Война против Ирака и проблема нераспространения ядерного оружия

Война США и Великобритании против Ирака в самом разгаре. Пожалуй, ни у кого нет сомнения, что военная победа будет за антисаддамовской коалицией. Но возникает вопрос: что дальше? И даже не в плане будущего Ирака.

Некоторые аналитики вообще предсказывают слом всей международной правовой системы и прогнозируют эскалацию нарушения договора о нераспространении оружия массового поражения.

Война, начатая без санкции ООН США и Великобританией — двумя ядерными державами, — преподала урок странам, по прежней терминологии, «третьего мира». Теперь они воочию убедились, что международные организации не в состоянии сдержать устремления некоторых воинственных великих держав. И, так называемые «пороговые страны», то есть те, которые находятся на пути к созданию атомной бомбы, все чаще приходят к выводу, что им поможет только доктрина ядерного сдерживания. Конечно, два-три боевых ядерных устройства, которые они могут реально создать, по сравнению с ядерными арсеналами главных ядерных держав — это ничто. Но самое страшное — угроза применения этих боеголовок. Если угроза есть, то руководители любой страны или организации долго будут думать, прежде чем попытаются силовым путем изменить режим, политику, личность диктатора или на практике осуществлять другие радикальные действия против «неугодной» страны.

Пожалуй, именно в этом самая главная опасность последствий войны против режима Саддама Хусейна — инициирование и даже провоцирование эскалации создания оружия массового поражения (ОМП) «пороговыми странами» и, как результат, — неконтролируемое распространение ОМП.

Примеры уже есть. Северная Корея, по-своему оценив ситуацию вокруг Ирака, практически перестала скрывать, что решила возобновить свою ядерную программу. Пхеньян не просто так стал заниматься изготовлением атомной бомбы, хотя бедный и голодный народ Северной Кореи просто задыхается без энергии.

В ряду дюжины «пороговых стран» находится и Иран, активно развивающий свою ядерную программу.

Надо откровенно признать, что, конечно, не все так просто в вопросе производства современного оружия в Иране. Так, иранский ученый Амин Тарзи, работающий в Соединенных Штатах, полагает, что у Ирана достаточно причин для того, чтобы заполучить в свой арсенал ядерное оружие. Иран, отмечает Тарзи, убедился на примере Пакистана, что наличие такого вооружения может менять политику великих наций. Иран понимает, что имей он ядерное оружие, США относились бы к нему иначе.

Таким образом, определенные опасения по поводу возможности создания в этой стране ОМП и средств его доставки есть.

Известно, что с начала 90-х годов Иран активно приступил к осуществлению программ совершенствования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Правительством ИРИ установлены три основные области в научно-технической политике: образование, технологии, наука. Ключевыми отраслями науки признаны: ядерная физика, химия, электроника, ракетная технология.

По мнению ЦРУ США, Иран уже располагает возможностями для производства ядерного оружия. Однако независимые оценки возможностей Ирана часто противоречат оценкам США. По мнению многих специалистов, ядерная программа Ирана гораздо слабее, чем у многих «пороговых стран». Уже упоминавшийся иранский ученый Амин Тарзи считает, что ядерная программа ИРИ находится в состоянии полной разрухи и хаоса, и те, кто получают разведсведения (т.е. главы государств), знают это. Оценки начала 90-х годов относительно того, что Исламская Республика сможет создать ядерное оружие в течение нескольких лет, оказались необоснованными.

И действительно, Тегеран постоянно испытывает значительные трудности в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Главными из них видятся такие: дефицит научных кадров, низкий уровень их подготовки и эффективности использования; слабая материально-техническая и финансовая обеспеченность НИОКР; недостаточно развитая научно-производственная и технологическая база; неразвитость системы научно-технической информации; низкая практическая отдача проводимых исследований; слабое развитие фундаментальных наук.

Прекрасно понимая это, иранское руководство стремится в кратчайшие сроки ликвидировать эти негативные явления.

В последние годы Тегеран активно совершенствует материальную базу своего научно-технического потенциала. По данным Центра изучения проблем нераспространения Монтерейского института международных исследований (США) в Иране функционируют семь крупных центров ядерных исследований, и осуществляется программа создания еще около 10 новых центров. Поэтому можно предполагать, что в Иране продолжается накопление соответствующего научного и технологического багажа.

Однако, по словам иранского президента Мохаммада Хатами, Иран заинтересован только в мирной ядерной энергии и неоднократно призывал превратить Ближний Восток в зону, свободную от ядерного, биологического и химического видов оружия. Такое же мнение высказывает и председатель Организации по атомной энергии Ирана Голям Реза Агазаде: «Мы не нуждаемся ни в ядерном оружии, ни в других видах оружия массового поражения. Иран подписал все договоры, запрещающие это оружие, а это означает, что у нас нет даже намерения идти по ядерному пути. Именно по нашей просьбе инспекторы МАГАТЭ приезжали в Иран в конце февраля». По итогам этой поездки Генеральный директор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадеи отметил мирную направленность атомных проектов, осуществляемых в Иране. Он выразил удовлетворение открытой и честной политикой Ирана в вопросах мирного освоения атомных технологий. Была достигнута договоренность о дальнейшем взаимодействии в области прояснения действительного положения дел с иранскими программами в сфере мирного освоения атома для прекращения безосновательных обвинений со стороны США в адрес Ирана о намерении создать ядерное оружие.

Однако ясно, что подозрения американцев остаются. Потому что никто (кроме самих иранцев) не может точно сказать есть в ИРИ ядерная программа или нет. Так, в своей богатой фактическим материалом книге «Iran’s Military Forces in Transition. Conventional Threats and Weapons of Mass Distruction» (Westport, CT, and London, Praeger, 432 pp.) известный американский политолог Энтони Кордсман приводит обширнейшие сведения по вооруженным силам ИРИ, по ядерной программе, но так и не дает прямого ответа на вопрос, есть ли военная составляющая в этой программе.

Российский ученый С.М.Задонский, проанализировав огромный пласт материала, связанного с ядерной проблематикой Ирана, в содержательной исследовательской работе «Ядерная программа Ирана и российско-американские отношения» (Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. Москва 2002) также не может с абсолютной достоверностью ответить на вопрос: ведет ли путь, выбранный военно-политическим руководством ИРИ и ее физиками-ядерщиками, к созданию атомной бомбы или нет.

Анализ ситуации в сфере ядерной безопасности свидетельствует, что у международного сообщества нет четкого понимания того, насколько «пороговые страны» приблизились к созданию ОМП. Существует много критериев, по которым специалисты способны определить это. Однако, как правило, все научно-технические проекты, связанные с ядерной проблематикой, тщательно скрываются или маскируются. Кроме того, в политических интересах может иметь место и блеф, и простой шантаж. Возможна также ситуация, когда под прикрытием «мирного атома», программы по которому осуществляются совершенно легитимно, а иногда и при содействии МАГАТЭ, одновременно проводятся работы по канализации исследований «двойного назначения» в военное русло. Конечно, при абсолютной открытости страны для международного контроля такая ситуация маловероятна. Но опыт Пакистана свидетельствует, что страна может открывать свои мирные ядерные проекты и при этом, ссылаясь на национальную безопасность, не допускать инспекторов к «особым объектам». В результате — появляется атомная бомба.

Более того, опыт деятельности такого международного инструмента как МАГАТЭ также показывает, что эта организация является, по сути, не контрольно-карающим, а скорее — наблюдательно-консалтинговым органом. Роль МАГАТЭ, безусловно, важна, но задачи этой организации слишком обширны и многообразны, чтобы достаточно эффективно противодействовать распространению ядерного оружия. Ведь МАГАТЭ было не в состоянии остановить процесс создания боевых ядерных устройств в Индии и Пакистане.

Поэтому, вне сомнения, для устранения всех двусмысленностей в понимании ядерных программ «пороговых стран», в том числе и Ирана, наиболее правильным была бы совместная деятельность пяти основных ядерных держав — постоянных членов Совета Безопасности ООН — по предотвращению распространения ракетно-ядерного оружия и использования мирных ядерных технологий для военных целей. Пожалуй, настала необходимость в создании специальной пятисторонней комиссии, наделенной ООН чрезвычайными полномочиями, вплоть до санкционирования силовых акций против стран, не выполняющих указания МАГАТЭ и данной комиссии. То есть, нужен мобильный эффективный карающий международный орган, действующий в рамках ООН, под эгидой Совета Безопасности, в полном научно-техническом и информационном взаимодействии с МАГАТЭ и с санкций этих международных организаций. Орган, который на основе продуманного, глубоко научного и беспристрастного международного мониторинга всех угрожающих глобальной безопасности процессов, анализа и сопоставления разведывательных сведений стран-постоянных членов Совбеза, мог, когда это необходимо, насильственным путем прекращать НИОКР по ядерной тематике, ведущиеся в военных целях. Здесь уместно вспомнить неправомочную с точки зрения международного права, но чрезвычайно эффективную по сути акцию Израиля по уничтожению в июне 1981 года иракского ядерного центра Таммуз близ Багдада. Именно тогда 14 самолетов израильских ВВС остановили, если не окончательно похоронили ядерные проекты Саддама Хусейна по созданию своей собственной атомной бомбы.

Аналогичные действия могут быть предусмотрены и в уставе международного органа (комиссии) пяти членов Совбеза для случаев, когда «пороговая страна» не допускает к себе инспекторов МАГАТЭ, сотрудников комиссии или ведет двойную игру на грани обладания ОМП, чреватой подрывом международной безопасности. Конечно, для противоборства с ядерными амбициями некоторых стран нужна международная солидарность и единство.

Однако, к сожалению, сегодня на деле мы видим, что своими действиями, своей войной против Ирака, США с одной стороны внесли раскол во все международные структуры, в том числе и в ряды Совбеза, с другой — инициируют активность «пороговых стран» в деле скорейшего осуществления своих ядерных программ. Это может привести к непредсказуемым катастрофическим последствиям.

43.88MB | MySQL:92 | 1,047sec