Перспективы политической борьбы иракских курдов после парламентских выборов

После убедительной победы на парламентских выборах, состоявшихся 30 января 2005 г., лидеры курдских автономистов впервые после свержения режима С. Хусейна выдвинули свою политическую программу. М. Барзани, лидер демократической партии Курдистана (ДПК), заявил, что курды видят новый Ирак федеративным, демократическим и плюралистическим. Курды хотят разграничения властных полномочий между центральной багдадской администрацией и руководством курдской автономии. Полномочия центра, по их представлениям, должны будут ограничиваться вопросами национальной обороны, финансов и международных сношений, в то время как все остальные проблемы управления останутся в руках местного самоуправления. Они хотят гарантий и обеспечения автономного статуса Иракского Курдистана; включения Киркука в состав автономного региона, а также сохранения курдских вооруженных формирований — пешмерга — для поддержания внутреннего порядка. Вместе с тем курды рассчитывают на невмешательство Багдада в дела фиска на территории автономного Курдистана, который сам будет решать вопрос об отчислениях в федеральный центр. Хотя центральное правительство будет осуществлять монетаристскую политику, оно не сможет самостоятельно повышать налоговые отчисления из Курдистана без согласования с местной администрацией. Поэтому курды настаивают на том, чтобы разделение власти местной и центральной администрации было зафиксировано в постоянной конституции страны, которую планируется подготовить к середине августа текущего года.

Кроме того, курды стремятся расширить автономный район за счет включения в него Киркука, Ханекина и Синджара, что потребует опустить к югу «зеленую линию» — ныне существующую границу Иракского Курдистана, а также рассчитывают установить контроль над рядом месторождений нефти и других природных ресурсов. Они претендуют также на некоторые ключевые должности в новом иракском парламенте, как, например, пост министра иностранных дел, вице-президента, президента. При этом на место последнего по согласованию с М. Барзани выдвинут один из старейших представителей курдского национального движения и руководитель Патриотического союза Курдистана (ПСК) Джаляль Талабани. По мнению некоторых аналитиков, курды должны занять руководящие посты и в министерствах, отвечающих за национальную безопасность и экономическое развитие. Одновременно они же будут исполнять соответствующие функции и в министерствах региональной автономии. Это будет способствовать укреплению позиции курдов на Ближнем и Среднем Востоке. Так считает, например, Бахрам Салих, один из высокопоставленных курдских чиновников (1).

Хотя пост президента страны является в Ираке более представительским, чем функциональным, курды горды тем, что впервые на этот пост выдвигается кандидат курдского происхождения. Это как бы уравнивает их с арабами-суннитами, занимавшими прежде руководящие должности и претендующими на роль доминирующей религиозно-этнической общности.

Однако требования курдских автономистов вызывают возражения не только со стороны их оппонентов — арабов-суннитов и иракских шиитов, но и со стороны американских военно-политических кругов. Так, шииты, представляющие 60-65% населения Ирака, заручились поддержкой 48,1% голосов и получили наибольшее число мест в иракском парламенте. Они выступают против предлагаемого курдами федеративного принципа устройства нового государства, поскольку отдают предпочтение исламскому способу правления и принципу государственного устройства. Они полагают, что курды завышают свои требования, и внутреннее управление, уже осуществляемое ими в Иракском Курдистане, превышает полномочия регионального самоуправления.

Вопрос об обустройстве нового Ирака (федеральное или исламское государство), определении статуса Иракского Курдистана и о роли ислама станут ключевыми проблемами в период подготовки новой конституции страны. Стараясь не упустить этот процесс из-под контроля, американская администрация проявляет заинтересованность в том, чтобы иракским курдам удалось получить достаточно большое количество мест в парламенте (хотя накануне выборов некоторые американские представители военного командования в Ираке, как известно, отрицали вероятность американского влияния на ход выборов). Однако победа курдов на парламентских выборах позволяет им сформировать в нем вторую по своей значимости фракцию, которая, безусловно, не будет поддерживать исламскую модель государственного устройства, выдвигаемую шиитами.

Следует отметить, что активность иракских курдов в избирательной кампании в парламент позволила курдскому альянсу получить 25,7% голосов избирателей и обеспечить себе 75 из 275 мест в иракском парламенте. Кроме того, Исламская партия Курдистана собрала 60 тыс. голосов, что предоставило ей 2 места. Всего курдские политические организации получили 77 мест. По мнению некоторых курдских аналитиков, результаты могли бы быть, возможно, и более впечатляющими, если бы было известно о волеизъявлении 1 млн курдов, проживающих в Багдаде, а также курдов-фейли, являющихся шиитами. Они утверждают, что, как показали выборы, численность курдского населения в стране якобы превышает заявленные 20% и составляет не менее 30% всего населения Ирака(2). Эти результаты позволяют иракским курдам осуществлять право вето при формировании правительства. Так, в частности, для процесса формирования правительства требуется 2/3 голосов, а одни шииты вряд ли смогут набрать большинство. Поэтому американцы нацеливают курдский блок на сотрудничество с теми депутатами, которые будут занимать позиции, противоположные фундаменталистским принципам шиитского большинства. Например, они могут быть солидарны с группой умеренных шиитов А. Алави, которые заручились на выборах 13% голосов.

При этом американцы, по-видимому, рассчитывают использовать курдскую фракцию как политический регулятор во взаимоотношениях с арабскими националистами и шиитскими фундаменталистами. Поэтому они поддерживают федерализм, аргументируя это тем, что эта система уже фактически существует в Ираке: взять хотя бы курдскую автономию — этнически гомогенный, секулярный и умеренно традиционалистский регион. Генерал-лейтенант Дж. Гэрнер, директор организации «Реконструкция и гуманитарная поддержка» в Ираке, полагает, что «интегрированный федеративный район будет иметь больше представителей (депутатов) от населения и будет лучше защищать конституцию от других централизаторских диктатур и тираний со стороны как арабских националистов, так и исламских фундаменталистов» (3).

Политическое лавирование позволит курдам делать в парламенте собственные политические заявления. Острая борьба между парламентскими фракциями теперь развернется вокруг выбора руководящего принципа новой иракской конституции, которую намечается принять к концу текущего года. При этом курды полны решимости отстаивать свои требования. «Мы не позволим, чтобы кто-либо лишил нас наших прав», — заявил официальный представитель ДПК Фарадж ал-Хейдари (4).

Арабы-сунниты выступают против политического доминирования курдов во властных структурах Ирака. Они хотят видеть президентом своего представителя. Но разногласия, по мнению М. Барзани, должны решаться мирно и демократично. В своем интервью одной турецкой газете он заявил: «Мы хотим, чтобы сунниты были включены в политический процесс. Мы желаем, чтобы их представители вошли в правительство и участвовали в процессе подготовки новой конституции. Они будут готовиться к участию в новых выборах в текущем году» (5). В то же время лидер ДПК подчеркнул свою готовность пойти на примирение и с иракскими туркменами, кроме спора вокруг Киркука. Того же мнения придерживается и Дж. Талабани, считающий, что вопрос о принадлежности Киркука курдам является их «неоспоримым требованием» (6).

Нерешенность вопроса о Киркуке вызывает озабоченность как у иракских туркменов, так и у соседней Турции, покровительствующей последним.

Во время парламентских выборов в Киркуке разгорелась острая борьба за голоса избирателей между курдами и туркменами. Но, несмотря на поддержку со стороны Анкары, туркмены собрали лишь 93 тыс. голосов, что обеспечило им только 3 места в иракской национальной ассамблее. Аналогичные результаты ожидали их и на выборах в Киркуке в местные органы самоуправления, где они получили 42 тыс. голосов вместо ожидаемых 73 тыс. Хотя эти цифры весьма относительны, туркмены заявили, что их численность в Ираке составляет 4 млн и 80% населения Киркука. На это последовало предостережение курдам со стороны турецких военно-политических кругов прекратить процесс изменения демографической ситуации в Киркуке. Хотя турки и признают, что этот вопрос является внутренней проблемой Ирака, турецкие военные круги подчеркивают, что намереваются сыграть свою роль в вопросе о включении города в курдскую автономную зону. Военные не пытаются скрыть свои планы направить войска, если понадобится воспрепятствовать претензиям курдов на Киркук» (7).

Опасения турок, что Багдад будет вынужден позволить курдам сделать Киркук частью автономной зоны, не способствуют стабилизационным процессам. Для Анкары это означает начало утверждения в Ираке широкой курдской автономии, что не отвечает интересам Турции, поскольку она опасается возможного восстания турецких курдов, составляющих 20% населения страны. С 1999 г. турецкие курды осуществляли вооруженные вылазки против турецкой армии с баз, расположенных на севере Ирака, на территории курдской автономии. К разочарованию турок, иракские курды закрывали глаза на активность своих курдских братьев, а для американцев нежелательно направлять войска против баз турецких курдов, поскольку эти действия могут осложнить их отношения с иракскими курдами, которых коалиция рассматривает в качестве своих самых близких и надежных партнеров.

Возможное военное вмешательство Турции в ситуацию на севере Ирака Вашингтон рассматривает как нежелательное, как фактор, способный осложнить обстановку в стране в целом. В то же время Соединенные Штаты заявили, что они не позволят курдам добиться контроля над Киркуком. В связи с этим американцы усилили свою базу на севере страны с целью поддержания баланса отношений между туркменами, арабами и курдами по вопросу о Киркуке. Один из американских аналитиков считает, что «если курды попытаются изменить статус Киркука, то Соединенные Штаты будут вынуждены направить туда военную силу. Но если Америка не овладеет Киркуком, то она сама может оказаться в кризисном положении» (8).

Следовательно, вопрос о Киркуке может стать причиной начала межрегионального конфликта в северном Ираке, в котором коалиция сыграет роль мирового арбитра. Поэтому американские покровители курдов предостерегали их от следования стратегии независимости. Дискуссия по этому вопросу развернулась, как известно, в Иракском Курдистане еще накануне парламентских выборов. А во время неофициального голосования 99% курдских автономистов проголосовали за независимость (9). Эту позицию поддерживал ПСК и лично Дж. Талабани, отмечавший, что он не видит другого пути для курдов, чем путь к «курдскому независимому государству». М. Барзани придерживался более осторожного мнения. Он старался оградить курдов от поспешных решений и склонял согласиться остаться в рамках Ирака. «Если курдский народ согласится остаться в Ираке в той или иной форме в рамках федерации, то остальное население будет им благодарно», — говорил он (10). Это высказывание связано с опасением вызвать недовольство региональных соседей Ирака — Ирана, Турции и Сирии, курдское население которых также надеется когда-либо обрести национальную свободу. Поэтому эти страны зорко следят за процессами, способными привести иракских курдов к независимости.

Развитие стратегии независимости, по мнению некоторых зарубежных аналитиков, чревато свертыванием мирного процесса и формирования правительства. Однако автономисты стремятся приобрести в результате стабилизации как можно больше преимуществ. Поэтому курдские лидеры пришли к общему мнению, что отделение автономного Курдистана помешает курдам добиться того, чего они хотят. Это может вызвать нестабильность и в самой автономии, территория которой является регионом спокойствия в сравнении с хаосом, царящим в остальном Ираке. Такую позицию одобрил и Вашингтон.

Проблема статуса Иракского Курдистана смыкается с вопросом о контроле нефтяных ресурсов на севере Ирака. Не случайно М. Барзани заявил, что «региональное правительство, а не Багдад, будет иметь приоритет при контроле над природными ресурсами этого региона» (11).

США рассматривают решение проблемы Киркука несколько иначе, исключительно с точки зрения своих внешнеполитических интересов. Так, в американских деловых кругах широко обсуждаются проблемы разработки уже имеющихся скважин и освоения новых нефтяных источников.

Развитие экономики Иракского Курдистана служит одной из приоритетных задач Соединенных Штатов. Этот вопрос уже нашел отражение в высказываниях некоторых представителей американских военных и европейских деловых кругов. Так, например, некоторые представители бизнеса полагают, что Ирак вполне подходит для внедрения западных и демократических ценностей. Они считают, что «для курдов как угнетаемого народа Ирака голубая мечта стала реальностью после того, как США и их союзники освободили Ирак, и очевидно, что влияние США и их сторонников в Ираке будет расширяться и база США сохранится по крайней мере 50 лет» (12). Исходя из этого можно полагать, что развитие экономики автономного района нацелено на обеспечение американской базы в Иракском Курдистане.

Поскольку процесс демократизации Ирака, по мнению некоторых представителей зарубежного бизнеса, является свершившимся фактом, то в стране беспрепятственно может развиваться деловая жизнь. Бизнес сократит торговые барьеры и продвинет идею экономической либерализации. Это особенно касается отсталых районов, в частности, регионов с преимущественным развитием сельскохозяйственного производства. Экономическая стратегия потребует привлечения крупных инвестиций, использования новых технологий и компетентных управленческих кадров. Успехи экономики Иракского Курдистана, по их мнению, во многом зависят от того, насколько успешно курдские деловые круги смогут заимствовать европейские технологии и управленческое мастерство. Они советуют курдскому региональному правительству создать смешанную (курдско-европейскую) временную оперативную группу, ориентированную на западные модели, для разработки перспективных проектов финансово-экономического развития в новом федеративном Курдистане. Одновременно с политическим и дипломатическим лоббированием они советуют создать в Европе Дом содействия Курдистану (Kurdistan Promotion House) (13). Они также ратуют за экономическое восстановление района Киркука, который должен якобы принадлежать курдам (14).

С этим мнением согласуются и взгляды некоторых представителей военно-политических кругов, считающих, что в северном Ираке следует не только восстановить добычу нефти и ее переработку, но и существенно их увеличить, поскольку для этого имеются благоприятные условия — еще не разработанные нефтяные поля. Важно, как нефтедоллары будут использоваться правительством. Они полагают, что надо поддерживать стремление курдов к независимости, поскольку Курдистан имеет для Соединенных Штатов важное стратегическое значение. Так же, как Филиппины, служащие американцам стартовой площадкой для осуществления присутствия в зоне Тихого океана, по их мнению, Курдистан может служить стартовой площадкой для той же цели на Арабском Востоке. В связи с этим генерал-лейтенант Дж. Гэрнер подчеркивал: «Курдистан может быть экономическим и демократическим маяком, и курдам создадут все условия, экономические, политические, военные и т.д., для того чтобы обеспечить нам их поддержку» (15). По его словам, «ключевые стратегические инициативы США обязывают влиять на будущее Ирака. Одни из них мы (американцы. — О.Ж.) можем выполнить сами, другие можно осуществить в партнерстве с новым правительством. Тот факт, что мы уже делаем это, только подчеркивает их важность» (16). Одной из важных инициатив этот военно-политический деятель видит в создании национальной стратегии Ирака, которая будет рассматривать Сирию и Иран как государства, враждебные развитию демократии в Ираке. «Нам необходима доктрина, подобная «доктрине Трумэна», способная обуздать репрессивное исламистское влияние и терроризм в Ираке», — считает Гэрнер (17). Поэтому все запросы иракского народа должны быть учтены в новой конституции страны.

Таким образом, Соединенные Штаты связывают с обустройством Иракского Курдистана свои долгосрочные военно-политические программы. При этом они рассчитывают на тесное сотрудничество с силами НАТО, которым вменяется поддержание стабильности, безопасности и демократии в федеративном Ираке. Выступая по этому поводу по датскому телевидению, генеральный секретарь НАТО г-н Де Хоп Схеффер отмечал также, что подобный подход будет служить сдерживающим фактором иранской ядерной программы и стабильности на Ближнем Востоке, включая переговорный процесс между Израилем и Палестиной. Ему вторят и некоторые представители голландских деловых кругов, заявляющих о необходимости скорейшего достижения внутриполитического баланса сил в Ираке ( этнического, религиозного, политического и экономического). Они видят решение в утверждении в Ираке федеративного принципа устройства и утверждают, что «баланс сил будет достигнут, естественно, без вмешательства в Ирак извне, и Америка и ее союзники, как и НАТО, никогда не позволят Ираку пойти по пути Ирана» (18).

Очевидно, что во время своего февральского 2005 г. турне по Европе Дж. Буш обсуждал с европейскими лидерами проблему Ирака. Согласно сообщениям средств массовой информации, между ними было достигнуто понимание по иракской проблеме.

Нельзя исключать и того, что американская администрация выразит солидарность с Европой, которая, видимо, предпочтет оставить иракских курдов в рамках Ирака, чтобы обеспечить стабильность в Персидском заливе и на нефтяных рынках, а не выдворять Турцию из Ирака.

Несмотря на лояльность, проявляемую курдским автономистским руководством к американцам, определенная часть курдского анклава Ирака и диаспоры придерживается антиамериканских настроений. Особенно ярко это проявилось еще накануне парламентских выборов, когда курдам дали понять, что объявление независимости Иракского Курдистана сейчас несвоевременно. Усиливается критика роли США и в обустройстве будущего Ирака.

Действительно, несмотря на поддержку американцами принципа федерализма и статуса курдской автономии, между курдскими автономистами и американскими представителями существуют определенные разногласия. К их числу, в частности, принадлежит проблема Киркука, поскольку курдам не удалось добиться от заокеанских партнеров согласия на реализацию ст.58 Временной иракской конституции о перемещенных лицах и застолбить приоритет курдов в демографической ситуации в этом районе. Курды ни с кем не хотят делить контроль над нефтяными месторождениями Киркука, в том числе и с американцами. Кроме того, курды рассчитывают постепенно добиться права на независимый статус Иракского Курдистана через промежуточную стадию широкой автономии. Не случайно Дж. Талабани многозначительно заявил, что «все регионы, являющиеся исторически и географически частью Курдистана, где курды составляют большинство, должны находиться под юрисдикцией регионального правительства Курдистана» (19).

Вместе с тем американцы хотят распустить вооруженные формирования, созданные на основе этнического принципа. Тем самым ставится под удар судьба 100-тысячной армии пешмерга. Она служит опорой регионального курдского правления, которую поддерживают и вооруженные отряды из числа племенных дружин. Все эти силы находятся под командованием М. Барзани, de facto исполняющего обязанности президента автономного Курдистана. Барзани пытается укрепить свои позиции и авторитет как в региональном правительстве, так и в зоне контроля ПСК, поскольку Дж. Талабани откомандирован для работы в центральные органы страны. Нечирван Барзани, его племянник, исполняет обязанности премьер-министра. Кроме того, М. Барзани уважает курдские национальные традиции, что способствует его влиянию в традиционалистских кругах курдского анклава Ирака, обладающих военизированными дружинами, сформированными на племенной основе. Не случайно это подчеркивается его имиджем: он носит национальную одежду и предпочитает говорить по-курдски. Он и его приверженцы совсем не собираются сдавать свои позиции американцам. И в случае чрезмерного давления со стороны США курды способны решительно отстаивать свои интересы. А пока внешнеполитические замыслы США и их партнеров по коалиции являются причинами поддержания ими эйфории курдов и относительно перспектив развития Иракского Курдистана.

Таким образом, победа курдского альянса на парламентских выборах открывает новые рубежи борьбы иракских курдов за обретение ими своих национальных прав. Этот процесс, как видно из изложенного, уже начался. В перспективе он будет осложняться обострением противоречий между иракскими политическими течениями, что потребует от курдов компромисса и уступок. В то же время курдам придется преодолевать сложности взаимоотношений и с западным альянсом, вынашивающим собственные планы в Ираке с опорой на своих курдских партнеров.

1. E. Wong. Ballot Strength Leads Kurds to Press a Role as Deal Makers.- http://www.puk.org/web/htm/news/nws/news050209a.html
2. Dr. Nazhad Khasraw Hawramany. Results of January 2005 Elections: Winners and Bad Losers.-http://www.home.cogeco.ca/-kurdistan6/19-2-05-op-ed-hawramany-result-of-elections.htm
3. Jay Garner. After the Vote. — http://www. puk.org/web/htm/news/nws/garner050204.html
4. E. Wong. Ballot…
5. Barzani: Iraqi Kurds will not back down on Kirkuk.- http://www.cogeco.ca/-kurdistan6/19-2-05-barzani-no-back-down-kirkuk.htm
6. Thanassis Cambanis. Political advantage goes to Kurdish leaders. — Globe Staff, February 19,2005. — http://www. puk.org/web/htm/news/nws/news050219.html
7. Sandra Mackey. The coming clash over Kirkuk. — http://www.puk.org/web/htm/news/nws050209.html
8. Там же.
9. Dr. N.Kh. Hawramany. Results…
10. E. Wong. Iraqi Kurds Detail Demands for a Degree of Autonomy. — http://www. puk.org/web/htm/news/nws/news050218.html
11. Th. Cambanis. Political advantage…
12. Abu Bakir Lashkari. Why Kirkuk so important for the Iraqi Kurds? — http://web.krg.org/articles/article-details.asp?LangNr=12&ArticleNr-117…
13. Abu Bakir Lashkari. Economical Independency in Federal Iraqi Kurdistan. — http://web.krg.org/articles/article-detail.asp?LangNr=12&RubricNr=&ArticleNr=118…
14. Abu Bakir Lashkari. Why Kirkuk…
15. J. Garner. After…
16. Там же.
17. Там же.
18. Abu Bakir Lashkari. Stable, Secure and Democratic Federal Iraq is the successful key factor for entire Middle East issues including Iran. — http://web.krg.org/articles/article-detail.asp?LangNr=12&RubricNr=&ArticleNr=124…
19. Seb Walker. Disharmony in Kurdistan.-http://home.cogeco.ca/-kurdistan6/19-2-05-disharmony-in-kurdistan.htm

51.14MB | MySQL:100 | 1,310sec