А. Шарон forever? Правительственный кризис в Израиле и перспективы выхода из него

Итак, то, чего ждали почти полгода, свершилось: 1 декабря 2004 г. в Израиле окончательно распалась правительственная коалиция, и премьер-министр А. Шарон вновь стоит перед нелегкой дилеммой: либо инициировать очередные внеочередные выборы, либо попытаться заново сформировать высший орган исполнительной власти страны в надежде добиться поддержки большинства членов нынешнего парламента (Кнессета). Проблема, однако, состоит в том, что за почти четыре года своего правления (А. Шарон был впервые избран премьер-министром Израиля в ходе всеобщих выборов, прошедших 6 февраля 2001 г.) нынешний лидер страны уже опробовал оба варианта, и оба они не привели к желанной стабильности во внутриполитической жизни страны.

В конце октября 2002 г. Партия труда, в то время – основной коалиционный партнер возглавляемого А. Шароном правоцентристского движения Ликуд [«Единство»], объявила о выходе из правительства, и в ответ на этот демарш А. Шарон назначил досрочные выборы в Кнессет шестнадцатого созыва. Нельзя сказать, что в Израиле не было прецедента назначения досрочных парламентских выборов буквально в середине срока работы Кнессета: напротив, и в 1951 г., и в 1961 г. принимались решения о роспуске и досрочном переизбрании парламента по истечении лишь двух лет его работы. Поэтому если А. Шарон все же решится на объявление всеобщих досрочных выборов уже сейчас (в этом случае они могли бы состояться в феврале 2005 г., ровно два года после последней электоральной кампании), то Кнессет шестнадцатого созыва повторит судьбу Кнессетов первого и четвертого созыва, которые также проработали всего два года. Однако не стоит забывать, что сейчас речь будет идти о пятой электоральной кампании за неполных девять лет (включая и досрочные перевыборы премьера без роспуска Кнессета в 2001 г.) – такой нестабильности израильская политическая система не знала никогда, а потому возможное развитие событий по этому сценарию не может не вселять определенного беспокойства.

С другой стороны, в правительственных коалициях А. Шарона в последние четыре года (пусть и в разное время) перебывали практически все его возможные союзники: и социал-демократическая Партия труда во главе с Ш. Пересом (в то время – во главе с Б. Бен-Элиэзером), и партия еврейских традиционалистов – выходцев из восточных общин ШАС во главе с Э. Ишаем (который фактически полностью подчинен раввину О. Йосефу), и либеральная антиклерикальная партия Шинуй [«Перемена»] во главе с Й. Лапидом, и праворадикальный блок «Национальное единство» во главе с А. Либерманом, и Национально-религиозная партия (МАФДАЛ) во главе с бригадным генералом в отставке Э. Эйтамом… На политической карте Израиля практически не осталось сил, которые могли бы стать партнерами А. Шарона в руководимом им правительстве, и которые бы не пошли бы на сотрудничество с ним – сотрудничество, которое для всех без исключения перечисленных выше пяти партий закончилось кризисом в их взаимоотношениях с Ликудом, и, как следствие, выходом из правительства. В этой связи напрашивается естественный вопрос: где именно А. Шарон может найти новых политических партнеров, в сегодняшнем Кнессете их нет; кроме арабов и левых радикалов в коалициях во главе с А. Шароном в разное время побывали все. А коли так, то главе правительства не остается иного выбора, кроме как второй раз пытаться войти в уже однажды пересохшие реки. Разумеется, А. Шарон может попробовать (как предсказывают в настоящее время многие израильские аналитики и комментаторы) сформировать новую–старую коалицию с социал-демократами и сефардскими религиозными ортодоксами из партии ШАС: такая коалиция будет опираться на поддержку 72 из 120 депутатов Кнессета. Проблема, однако, состоит в том, что такое правительство у А. Шарона уже было – в 2001–2002 годах, и совершенно неочевидно, почему коалиция, раздиравшаяся всевозможными дрязгами лишь два–три года назад и распавшаяся почти за год до планировавшейся даты выборов, сможет более или менее слаженно функционировать в настоящее время.

Тот факт, что за последние полгода (с начала июня 2004 г.) правительство страны покинули министры от трех из четырех составлявших это правительство партий, во многих странах наверняка воспринимался бы как очевидный и неопровержимый индикатор резкого ослабления личных позиций премьера. Парадоксальным образом, в Израиле говорить об этом не приходится: позиции А. Шарона во главе Ликуда весьма стабильны, а состоящая из 40 членов фракция Ликуда (включая присоединившихся к ней двух депутатов от возглавляемой Н. Щаранским партии «Исраэль ба-алия» [«Израиль на подъеме»]) в парламенте вдвое превышает фракцию следующей по величине партии – социал-демократов. Более того: осмелюсь предположить, что даже в случае назначения новых выборов, А. Шарон сохранит за собой пост главы Ликуда, а сам Ликуд – статус крупнейшей и наиболее влиятельной фракции в Кнессете. Иными словами, на мой взгляд, новые выборы могут привести лишь к незначительным изменениям в расстановке политических сил в стране, но не к кардинальным переменам в высших эшелонах власти.

Данный прогноз основывается, прежде всего, на том, что оппоненты А. Шарона в самом Ликуде не смогли создать сколько-нибудь реальной и дееспособной оппозиции премьеру, а факт победы Ликуда на новых выборах представляется очевидным исходя из всех опросов общественного мнения. Действительно, семь депутатов от возглавляемой А. Шароном партии выступают против инициированной премьер-министром программы по выводу израильских сил и поселений из сектора Газа и Северной Самарии, однако единственный член правительства из этой семерки – Узи Ландау – занимал лишь пост министра без портфеля, что совершенно недостаточно как плацдарм для борьбы за общенациональное лидерство. Когда же А. Шарон уволил У. Ландау из состава кабинета, ни один из министров от Ликуда (в знак протеста против притеснения инакомыслия и зажима внутрипартийной демократии или из солидарности с политическим взглядами У. Ландау) не объявил о своей добровольной отставке. Для сравнения было бы небесполезно вспомнить о коллективной отставке всех министров от Партии труда пятнадцать лет назад в знак протеста против увольнения тогдашним премьером и лидером Ликуда Ицхаком Шамиром министра Эзера Вейцмана, участвовавшего в неприемлемых с точки зрения главы правительства переговорах с представителями ООП. Узи Ландау же остался в полном политическом одиночестве. Столь же малоудачным оказалась и последующая попытка министра финансов, экс-премьера Биньямина Нетаниягу, сформировать «внутреннюю оппозицию» А. Шарону: в течение считанных дней все три министра, на поддержку которых рассчитывал Б. Нетаниягу (речь шла о министре иностранных дел С. Шаломе, министре образования Л. Ливнат и министре здравоохранения Д. Наве), подтвердили свою лояльность главе правительства. Оставшись в неожиданном для него одиночестве, на попятную пошел и сам Б. Нетаниягу. Перед парламентскими выборами 2003 г. в Ликуде прошли внутрипартийные выборы председателя, на которых А. Шарон со значительным отрывом (60% против 38%) победил Б. Нетаниягу; два ли сейчас результаты будут принципиально иными.

Позволю себе еще более рискованный тезис: не только в Ликуде, но и ни в одной из партий, чьи парламентские фракции превышают 5% списочного состава Кнессета, смена лидеров также едва ли возможна. Так, в Партии труда существует стратегический консенсус касательно необходимости найти замену 81-летнему лидеру Шимону Пересу, но все попытки различных кандидатов занять место лидера партии, предпринятые в последние годы (достаточно вспомнить короткие периоды правления Б. Бен-Элиэзера и А. Мицны, а также неудачи А. Бурга, Х. Рамона и М. Вильнаи в завоевании этого поста), были безуспешными. И сегодня социал-демократы не видят выхода из кризиса лидерства, ибо по данным всевозможных социологических опросов, ни один из их возможных лидеров (чаще всего называются имена экс-спикера парламента А. Бурга, отставных генералов и экс-министров М. Вильнаи и Б. Бен-Элиэзера, а также экс-премьера Э. Барака) не способен составить реальную конкуренцию А. Шарону на всеобщих выборах. Идея «раскрутить» профсоюзного трибуна Амира Переца, лидера Партии рабочих, совсем недавно официально присоединившейся к Партии труда (благодаря чему ее фракция выросла до 21 человека), также представляется бесперспективной: возглавляя список Партии рабочих в ходе двух выборов в Кнессет, А. Перец оба раза сумел добиться поддержки лишь примерно 3% избирателей. В этих условиях Шимон Перес почти наверняка сможет и далее оставаться на занимаемом им посту временного председателя партии, время правления которого, впрочем, никем и ничем особенно не ограничивается. Ш. Перес мог бы уйти добровольно, но человек, уже неоднократно проигрывавший и премьерские, и президентские выборы едва ли именно сейчас инициирует собственную отставку.

Третья по величине в Кнессете партия (Шинуй), собственно говоря, партией может быть названа лишь условно. Созданное в 1974 г. общественно-политическое движение, ставившее своими целями продвижение либеральных ценностей и борьбу с коррупцией, на протяжении многих лет с трудом проводило в парламент двух – трех депутатов, либо участвуя в выборах самостоятельно, либо в блоке с другими партиями. Четверть века после своего создания движение Шинуй медленно, но, казалось бы, неизбежно катилось к исчезновению с политической сцены: опросы предрекали, что на выборах в Кнессет пятнадцатого созыва партия не сумеет преодолеть электоральный барьер. Однако тогдашний первый номер партии Авраам Пораз нашел блестящий, совершенно неожиданный ход, добровольно уступив свое место известнейшему тележурналисту, обладателю громадной личной харизмы Томи (Йосефу) Лапиду, до того вообще не бывшему членом партии. Во главе с Т. Лапидом партия взяла курс на жесткую антиклерикальную линию, что, в сочетании с либеральной экономической программой, позволило ей добиться невиданного успеха, завоевав 6 мандатов на выборах 1999 г. и 15 мандатов – четыре года спустя. Т. Лапид стал для партии Шинуй бесценной находкой, и лишь немыслимые перипетии могут привести к его смещению. Нет никаких оснований сомневаться в том, что и на новых выборах список партии Шинуй будет возглавлять Т. Лапид.

Четвертая по величине партия в стране (11 мандатов в Кнессете) – сефардское религиозное движение ШАС – практически не знакома с нормами внутрипартийной демократии. Список лидеров движения и ее кандидатов на парламентских выборах составляет Совет знатоков Торы во главе с раввином Овадией Йосефом. Нет никаких оснований полагать, что рав О. Йосеф собирается сместить нынешнего формального лидера партии Элиягу Ишая со своего поста, а значит и ШАС пойдет на новые выборы с новым–старым руководством.

После трагического убийства тогдашнего министра туризма, основателя праворадикальной партии Моледет [«Родина»] Рехавама Зеэви осенью 2002 г., Авигдор Либерман стал неоспоримым лидером этого лагеря. Когда бы не состоялись новые выборы, есть все основания полагать, что А. Либерман сохранит положение лидера блока «Национальное единство» (7 мандатов в Кнессете нынешнего созыва), в который входят и прежние соратники Р. Зееви по партии Моледет.

Не изменится лидер и у левых радикалов, чья парламентская фракция составляет в настоящее время лишь 6 мандатов. Йосси Бейлин был лишь менее двух лет назад избран на этот пост в ходе выборов, в которых участвовали все члены партии МЕРЕЦ – ЯХАД, и нет никаких оснований прогнозировать его досрочный уход.

Таким образом, ни одна из возможностей, обсуждаемых в настоящее время (формирование новой правительственной коалиции, досрочные выборы), не приведет к какому-либо реальному изменению политической конфигурации в стране. Распад второго руководимого им правительства едва ли предвещает закат политической карьеры 76-летнего Ариэля Шарона; не свидетельствует он и о грядущем закате возглавляемой им правоцентристской партии Ликуд. Парадоксальным образом, ситуация перманентного кризиса власти не свидетельствует и о грядущих переменах на политической карте страны. Как бы не развивались события в настоящее время, А. Шарон останется признанным лидером страны и правительства, более или менее обладающим свободой маневра в той степени, в которой он желает ей обладать. В настоящее время едва ли что-то может помешать ему проводить ту политику, которую он захочет проводить, какая бы она не была. Вопрос о формировании той или иной коалиционной базы, конечно же, так или иначе должен быть решен, но для А. Шарона это вопрос сравнительно второстепенный. И он, и его противники с разных сторон, осознают, что в нынешней ситуации позиции премьера практически непоколебимы. Единственный, кто может отправить его в отставку, это он сам.

42.44MB | MySQL:92 | 2,341sec