Рафик Харири: Человек, Политик, Бизнесмен

14 февраля 2005 года в результате мощного взрыва в центре Бейрута погибли бывший премьер-министр Ливана Р. Харири и 16 человек из его охраны и окружения. Около 140 человек получили ранения различной степени тяжести. Трагедия произошла в полдень в квартале Мрейса в центре Бейрута неподалеку от гостиницы «Сан-Джордж».

Один из основных политических оппонентов Харири, президент Э. Лахуд (христианин-маронит), назвал погибшего «мучеником во имя единства Ливана». Оппозиционеры, в ряды которых Рафик Харири (мусульманин-суннит) влился осенью прошлого года, когда оставил пост премьера, тоже провозгласили его «мучеником во имя демократии и независимости Ливана». Р. Харири был харизматичным политическим лидером и крупным бизнесменом, много сделавшим для восстановления экономики страны. Он находил общий язык со всеми основными общинами и конфессиями Ливана, поддерживал добрые отношения с Сирией, Саудовской Аравией и другими арабскими странами. В мире его знали как главного представителя Ливана, независимо от того, занимал он пост премьер-министра или нет.

Говорят, что покойный премьер-министр создал государство в государстве. Благодаря своим незаурядным способностям Р. Харири стал одним из самых богатых людей планеты. Его состояние, по оценкам Forbes, составляет от 2 до 4 миллиардов долларов, что позволило ему занять место среди 100 богатейших людей мира. Наряду со строительными компаниями он владел банками на Ближнем Востоке и в Европе, парком частных реактивных самолетов и одним из крупнейших в Саудовской Аравии издательств. Харири стал крупнейшим в стране владельцем средств массовой информации — газет, радиостанций и двух телевизионных каналов, в том числе 50 процентов акций государственной компании «Теле-Либан». Он владел также недвижимостью на четырех континентах, включая 75-этажное здание техасского торгового центра в Хьюстоне. Харири был крупнейшим держателем акций компании «Солидер», которая специализировалась на реконструкции деловых кварталов в центре Бейрута. В 1979 году Харири создал благотворительное общество с отделениями в Бейруте, Париже и Вашингтоне, благодаря чему высшее образование смогли получить 30 тысяч ливанцев.

Р. Харири родился в 1944 году в семье крестьянина из района южноливанского города Сайды. В 1965 году он поступил на экономический факультет Бейрутского университета, однако уже через год вынужден был прервать учебу из-за нехватки средств. В двадцатилетнем возрасте Харири уезжает в Джидду (Саудовская Аравия), где сначала работает преподавателем математики, а затем поступает на работу бухгалтером в одну из строительных фирм. В конце 60-х годов Р. Харири основал в Саудовской Аравии свою строительную компанию. Взлет Р. Харири в бизнесе начался после того, как он за шесть месяцев построил дворец для саудовского короля Халида. В награду за это ему было пожаловано гражданство Саудовской Аравии. В 1970 году 24-летнего честолюбивого Харири заметил наследный принц Фахд и предложил ему стать строительным подрядчиком королевского двора. В течение последующих двадцати лет принадлежавшая ему компания «Оджер энтерпрайсис» построила десяток объектов — аэропортов, дворцов, больниц и гостиниц — для саудовского королевского семейства и эмиров в странах Персидского залива. Харири и король Фахд стали близкими друзьями.

В конце 80-х наследный принц Саудовской Аравии Фахд отправил Р. Харири в Ливан для заключения перемирия в гражданской войне, продолжавшейся с 1975 по 1990 годы, в которой, по официальным данным, погибли 94 тыс. человек, были ранены 115 тыс. без вести пропали 20 тыс. ливанцев, 800 тыс. бежали из страны. Общий ущерб, нанесенный стране, оценивается в 20 млрд долларов.

В октябре 1989 года при содействии Р. Харири и «тройственного комитета» Лиги арабских государств в составе представителей Алжира, Саудовской Аравии и Марокко в саудовском городе Таифе собрались большинство представителей основных политических сил и парламентариев Ливана, которым удалось выработать «Хартию национального согласия Ливана» (Таифские соглашения), предусматривавшую достижение компромисса между ливанскими конфессиями. Христиане согласились на более равномерное распределение власти между конфессиями и увеличение представительства мусульман в государственных органах. Было решено, что 128 депутатов ливанского парламента будут представлены поровну христианами и мусульманами. Президентский пост остался за христианами-маронитами, пост премьер-министра — за мусульманами-суннитами, а пост председателя парламента — за мусульманами-шиитами. В ноябре 1989 года президентом был избран сторонник сотрудничества с Сирией Рене Муавад. Но уже через 17 дней после вступления на пост он был убит. Вместо него президентом стал другой просирийский политик — Ильяс Храуи (1989–1998). Избранный в 1998 году на пост президента генерал Эмиль Лахуд также считается просирийским. В рамках Таифских соглашений Сирия получила право продолжить дислокацию своих войск в Ливане для поддержания стабильности в этой стране.

В октябре 1992 года президент Ильяс Храуи назначил 46-летнего Рафика Харири премьер-министром. Тогда это назначение было расценено в Бейруте как последний шанс для спасения страны. На посту премьер-министра Р. Харири провел в общей сложности 10 лет — с 1992 по 1998 и с 2000 по 2004 годы. За это время ему удалось восстановить экономику страны, добиться международной помощи, списания долгов, возобновления туризма и привлечения иностранных инвестиций в больших объемах.

В 1993 году правительством Харири была принята программа восстановления Ливана «Горизонт 2000» стоимостью около 16 млрд долларов, в результате реализации которой правительству удалось добиться определенных успехов, в частности, снизить инфляцию с 120% в начале 90-х годов до 0,5% в 2002 году. Среднегодовые темпы экономического роста с 1992 по 1997 годы составляли 6%, а ВВП на душу населения в 2002 году достиг 4 тысяч долларов. Однако к середине 90-х годов обострилась проблема государственного долга. Если в 1992 году внешний долг составил примерно 46% от ВВП, то к 2001 году он достиг 160%. Общая сумма государственного долга составила 30 млрд долларов. Более 80% всех государственных доходов уходило на его погашение. Темпы экономического роста в 2002 году снизились до 1,5%, госбюджет испытывал острейший дефицит. В этой ситуации Р. Харири принимает решение о массовом привлечении инвестиций и кредитов для оздоровления ливанской экономики. Благодаря особым отношениям с президентом Франции и своим связям с международными финансовыми фондами и организациями Харири удалось добиться проведения 23 ноября 2002 года в Париже конференции стран-доноров «Париж-2», на которой главы европейских государств приняли решение предоставить Ливану беспроцентный кредит в размере около 4 млрд долларов сроком до 10 лет. Кроме того, еще 4 млрд долларов удалось получить в качестве кредита сроком на четыре года от многомиллионной ливанской диаспоры за рубежом. Р. Харири надеялся также получить около 5 млрд долларов за счет приватизации государственных предприятий путем проведения международных тендеров. Получение этих кредитов стало возможным благодаря высокому международному авторитету Р. Харири как политика и бизнесмена.

Несмотря на затяжной экономический кризис, Харири удалось сохранить дееспособность банковской системы Ливана, главным образом благодаря действию закона о неразглашении тайны вкладов. Сегодня в стране насчитывается около 70 коммерческих банков, суммарные активы которых превышают 40 млрд долларов. (Для сравнения: в России суммарные активы банков составляют около 130 млрд долларов, но при этом следует учесть, что Ливан по территории в 1707 раз меньше России и практически не имеет природных ресурсов.)

В 1998 году Р. Харири прилагал все усилия для того, чтобы Э. Лахуд не стал президентом, поскольку понимал, что двум сильным личностям и политикам не ужиться в маленьком доме под названием Ливан. Однако популярный генерал Эмиль Лахуд победил, и Р. Харири пришлось уйти. Со своей стороны, Лахуд не мог оставить Харири, который до него уже практически 6 лет правил страной при президенте Ильясе Храуи. Оставить Харири для Лахуда означало бы исполнять исключительно протокольные функции и не иметь серьезного влияния на ситуацию в стране. Кроме того, Лахуд представлял те кланы, экономические интересы которых входили в противоречие с интересами кланов, группировавшихся вокруг Харири. Слишком маленькая страна и слишком много людей с большими амбициями.

После сокрушительной победы на парламентских выборах в октябре 2000 года Харири снова был избран парламентом на пост премьер-министра, и Лахуду ничего не оставалось, как утвердить это решение. Подковерная и порой открытая борьба продолжалась между двумя лидерами все четыре года второго премьерства Р. Харири вплоть до октября 2004 года, когда ливанский парламент, принимая во внимание «рекомендации» Дамаска, принял решение о продлении президентского срока Лахуда еще на 3 года. Подобный прецедент имел место также с предшественником Лахуда — Ильясом Храуи. При этом следует заметить, что Ливан, пожалуй, единственная арабская страна, где президенты уходят на пенсию, а не умирают на своем посту, как короли.

Однако ликование в окружении Лахуда в связи с отставкой Харири вскоре сменилось растерянностью, поскольку в Ливане не нашлось никого, кто бы мог составить равноценную замену Харири. Энергичный и амбициозный Наджиб Микати из Триполи не смог противостоять харизме престарелого, но еще достаточно активного Омара Караме, брата убитого в 1987 году премьер-министра Рашида Караме. Не исключено, что Харири ушел лишь на полгода до следующих парламентских выборов в мае 2005 года, на которых он снова бы одержал победу и снова бы вынудил Лахуда передать ему бразды правления, на этот раз уйдя в тень, поскольку бороться с Харири у Лахуда не оставалось бы ни времени, ни необходимых ресурсов.

Среди причин отставки Харири определенное место занимает и внешний фактор. Необходимо отметить, что в разгар борьбы за продление срока полномочий президента Э. Лахуда Совет Безопасности ООН девятью голосами «за» при шести воздержавшихся утвердил проект резолюции 1559 от 2 сентября по Ливану, внесенный по инициативе США и Франции. В резолюции содержится прозрачный (по отношению к Сирии) призыв ко «всем остающиеся в Ливане иностранным силам уйти из этой страны, распустить и разоружить все ливанские и не ливанские нерегулярные формирования, а также распространить контроль правительства Ливана на всю ливанскую территорию» — намек на пребывание военных формирований «Хизбаллы» вдоль границы с Израилем. Резолюция также содержит заявление о поддержке Советом Безопасности «свободного и справедливого избирательного процесса на предстоящих президентских выборах в Ливане, проводимых в соответствии с ливанскими конституционными нормами, сформулированными без иностранного вмешательства или влияния». Последнее заявление было явно направлено против продления полномочий президента Э. Лахуда.

Бейрут и Дамаск отвергли резолюцию СБ ООН как неприемлемую и посягающую на государственный суверенитет Ливана и Сирии. Уже на другой день после принятия упомянутой резолюции ливанский парламент проголосовал за внесение поправки к 49 статье Конституции и продление срока полномочий президента Э. Лахуда на три года. Из 125 депутатов, принявших участие в голосовании, 96 проголосовали «за», 29 — «против», воздержавшихся не было. Примечательно, что сам Р. Харири проголосовал «за» и всего два депутата из его фракции проголосовали против продления срока президентства Э. Лахуда. Маскировка истинных намерений была всегда присуща методам борьбы Харири с политическими противниками, что, впрочем, характерно для арабской политической культуры. Таким образом, срок полномочий Э. Лахуда был продлен по ноябрь 2007 года.

Принятию резолюции СБ ООН 1559 предшествовало резкое ухудшение американо-сирийских отношений. Так, 11 декабря 2003 года президент Дж. Буш подписал закон о санкциях против Сирии, а 11 мая 2004 объявил о введении части экономических санкций против Сирии. В своих комментариях по этому поводу Б. Асад отметил, что «Вашингтон стал источником нестабильности на Ближнем Востоке, и его политика оказания давления и применения санкций не только не будет способствовать разрешению проблем региона, но и неизбежно приведет к их обострению». Вряд ли подобные заявления могли понравиться хозяину Белого дома.

Со второй половины 2004 года американское давление на Сирию на различных уровнях стало практически постоянным. Так, в середине июля 2004 года американский конгрессмен Т. Лантос в очередной раз посетил Дамаск, где после встречи с министром иностранных дел Ф. аш-Шараа заявил, что он «разочарован итогами этого визита, поскольку Сирия все еще не присоединилась к мировой войне против терроризма».

В начале октября 2004 года глава Пентагона Д. Рамсфельд утверждал, что сирийцы якобы продолжают сотрудничать с Ираном в финансировании ливанской «Хизбаллы» и продолжают удерживать свои войска в Ливане. Комментируя назначение Омара Караме вместо Харири, заместитель госсекретаря США Р. Армитадж заявил: «Новое ливанское правительство сформировано в Дамаске, что представляет собой нарушение резолюции СБ ООН 1559». Р. Армитадж посоветовал Дамаску «предоставить возможность ливанцам самим определять судьбу Ливана».

Комментируя 16 февраля убийство экс-премьер-министра Ливана, госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что «США не обвиняют Сирию в гибели Харири, однако это дело требует расследования, тем более что в соответствии с резолюцией ООН 1559 Сирия имеет отношение к происходящему в Ливане. Поскольку сирийские войска находятся в Ливане, Сирия должна помочь найти ответственного за содеянное». Двумя днями позже госсекретарь США призвала Дамаск принять участие в расследовании обстоятельств гибели Р. Харири, отметив, что «Сирия может избежать дополнительных санкций, если изменит свою политику, а именно, прекратит поддержку терроризма». При этом Райс призвала Россию оказать необходимое давление на Сирию. Отозвав своего посла в Сирии для проведения «срочных консультаций», США тем самым дали понять, что не исключают причастности Сирии к трагической гибели Харири.

20 октября после объявления о продлении президентского правления Эмиля Лахуда Рафик Харири добровольно ушел с поста премьер-министра. Уйдя в отставку, он продолжил активную политическую деятельность, став одним из лидеров оппозиции. Следует отметить, что Харири занимал особое место в оппозиции, имея по основным вопросам собственное мнение, при этом не порывая с властными структурами. Иными словами, Р. Харири был связующим звеном между оппозицией и властью, играя уникальную роль в достижении взаимопонимания и выходе из острого кризиса.

По некоторым данным, накануне 14 февраля друзья и коллеги покойного, а также лидеры ведущих оппозиционных политических партий Ливана собрались в доме Р. Харири, где после долгого обсуждения подписали совместное заявление с требованием немедленной отставки правительства и президента, а также вывода сирийских войск с территории Ливана. По данным американской агентуры в Бейруте, Р. Харири был убит также за то, что якобы добивался установления мира с Израилем и создания единого фронта ливанских христиан и друзов. Согласно этим данным, 6 февраля в восточном пригороде ливанской столицы состоялась тайная встреча Р. Харири с лидером ливанских друзов В. Джумблатом. На ней присутствовал также духовный лидер ливанских католиков-маронитов архиепископ Насралла Бутрус Сфейр. Стороны обсудили возможность создания христианско-друзской политической и военной коалиции, чтобы вынудить сирийскую армию покинуть Ливан. Согласно этим агентурным сведениям, якобы была достигнута договоренность о создании «зоны безопасности» на границе с Израилем. В случае прихода к власти христианско-друзский блок намеревался объявить о признании Израиля и предложить Тель-Авиву начать переговоры о заключении мирного соглашения. Однако эта информация вызывает сомнения, тем более что она пока не находит подтверждения в ливанских источниках.

По словам генсека ливанской партии «Хизбалла» Хасана Насраллы, в последние два-три года он встречался с Харири как минимум раз в неделю. Последняя встреча состоялась за неделю до гибели Харири. Во время этой встречи Харири заявил о необходимости придерживаться Таифских соглашений и укреплять отношения с Сирией. Х. Насралла сообщил, что за два дня до своей гибели Р. Харири позвонил ему и заверил, что убедит своих «больших европейских друзей», прежде всего Ж. Ширака, не вносить ливанскую «Хизбаллу» в перечень террористических организаций. Как утверждает Х. Насралла, Харири выступал против разоружения военных подразделений «Хизбаллы».

По мнению Х. Насраллы, «Харири сыграл решающую роль в достижении Таифского соглашения, благодаря которому удалось вывести Ливан из длительного междоусобного противостояния». На его взгляд, «Харири всегда находился в центре политической жизни страны, поскольку постоянно генерировал идеи, инициативы и проекты, что свидетельствует о его незаменимости в роли государственного человека, всегда готового к диалогу и поискам взаимопонимания».

Определенный интерес в этом контексте представляют недавние заявления иранского посла в Париже Садыка Харази. По его словам, Харири приложил много усилий для того, чтобы возобновить вещание в Париже телеканала «Хизбаллы» «Аль-Манар», который был закрыт три года назад. Как утверждает С. Харази, в беседе с Р. Харири в Париже за две недели до гибели экс-премьер заявлял, что в случае, если в Ливане не будут проведены честные демократические выборы, он перейдет в оппозицию». С. Харази передает следующие слова Харири: «Украина не важнее Ливана и президент Башар Асад не сильнее президента Владимира Путина в международном сообществе, которое желает видеть свободные выборы в Ливане». При этом Р. Харири якобы заявил, что стратегической целью для него являются вывод сирийских войск и укрепление независимости Ливана. По словам иранского посла, 15-16 марта Харири должен был по приглашению президента Мухаммеда Хатами посетить Иран. По некоторым данным, для иранского руководства более важно сохранение позиций партии «Хизбаллы» в ливанском обществе, нежели сирийское военное присутствие в Ливане.

Сразу после убийства Р. Харири начали выдвигаться различные версии относительно тех сил, которые могли быть причастны к этому. Ливанская оппозиция возложила ответственность за это преступление на ливанские и сирийские власти и призвала мировое сообщество создать специальную международную комиссию для расследования этого преступления. Так, лидер оппозиции и ливанских друзов В. Джумблат обвиняет в убийстве Харири Сирию и власти Ливана. В интервью французской газете «Либерасьйон» бывший президент Ливана Амин Жмайель заявил: «Если Сирия не причастна к убийству Харири непосредственно, то она виновата в том, что не предотвратила это преступление, так как, имея на территории Ливана 15 тысяч солдат, она обязана была отвечать за безопасность нашей страны». Пребывание сирийских войск на территории Ливана известный ливанский политик А. Жмайель назвал «наибольшей политической проблемой ливанцев». Один из лидеров ливанской заграничной оппозиции, генерал Мишель Аун, также обвинил в произошедшей трагедии президента Э. Лахуда и Дамаск.

На своем собрании 19 февраля в гостинице «Бристоль» в Бейруте представители ливанской «непримиримой оппозиции», неформальным лидером которой является В. Джумблат, заявили о начале «мирной и демократической интифады за независимость». Оппозиция также настаивает на проведении независимого расследования обстоятельств убийства Харири под эгидой ООН и предании суду заказчиков и исполнителей этого преступления. В заявлении оппозиции содержится обращение к международному сообществу и ливанской диаспоре за рубежом оказать содействие в защите «плененного ливанского народа, находящегося под угрозой государственного терроризма». Оппозиционеры потребовали «отправить в отставку утратившую законность власть и сформировать переходное правительство для защиты ливанского народа, обеспечения немедленной эвакуации сирийских войск из Ливана и создания необходимых условий для проведения честных и свободных парламентских выборов».

Председатель ливанского парламента Набих Берри (мусульманин-шиит) пытается занимать нейтральную позицию между властью и оппозицией, выступая за проведение диалога между ними без предварительных условий. Об этом было заявлено на встрече влиятельных ливанских политиков 20 февраля в доме Берри «Айн-ат-Тини». На этой встрече присутствовали премьер-министр Омар Караме и лидер «Хизбаллы» Х. Насралла. Участники встречи осудили призывы «непримиримой» оппозиции к свержению существующих конституционных государственных институций и привлечению иностранных сил для разрешения ливанских внутриполитических проблем. Собравшиеся также выступили за скорейшее принятие нового избирательного закона и проведение выборов в установленный ранее срок. Представители «непримиримой оппозиции» не замедлили осудить призыв собрания в «Айн-ат-Тини» к диалогу с «преступной незаконной властью», назвав эти призывы «введением ливанского народа в заблуждение».

Министр внутренних дел Сулейман Франжье выступил против проведения международного расследования, рассматривая это как элемент недоверия к ливанскому государству. Подобную позицию занял также министр юстиции Аднан Аддум. С. Франжье осудил попытки оппозиции взвалить всю вину за произошедшее на государство и власть и «спекулировать на крови Харири». Франжье заметил, что считает себя «более близким к Харири, чем те, кто сидит сегодня в Курейтеме» (поместье Харири в центре Бейрута). Министр обороны Ливана Абдель Рахим Мрад обвинил Жака Ширака в «подталкивании оппозиции к экстремизму», а министр информации Илие Ферзли заявил, что «Ширак ведет сражения на ливанской территории».

Дамаск в свою очередь обвинил ливанскую оппозицию в использовании убийства Харири в предвыборных целях. Газета «Ас-Саура» назвала убийство Харири попыткой «подорвать ливанское государство и единство ливанского народа», подчеркнув, что «большой друг Сирии Р. Харири был убит в тот момент, когда он четко проявил взвешенный подход к оценке ситуации в Ливане и заявил о своей приверженности Таифским соглашениям». В телефонном разговоре с президентом Э. Лахудом сирийский лидер Б. Асад заявил, что он готов оказать максимальное содействие следствию, чтобы узнать, кто стоял за этим «подлым преступлением».

Сирия обвиняет в убийстве экс-премьера Ливана Израиль, расценивая это как «попытку снова привести страну к хаосу, анархии и гражданской войне». В интервью эмиратской газете «Аль-Баян» министр обороны Сирии Хасан Туркмани заявил, что «за убийством Харири стоит Израиль, не желающий, чтобы Ливан был стабильным». Касаясь роли сирийских войск в Ливане, он отметил, что они находятся там для укрепления безопасности Ливана, его единства, суверенитета и независимости».

Многие арабские аналитики отмечают, что оппозиция Харири к Дамаску воспринимается как нечто неестественное, учитывая его долголетнюю опору на Сирию и дружбу со «старой сирийской гвардией» из ближайшего окружения Хафеза Асада, значительная часть которого осталась и при Башаре Асаде. Как стало известно, несколько месяцев назад Харири купил участок земли неподалеку от Дамаска для строительства дачи. Задолго до этого Харири приобрел собственный дом в Дамаске, раньше, чем свой дом в бейрутском квартале Курейтем. Дом Харири в Дамаске находится в аристократическом районе «Аби Романа» неподалеку от посольства Саудовской Аравии. Более 20 лет назад Харири построил в Дамаске несколько крупных объектов, среди которых «Дворец конгрессов», «Дворец народа», гостиница «Ибла» и другие здания.

Арабские аналитики утверждают, что наибольшую выгоду от убийства Р. Харири получил именно Израиль. Одним из аргументов является утверждение, что по техническим возможностям провести в Ливане такую операцию, как убийство Р. Харири, могут только израильские спецслужбы. В самом Израиле некоторые арабские политики также не исключают причастности израильских спецслужб к ликвидации Р. Харири. Так, член израильского парламента Азми Башара высказал предположение о возможной причастности израильских и американских спецслужб к убийству Харири в роли заказчика. Исполнителями, по его мнению, могла быть одна из радикальных исламистских группировок, недостатка в которых в Ливане нет.

Определенное представление об общественном мнении в арабских странах по поводу убийства Харири дают некоторые проведенные интернет-опросы. Так, на сайте «аlarabonline» проведен опрос относительно причастности той или иной стороны к убийству Р. Харири. По состоянию на 20 февраля, голоса разделились следующим образом: Израиль — 41,2%, Сирия и Ливан — 37,9%, западные спецслужбы — 19,4%, «Аль-Каида» — 1,5%. Согласно интернет-опросу катарского телеканала «Аль-Джазира», 77,6% участников проведенного телеканалом опроса проголосовали за вывод сирийских войск из Ливана и 22,4% — против.

Учитывая, что ранее ливанские власти неоднократно обвиняли Израиль в причастности к недавним политическим убийствам в Бейруте (ливанца Илие Хобейки в январе 2002 года и палестинского функционера Джихада Джебриля в мае того же года), а также принимая во внимание схожесть «почерков» этих акций, следует предположить, что и на этот раз официальный Бейрут возложит ответственность за убийство Харири на Израиль.

Министр обороны Израиля Шауль Мофаз в свою очередь заявил, что убийство Рафика Харири совершено скорее всего просирийской организацией, руководимой из Дамаска. Мофаз подчеркнул, что Сирии было выгодно ликвидировать Харири, так как тот выступал против присутствия сирийских войск на территории Ливана. Израильский министр добавил, что Сирия поддерживает террористов не только в Ливане, но и в Ираке.

Весьма странное заявление сделал Усама бен-Ладен, практически возложив одинаковую ответственность за убийство Р. Харири на спецслужбы Израиля, Сирии и Ливана. Тем не менее, на наш взгляд, в ликвидации Харири могли быть заинтересованы также международные террористические организации, поскольку суннит Харири был противником создания в Ливане исламского государства. Кроме того, дестабилизация ситуации на Ближнем Востоке — на фоне усилий США по демократизации региона — выгодна радикальным исламистам. Хотя шииты ливанской «Хизбаллы» и не были в особо дружественных отношениях с Р. Харири (в последнее время эти отношения осложнились из-за «антисирийской» позиции бывшего премьера), но не до такой степени, чтобы его ликвидировать.

Смерть Харири вызвала многочисленные отклики лидеров многих стран мира. Французский президент Ж. Ширак, которого связывала с Харири долголетняя личная дружба, потребовал независимого международного расследования убийства ливанского экс-премьера. Ж. Ширак подчеркнул, что Харири «воплотил стремления ливанского народа к независимости, свободе и демократии». Ж. Ширак был единственным европейским президентом, принявшим участие в похоронах Харири.

Комментируя убийство Р. Харири, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил: «Этот акт — возвращение к той главе истории Ливана, которая, как надеялся погибший, осталась далеко в прошлом». Глава ООН подчеркнул, что сейчас крайне важно не допустить дестабилизации и без того хрупкой ситуации в регионе. Он призвал народ Ливана проявить сдержанность и использовать мирные способы защиты суверенитета, независимости и территориальной целостности страны. По требованию СБ ООН К. Аннан распорядился направить в Ливан группу специалистов во главе с заместителем ирландской национальной полиции Питером Фитцджеральдом для проведения расследования гибели Р. Харири.

Рафика Харири похоронили 16 февраля в центре Бейрута возле мечети Мохаммеда Аль-Амина, которая была совсем недавно построена при его финансовой поддержке. Траурный кортеж протянулся на многие километры. Покрытый государственным флагом Ливана гроб был предан земле по обряду мусульман-суннитов. Сотни тысяч людей со всех концов Ливана с траурными флагами и портретами Харири следовали за его гробом. Из толпы доносились антисирийские и антиправительственные лозунги. Над Бейрутом разносились звон колоколов всех церквей города и молитвы муэдзинов с мечетей. Семья Харири отказалась от государственных похорон и выразила желание, чтобы никто из представителей нынешних ливанских властей в траурной церемонии не участвовал. Тем не менее в траурной церемонии приняли участие государственные деятели из зарубежных стран, в том числе президент Франции Жак Ширак, заместитель госсекретаря США Уильям Бернс, заместитель министра иностранных дел России Александр Салтанов, комиссар ЕC по вопросам внешней политики Хавьер Солана и генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса. Президент Ливана Э. Лахуд посетил дом Харири лишь 18 февраля, где выразил свои соболезнования семье покойного.

* * *

Несмотря на все перипетии и коллизии в политической жизни Ливана на протяжении последних месяцев, все же до последней трагедии страна имела шансы сохранить единство и стабильность перед лицом настоящих и грядущих вызовов. Существует большая вероятность, что смерть ливанского экс-премьера может нарушить хрупкий мир в Ливане. Несомненно, что убийство Харири преследовало прежде всего подрыв относительной стабильности политической ситуации в стране, возвращение Ливана к междоусобному противостоянию. Уход с политической сцены Харири с его уникальной ролью посредника между всеми ливанскими политическими силами и конфессиями, между оппозицией и властью, с его международным весом и авторитетом означает устранение одного из столпов стабильности в стране и неизбежно приведет к обострению политического противостояния на грани новой гражданской войны. Должно произойти чудо, чтобы спасти Ливан от новых потрясений. Есть надежда, что ливанцы извлекут уроки из 15-летней гражданской войны и не поддадутся на этот раз искушению сводить счеты, не разбирая, кто прав и кто виноват.

По некоторым данным, в окружении Э. Лахуда не исключают возможной отставки правительства О. Караме с целью ослабления напряженности в обществе. При худшем развитии событий (всеобщие забастовки) Э. Лахуд будет вынужден уйти в отставку. Однако такой вариант возможен лишь при массовом участии народа, а это весьма сомнительно, поскольку ливанской народ, с одной стороны, в своей массе является разделенным по конфессиональному признаку, а с другой, он одинаково не доверяет ни власти, ни оппозиции. К тому же более 60% населения Ливана составляют мусульмане, которые в своем большинстве выступают за союз с Сирией «перед лицом угрозы со стороны сионистского врага». Так что массовых антисирийских и антиправительственных манифестаций в Ливане скорее всего не произойдет.

Сегодня возникает вопрос о политическом наследнике Рафика Харири из среды суннитской общины Ливана. Смерть Харири оставила большую зияющую дыру в суннитском политикуме Ливана, которая нескоро может быть заполнена. Сможет ли занять место Р. Харири-политика один из его трех сыновей, покажет время. По крайней мере, до сих пор никто из них особой публичной политической активности не проявлял. Однако, в соответствии с ливанской традицией, сыновья, как правило, занимают место своих отцов или дедов на политическом поприще. Так было с Валидом Джумблатом, Амином Жмайелем, Сулейманом Франжье и другими известными политиками Ливана. Но для того чтобы один из сыновей Харири поднялся до его уровня, должно пройти 15-20 лет.

Убийство Харири — удар не только по Ливану, но и по Сирии, поскольку дестабилизация ситуации в Ливане, сопряженная с неизбежными осложнениями внешнеполитического характера, представляет для Сирии более опасную угрозу, чем ухудшение (как всегда временное) отношений с Ливаном и его некоторыми политическими деятелями. Убийство Харири приведет лишь к временному осложнению отношений между Дамаском и Бейрутом, поскольку в долгосрочной перспективе они обречены на стратегическое сотрудничество. Следует предположить, что после вывода сирийских войск и проведения майских выборов президент Сирии Б. Асад посетит Ливан и «братские» отношения будут восстановлены.

На наш взгляд, версия о причастности Лахуда или сирийских спецслужб к убийству Харири выглядит весьма неубедительной, поскольку Харири был достаточно умеренным оппозиционером как по отношению к Сирии, так и по отношению к Лахуду. Независимо от того, будет доказана причастность Сирии к гибели Харири или нет, несомненно, что США и Израиль усилят свое давление на Дамаск. Очевидно, Вашингтон будет требовать неукоснительного выполнения резолюции СБ ООН, а также еще больше ужесточит санкции против Дамаска. Израиль, со своей стороны, будет пытаться добиться максимальных уступок от Сирии накануне начала неизбежных мирных переговоров и прежде всего вывода сирийских войск из Ливана, а также разоружения военных формирований «Хизбаллы». Очевидно также и то, что после убийства Харири Дамаск практически исчерпал возможности маневра как относительно выполнения резолюции СБ 1559, так и относительно будущих сирийско-израильских переговоров.

После своей смерти Харири вошел в историю Ливана и занял свое место в пантеоне национальных героев ливанского народа. Страницу, которую вписал Харири в историю своей страны, никто не сможет перечеркнуть. Мавзолей Харири возле мечети Мохаммеда Аль-Амина в ближайшие десятилетия станет местом паломничества как ливанцев, так и гостей Ливана.

P.S. По долгу дипломатической службы в посольстве Украины в Ливане автору этих строк приходилось присутствовать на встречах украинских послов С. Камышева и В. Рылача с Рафиком Харири как в его офисе, так и в его доме. Эти встречи оставили воспоминания о Р. Харири как о мудром человеке и дальновидном политике-патриоте, для которого благо Ливана было превыше всего. Пользуясь случаем, хочу передать искренние соболезнования всем ливанцам по случаю постигшей их невосполнимой утраты.

53.35MB | MySQL:101 | 0,356sec