Бангладеш и страны Ближнего Востока

В нашей литературе если и упоминают иногда Бангладеш, то обычно как «маленькую страну в Южной Азии». На самом деле, она не такая уж и маленькая. Бангладеш относится к числу наиболее крупных по численности населения исламских государств мира, занимающих по этому показателю третье место после Индонезии и Пакистана. По переписи населения 2001 г., в этой стране проживали около 135 миллионов человек. В настоящее время число жителей Бангладеш превышает 140 миллионов, из которых 90% составляют мусульмане. Таким образом, «маленькая» южно-азиатская страна по населению вот-вот перегонит Россию, если уже не перегнала, и станет седьмой в мире по числу жителей, в массе своей бедных, но исключительно жизнестойких. Уже одно это обстоятельство в известной степени предопределяет довольно весомую роль Бангладеш в исламском мире, а в некотором смысле и на международной арене в целом.

Дакка активно участвует в деятельности организации «Исламская конференция», входит в группу Д-8, объединяющую наиболее крупные мусульманские государства: Египет, Индонезию, Иран, Малайзию, Нигерию, Пакистан и Турцию, а также является неформальным координатором группы наименее развитых стран. Фактор исламской солидарности играет немаловажную роль во внешней политике Бангладеш, в формировании подходов бангладешской дипломатии к основным международным и региональным проблемам, включая и важнейший для исламских стран вопрос ближневосточного урегулирования.

Позиция Дакки по ближневосточной проблеме находится в общем русле отношения к ней исламского мира. Бангладеш не признает Израиль и не поддерживает с ним дипломатических и иных контактов. С другой стороны, бангладешцы поддерживают тесные связи с палестинской национальной администрацией, представительство которой функционирует в Дакке. Ясно, что в ближневосточном урегулировании бангладешское правительство поддерживает палестинскую линию и весьма критически относится к действиям Израиля. Бангладешцы выступают за создание суверенного палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Бангладеш приветствует усилия международного сообщества, прежде всего ООН, по поиску путей развязывания ближневосточного узла. Позитивно в Дакке расценивают российское посредничество в этом вопросе.

На подходы Дакки к проблеме арабо-израильского противостояния помимо фактора исламской солидарности оказывает влияние и то обстоятельство, что для Бангладеш существенны отношения с целым рядом стран Ближнего Востока и района Персидского залива, прежде всего с Саудовской Аравией, в социально-экономическом плане. В перенаселенной Бангладеш очень остро стоит проблема безработицы, поэтому власти поощряют трудовую миграцию. Общее число бангладешских гастарбайтеров превышает 3,5 миллиона человек. При этом подавляющее их число приходится именно на арабские страны: Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Оман, Ливан, а также Ливию. Работают бангладешцы и в таких исламских государствах, как Малайзия и Бруней. Переводы на родину от гастарбайтеров составляют весьма солидную для Бангладеш сумму — более 3,5 млрд долларов США в год. Для сравнения: стоимость всего годового экспорта равняется 7,5 млрд долларов. Отсюда вытекает важность для Дакки поддержания дружественных, тесных отношений с исламскими странами, потребителями бангладешской рабочей силы, ибо на этом рынке существует весьма острая конкуренция. Помимо этого довольно крупным донором Бангладеш является Саудовская Аравия. Дакка получает финансовую помощь и от других стран Залива, в том числе через международные исламские неправительственные организации, штаб-квартиры которых базируются в арабских государствах.

В то же время подходы Бангладеш к ближневосточной проблеме отличаются умеренностью. Бангладешское руководство позиционирует свою страну как умеренное демократическое исламское государство. Бангладеш является светским государством, хотя конституция и закрепляет за исламом статус государственной религии, одновременно гарантируя свободу вероисповедания представителям других конфессий. В целом для ислама в Бангладеш несвойствен радикализм. Следует отметить, что само образование независимого бангладешского государства в результате отделения от Пакистана произошло в силу роста бенгальского национализма, взявшего верх над исламской солидарностью. В период борьбы за независимость исламистские бенгальские организации выступали против выхода Восточного Пакистана из единого государства и поддерживали пакистанскую армию. Тем не менее в последнее время в Бангладеш отмечается определенное нарастание фундаменталистских тенденций, довольно частыми становятся экстремистские и террористические проявления.

Свою деятельность на территорию Бангладеш стремятся распространить экстремистские организации из стран Ближнего Востока, а также Пакистана. В частности, активность здесь проявлял фонд «Аль-Харамейн». Его бангладешское отделение было закрыто под давлением американцев и саудовцев. Некоторые бангладешские исламисты воевали в отрядах «Талибана» в Афганистане. Есть информация о том, что в Бангладеш действуют эмиссары «Аль-Каиды». В северных районах Бангладеш активно действует экстремистская фундаменталистская организация «Джаграта муслим джаната Бангладеш» («Пробужденные исламские массы Бангладеш») во главе с так называемым Бангла Бхаи, который участвовал в боевых действиях в Афганистане. Боевики этой организации при попустительстве властей терроризируют население, преследуют прогрессивных деятелей. Хорошую возможность для координации действий представителей исламистских организаций и их зарубежных покровителей дает ежегодное международное массовое паломничество мусульман к исламским святыням Бангладеш «Бисва Иджтема». С 1962 г. это мероприятие проводится под эгидой международной организации «Таблиг Джамаат». Бангладешцы рассматривают «Бисва Иджтема» в качестве своеобразного «хаджа для бедных». В 2003 г. в нем приняли участие более 2,5 миллионов человек, в том числе около 5 тысяч из-за рубежа, включая паломников из Саудовской Аравии, Кувейта и других исламских стран. С 2001 г. в Бангладеш в правительственном четырехпартийном альянсе находятся две партии исламистской направленности: «Джамаат-и-Ислами» и Объединенный исламский блок.

В газете «Нью-Йорк таймс» от 23 января 2005 г. была опубликована статья о ситуации в Бангладеш под красноречивым заголовком: «Страна, где произойдет следующая исламская революция?» В публикации говорится о росте исламистских настроений в бангладешском обществе, об укреплении фундаменталистских организаций, получающих поддержку из-за рубежа. Это происходит на фоне политической нестабильности, острой конфронтации между правящей Националистической партией Бангладеш и оппозиционной Народной лигой, выливающейся в насилие. В августе 2004 г. на лидера Народной лиги Ш. Хасину было совершено покушение, в результате которого погибли более 20 человек. Бангладешские власти заявляют, что в целом ситуация в стране находится под контролем и отрицают наличие непосредственной угрозы фундаментализма. В любом случае, тенденция достаточно тревожная. Международное сообщество, включая умеренные режимы исламских государств Ближнего Востока, заинтересовано в том, чтобы сохранить Бангладеш на ставших традиционными для политической культуры этой страны позициях светского государства, не допустить ее превращения в очаг экстремизма.

Претензии Дакки играть одну из лидирующих ролей в исламском мире, опираясь на большую численность населения, наталкиваются на слабость внешнеполитического потенциала страны. По классификации ООН Бангладеш относится к числу наименее развитых стран мира. Годовой доход на душу населения не превышает здесь 450 долларов, а грамотность — 65%. Дакка сильно зависит от финансово-экономической помощи стран Запада. Внешний долг страны превышает 17 млрд долларов. Впрочем, у бангладешской экономики есть и достижения. Неплохими темпами растет ВВП. Так, в 2004 г. он вырос на 5,5%. Страна стала крупнейшим производителем и экспортером готовой одежды. Основными импортерами бангладешских товаров являются США и члены ЕС.

Запад использует финансово-экономические рычаги для закрепления Бангладеш на умеренных позициях. В частности, Бангладеш одной из первых одобрила военную операцию против талибов в Афганистане. На официальном уровне из Дакки не последовало резких протестов против ввода войск США и их союзников в Ирак, хотя улица и негодовала. В то же время бангладешское правительство готово рассматривать вопрос о направлении своего военного контингента в Ирак только после утверждения соответствующего мандата ООН. В Дакке выступают за скорейшую передачу всей полноты власти иракцам и восстановление суверенитета Ирака. Оценку событий, касающихся палестино-израильского конфликта, бангладешцы тоже делают с оглядкой на своих западных партнеров, прежде всего США, воздерживаясь от резкостей в адрес Израиля. В общем, подобная сдержанность не очень раздражает арабские страны Ближнего Востока, для которых важна принципиальная солидарность с ними мусульманской Бангладеш. Недостаточность внешнеполитического и экономического потенциала не позволила Бангладеш продвинуть своего кандидата на пост Генерального секретаря ОИК на 31-й конференции министров иностранных дел организации, прошедшей в июне 2004 г. в Стамбуле. Генсеком стал представитель Турции.

В деятельности в ОИК и Д-8 бангладешцы делают упор на экономическую составляющую, стремясь побудить богатые исламские страны оказывать большую помощь бедным, поддерживают такие идеи, как создание «исламского общего рынка» или «исламской зоны свободной торговли». Прежде всего, они озабочены проблемой выживания, преодоления бедности. Дакка поддерживает стремление России стать наблюдателем в ОИК, в целом более тесно сотрудничать с исламским миром, считая, что это пойдет на пользу не только Москве, но и самой ОИК и исламским странам. По чеченской проблеме официальная Дакка занимает нейтральную позицию, считая ее внутренним делом России. Бангладешское правительство неизменно осуждает террористические акты, совершаемые боевиками на территории России, как, впрочем, и на территории других стран.

Для мусульманского мира Бангладеш существенна не только из-за большой численности населения, но и как страна, занимающая своеобразное географическое положение: на западе она граничит с преимущественно индуистской Индией, а на востоке — с буддийской Мьянмой, что делает ее своего рода исламским форпостом в инорелигиозном окружении. Показательно, что когда в начале 90-х годов прошлого века у Бангладеш обострились отношения с Мьянмой из-за проникновения беженцев-мусульман из этой страны на бангладешскую территорию, то посетивший Дакку в апреле 1992 г. саудовский принц Халед Султан Абдул Азиз, который командовал контингентом Саудовской Аравии во время войны в Заливе в 1991 г., даже рекомендовал повторить «Бурю в пустыне» против Мьянмы.

Дакка стремится проводить активную региональную политику. Она была инициатором создания СААРК — Организации регионального сотрудничества Южной Азии. Очередной саммит СААРК пройдет в 2005 г. в Дакке. Бангладеш довольно активно участвует в БИМСТЕК, объединении государств Бенгальского залива. Бангладешцы претендуют на то, чтобы стать связующим звеном между Южной и Юго-Восточной Азией, между СААРК и АСЕАН. Имеются неплохие перспективы для того, чтобы через бангладешскую территорию проходили транзитные пути, связывающие два региона. В частности, уже достигнуто принципиальное согласие о прокладке газопровода из Мьянмы в Индию через Бангладеш. В перспективе возможен экспорт бангладешского газа. Вероятно, в этих проектах мог бы участвовать и капитал стран Ближнего Востока.

Подводя итог, можно констатировать, что Бангладеш и страны Ближнего Востока обоюдно заинтересованы в развитии сотрудничества. Позиция Дакки по проблеме ближневосточного урегулирования хотя и является пропалестинской, вместе с тем лишена крайностей. По всей видимости, в обозримой перспективе она не претерпит кардинальных перемен. Однако возможны и подвижки, связанные с прогрессом в отношениях между Израилем и Палестинской автономией.

42.4MB | MySQL:87 | 0,677sec