Турция: обзор отчёта SETAV, посвященного сирийским курдам. Часть 12

В середине 2016 года Фондом политических, экономических и социологических исследований (SETAV) был опубликован отчёт под заголовком «Организация Рабочей партии Курдистана в Сирии – Партия демократического союза (ПДС) – Отряды народной самообороны (ОНС)». Продолжаем рассмотрение с пункта, касающегося перетоку поставляемых вооружений от сирийских курдов (Отрядов народной самообороны) к курдам турецким (Рабочая партия Курдистана).

Как отмечают авторы документа, в последнем квартале 2015 года в рамках проводимых антитеррористических операций в провинции Ширнак (район Идил) ряд источников указал на то, что сторонники РПК запрашивали оружие и боеприпасы со стороны ПДС.

Авторы отчёта даже приводят перечень оружия и боеприпасов, запрошенных в ноябре 2015 года и переданных в декабре, впрочем без приведения их количества: переносные противотанковые ракетные комплексы (Milan), автоматы АК с боеприпасами к нему, винтовки М-16, станковые пулемёты Калашникова и боеприпасы к нем, РПГ, снайперские винтовки ( не указывается тип, но аббревиатура Kanas в Турции применяется к винтовкам Драгунова), мини-беспилотные летательные аппараты, в большом количестве – взрыватели и ручные гранаты.

От себя надо отметить, что в свое время в Турции было большое разбирательство по поводу поставок РПК крупнокалиберных снайперских винтовок, известных в Турции под названием Zagros, американского, как писала турецкая пресса, происхождения. Однако, эта история была сторонами довольно быстро «замята».

Возвращаясь к вопросу объемов поставок, авторы отчёта указывают на то, что при их рассмотрении должен возникнуть закономерный вывод о том, что будущая помощь предназначалась не только для Идила, но и для близлежащих районов.

Для потока оружия между двумя структурами через турецко-сирийскую границу наиболее часто используются районы Ширнак – Джизре в районе сирийской границы, Амуда – Камышлы и Мардин – Нусайбин, район Айн-эль-Араб (Кобани) – Суруч, горные районы Африн – Аманос. Что же до поддержки оружием и боеприпасами, предоставляемой ОНС, то предположительно они осуществляются через следующие населенные пункты: Амуда, Африа, Хасеке, Маликие, Айн-эль-Араб и Камышлы.

Сопредседатель Союза курдских общин Джемиль Байык заявил: «Сирия с точки зрения всех сил является стратегическим вопросом. Тот, кто победит в Сирии, победит на всём Ближнем Востоке». Авторы отчёта из этого делают вывод о том, что именно с этой мыслью со стороны РПК / СКО через вооруженное крыло организации Силы народной самообороны (СНС) было создано и вооруженное крыло для Партии демократического союза – Отряды народной самообороны. Весь управляющий состав ПДС / ОНС, как отмечено в документе, до их образования в 2003 году, состоит из террористов – участников Рабочей партии Курдистана.

ПДС / ОНС подали себя международным силам в качестве альтернативного борца с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России), что позволило им завоевать симпатии на международной арене и получить для себя военную поддержку на севере Сирии. Осознавая эту поддержку, оказываемую международными игроками, СКО / РКК отрицали свою с ней связь. Вместе с упомянутыми видами помощи, вырос объем контрабанды оружия и боеприпасов, поставляемых в Турцию. В качестве резюме, авторы отчёта говорят о том, что поддержка оружием и боеприпасами ПДС является прямой угрозой для национальной безопасности Турции.

Следующий раздел отчёта озаглавлен «Обязательная военная служба и дети – солдаты».

В результате столкновений с ИГ в июле 2014 года и для обеспечения контроля над завоеванными регионами (кантонами), имеющие потребность в большем притоке живой силы ОНС вынесли на повестку дня закон о воинской службе. Закон, известный как «Закон об обязательной воинской службе» или «Закон о несении службы по обороне», прежде всего, вступил в свою силу на территории кантона Джезире. Из-за войны, как уже было сказано, вместо административного центра провинции Камышлы используется оперативное управление из города Амуда. Где, собственно, и был подписан и анонсирован законопроект, как отмечают авторы отчёта, прямо нарушающий права человека.

В первой и второй статьях закона устанавливается требование о том, что каждая семья обязана «делегировать» на службу по крайней мере одного солдата. Согласно закону, «общественная и этическая обязанность» по обороне должна выполняться всеми мужчинами в возрасте от 18 до 30 лет. Подобная обязанность, в обязательном порядке, на женщин в законе не распространена, однако, она может быть реализована на добровольной основе. После вступления закона в силу в течение одного года предусматривалась служба продолжительностью 6 месяцев. Люди, подпадающие под действие закона, те кто участвует в местной вооруженной обороне – Силах общественного порядка (Asayış), впоследствии становятся полезными для Отрядов народной самообороны, как мужских, так и женских подразделений. В том случае, если в семье есть те, кто воевал за ОНС / ОНСж или в Силах общественного порядка и погиб, и в том случае, если в подобной семье только один сын, то он освобождается от воинской повинности. Что интересно, контроль за исполнением закона возложен ни на какое-то официальное ведомство, а на специальный комитет в Партии демократического союза.

52.5MB | MySQL:102 | 0,472sec