журналисткой Худой аль-Хуссейни был задан вопрос о военных и человеческих возможностях аравийских монархий, которые несравнимы с аналогичными возможностями Европы и Америки в 1949 году. Американский генерал ответил, что в настоящее время упор следует делать не на количество сухопутных сил, а на высокоточные виды оружия, включая ракетные и противоракетные системы и авиацию. При этом он высоко оценил военные возможности Египта.

По мнению главного редактора газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атвана, членами будущего военного блока должны стать Египет, Саудовская Аравия, Египет, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты. Султанат Оман, Кувейт и Катар либо вовсе исключаются из данного альянса, либо будут играть в нем второстепенную роль. Оман поддерживает хорошие отношения с Ираном и не принимает участие в военной операции, проводимой аравийской коалицией в Йемене. Кувейт не обладает достаточным военным и политическим потенциалом. Кроме того элита этой страны настроена на мирный диалог с Ираном на основе взаимоуважения. Об этом свидетельствует прошедший в конце января с.г. визит в Тегеран министра иностранных дел Кувейта шейха Сабаха аль-Халеда ас-Сабаха, который привез в иранскую столицу письмо эмира Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда ас-Сабаха с приглашением к иранской стороне начать диалог с целью нормализации зашедших в тупик отношений ИРИ с аравийскими монархиями.  Катар, скорее всего, также не будет играть активной роли в новом блоке по двум причинам. Во-первых, доброжелательные отношения, которые поддерживает Доха с Тегераном. Во-вторых, поддержка катарцами в мировом масштабе движения «Братьев-мусульман», к которому нынешняя американская администрация настроена явно враждебно. Кстати, эксперты называли в качестве одной из целей, поставленных президентом А.Ф.ас-Сиси в ходе нынешнего визита в США, лоббирование включения американским Конгрессом «Братьев-мусульман» в список террористических организаций. Судя, по всему, египетский лидер достиг успехов на данном направлении.

По мнению некоторых аналитиков, ведущая роль в сколачиваемом «арабском НАТО» будет принадлежать не Саудовской Аравии, а Египту. К саудовскому союзнику в Вашингтоне относятся с большой долей подозрения по причине опоры Эр-Рияда на откровенно экстремистские исламистские организации. Кроме того, сама саудовская монархия не рассматривается в Вашингтоне в качестве стабильного государства в долгосрочной перспективе. В случае такого поворота событий Каир будет играть лидирующую роль в разрешении военно-политического кризиса в Ливии и, возможно, в Йемене. КСА же суждено играть роль финансового спонсора нового военного блока.

В данные процессы вписывается и нормализация египетско-саудовских отношений, произошедшая не без влияния Вашингтона. В середине марта после полугодового перерыва возобновились поставки по льготной цене (фактически бесплатные) саудовской нефти в АРЕ. Многие наблюдатели связывают это с теми рекомендациями, которые дал Дональд Трамп принцу Мухаммеду бен Сальману во время его недавнего визита в США. 2 апреля с.г. египетский «Суд по срочным разбирательству срочных дел» отменил решение Высшего административного суда Египта о передаче Саудовской Аравии островов Тирана и Санафир. Понятно, что в условиях отсутствия в Египте реального разделения властей такое решение является фактически выражением воли президента. Несколько видных египетских адвокатов, включая Халеда Али и Тарика аль-Авади подали петицию о неправомерности подобного решения, но она вряд ли что-то решит. В ходе последнего по времени саммита ЛАГ в Аммане между Абдель Фаттахом ас-Сиси и королем Саудовской Аравии Сальманом прошли длительные переговоры. Показательно, что один раз они демонстративно вышли из зала для задушевной беседы во время выступления эмира Катара Тамима бен Хамада Аль Тани.

Курс на стратегическое партнерство с Египтом сопровождается новой тактикой Белого дома по отношению к Сирии, допускающей признание правительство Башара Асада. Выступая на пресс-конференции по итогам визита в Анкару 1 апреля, госсекретарь США Рекс Тиллерсон отметил, что  «судьбу президента Асада в долгосрочной перспективе  будет решать сирийский народ». Тем самым он дал понять, что США больше не ставят своей политической целью свержение сирийского президента, как они делали это в течение шести лет гражданской войны. Еще дальше пошла посол США при ООН Никки Хейли, которая обозначила приоритеты американской политики в Сирии. Она, в частности, сказала: «Мы не собираемся сосредоточиться на свержении Асада. Мы собираемся сфокусироваться на давлении, которое позволит начать изменения в Сирии». При этом отказ от смены режима в Сирии вполне может сопровождаться попытками внести раскол между Дамаском и Тегераном и оторвать Сирию от проиранской оси.

Впрочем, помимо геополитической стратегии в предполагаемом создании «арабского НАТО», возможно, кроется и другой момент. В интересах США подстегнуть гонку вооружений в зоне Персидского залива. Это вызовет оживление спроса на американское вооружение и подстегнет американский экспорт. В то же время такие сверхзатраты на оборону могут истощить финансовые возможности аравийских монархий, и без того подорванные снижением мировых цен на нефть, что может в перспективе вызвать и снижение роли этих государств в ближневосточных и мировых делах.

56.79MB | MySQL:106 | 0,463sec