К визиту министра обороны Израиля А.Либермана в Москву

Министр обороны Израиля Авигдор Либерман намерен принять участие в Конференции по международной безопасности, которая пройдет в Москве 26-27 апреля. Об этом сообщили в пресс-службе главы ведомства. «Министр намеревается направиться в Москву в конце месяца для участия в конференции», — указали в ведомстве. Конференция, которую организует Министерство обороны РФ, будет посвящена наиболее острым проблемам глобальной и региональной безопасности. «В центр пленарных заседаний форума будут вынесены вопросы борьбы с международным терроризмом, проблемы безопасности в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, роль военных ведомств в укреплении безопасности в различных регионах мира», — говорится на сайте конференции. Это если официально. При этом, безусловно, А.Либерману предстоит решать более конкретные задачи применительно, прежде всего, к сирийскому конфликту. Как предполагается, министр обороны Израиля поставит в центр своих официальных и неофициальных контактов в Москве тему иранского присутствия как непосредственно, так и лице ливанской «Хизбаллы» в Сирии (и прежде всего на Голанах). Эта тема уже обсуждалась 9 марта с.г. во время встречи израильского премьер-министра Б.Нетаньяху с российским президентом В.В.Путиным. По данным израильских спецслужб, иранский КСИР активно присутствует на Голанах и создает «там боевые ячейки». Что это за «боевые ячейки», и почему они так серьезно беспокоят израильского премьера, не очень понятно. Вероятнее всего речь идет об опасениях израильского руководства в отношении создания в приграничных районах неких центров КСИР и «Хизбаллы», которые будут стараться дестабилизировать ситуацию непосредственно в самом Израиле. По крайней мере, израильская военная разведка АМАН хотела бы наладить с российскими коллегами регулярный диалог на тему присутствия иранцев и ливанских шиитов на Голанах с целью лимитирования такового с использованием российских возможностей. О такой возможности вроде бы договорились во время мартовского визита израильского премьера, но договоренность так и осталась словами, в реальную плоскость она по большому счету не перешла. Как представляется, по причине двух моментов.

  1. Налет израильской авиации на позиции сирийской армии под Дамаском 16 марта с.г. Он был в нарушение всех предыдущих взаимных договоренностей не согласован с Москвой, и недоумение российской стороны в том случае было обозначено пока только символической активностью средств сирийской ПВО. 2. Безальтернативная поддержка Израилем американского ракетного удара по базе ВВС САР «Шайрат» и категорические обвинения Дамаска в химической атаке 4 апреля в провинции Идлиб. Эта тема — чем дальше, тем становится мутнее, и израильтяне могли бы напустить дипломатического флеру в свое заявление о поддержке и хотя бы поддержать тезис о расследовании. Но ласковый прием у Д.Трампа и вспыхнувшие с новой силой надежды на скорое возвращение всего на круги своя в виде восстановления прежних объемов военной помощи со стороны американцев, политической и дипломатической поддержки Вашингтона в международных форматах по вопросу БВУ, а также восстановления стратегического партнерства, которое сильно пострадало при прежней администрации США, сыграли в данном случае главную роль. Ну и, соответственно, такая позиция всегда имеет две стороны медали, и Москва посчитала себя свободной от принятых ранее обязательств.

Что касается первого момента — несогласованного рейда израильской авиации. В марте 2016 года в рамках переговоров в Москве между премьером Б.Нетаньяху и командующим ВВС Израиля Амиром Эшелем — с одной стороны, и президентом РФ В.В.Путиным и министром обороны С.Шойгу — с другой, было заключено соглашение о «безопасности полетов российской и израильской авиации в небе над Сирией». Помимо чисто технического разведения самолетов ВВС обеих стран в сирийском воздушном пространстве, российская сторона согласилась, что израильтяне имеют право «препятствовать снабжению ливанской «Хизбаллы» с сирийских складов ракетным оружием и навигационными системами». Как в рамках передачи такого оружия и оборудования в Ливан, так и на Голаны. Естественно, что при этом учитывались опасения израильтян о том, что с этих площадок ливанцы могут обстреливать израильскую территорию. Грубо говоря, Москва закрыла глаза на превентивные удары израильских ВВС по целям, которые могли угрожать безопасности страны, но с обязательным уведомлением о таких рейдах. Израиль же обязался сохранять нейтралитет по вопросам борьбы «повстанцев с сирийской армией». При этом, при содействии Москвы еще до этого соглашения началось сокращение количества отрядов «Хизбаллы» в приграничных к Израилю территориях. Кстати, и в период потепления отношений с Анкарой российская сторона также пообещала турецкому руководству постараться лимитировать процесс создания Ираном подразделений шиитских милиций в Сирии.

Таким образом, последние действия и заявления Израиля (и Турции, разумеется, тоже) несколько ослабили позитивную тенденцию, которая касалась устойчивой в израильско-российских договоренностях по сирийскому конфликту, прежде всего в рамках использования возможностей Москвы по сдерживанию тех или иных действий Тегерана и «Хизбаллы». Процесс, безусловно, забуксовал, и снять все возможные проблемы в этом направлении, или хотя создать условия для его перезапуска и постарается во время своего пребывания в Москве министр обороны Израиля А.Либерман.

21.84MB | MySQL:65 | 0,480sec