Роль внешнего фактора в сирийско-ливанском кризисе

Ливан, несмотря на свои небольшие размеры, существование некоторых дестабилизирующих факторов (межконфессиональное напряжение; пребывание на его территории около 400 тысяч палестинских беженцев; неурегулированность отношений с Израилем; военное присутствие Сирии), представляет значительный интерес для внешнего мира как транзитный, транспортный, торговый и финансовый центр в стратегически важном регионе Ближнего Востока. Ливан также играет одну из ведущих ролей как в политической, так и в экономической жизни региона и является одной из немногих арабских стран, внутриполитическая жизнь которой базируется на принципах демократии. Ливан — важная составляющая ближневосточного мирного урегулирования, от его позиции в значительной мере зависит установление мира и стабильности в регионе. Все эти факторы определяют достаточно весомую роль Ливана в международной жизни и то большое внимание, которое проявляют к Ливану США и ведущие страны Европы.

Практически все бывшие внутриполитические кризисные явления в Ливане связаны с иностранным вмешательством — как со стороны соседних стран, так и со стороны западных. Весьма отчетливо это проявилось и в развитии нынешнего так называемого сирийско-ливанского кризиса. На наш взгляд, определение последних событий в этих двух странах и вокруг них как «сирийско-ливанский кризис» можно считать достаточно условным, поскольку, в сущности, нет оснований говорить о кризисе между Ливаном и Сирией как государствами. По нашему мнению, этот кризис в значительной мере гипертрофирован и инспирирован ливанской христианской оппозицией при скрытой поддержке со стороны Израиля и явной — со стороны США и некоторых европейских стран, которые преследуют в этом регионе свои собственные цели.

Основой вмешательства иностранных государств во внутренние дела Ливана служит поддержка требования ливанской оппозиции о выводе сирийских войск из Ливана, но при этом игнорируется позиция государственных ливанских институтов — президента, парламента и правительства, которые до сих пор ни разу не потребовали вывода сирийских войск из страны. Думается, что мусульманское большинство в Ливане поддерживает позицию нынешней ливанской власти. Если бы сегодня там был проведен референдум по вопросу о выводе сирийских войск, то скорее всего результат был бы в пользу их дальнейшего пребывания на ливанской территории. Предстоящие выборы в Ливане в мае с.г. в определенной мере сыграют роль такого референдума.

Новый этап в сирийско-ливанских отношениях. Еще несколько лет назад антисирийские заявления в Ливане воспринимались бы как святотатство. Никто не осмеливался открыто подвергать сомнению «братский характер сирийско-ливанских отношений перед лицом угрозы со стороны сионистского врага». Считалось, что особый характер сирийско-ливанских двусторонних отношений базируется на основе исторически-этнического единства, интегрированной экономики, общих политических интересов. До сих пор ни в Бейруте, ни в Дамаске нет посольств двух стран, поскольку “существующие братские отношения не нуждаются в излишних институциях”. На протяжении длительного времени политика Сирии относительно Ливана реализовалась в соответствии с установкой Хафеза Асада: “две независимые страны – одна нация”.

Однако на протяжении последних трех-четырех лет наблюдается тенденция к определенному ослаблению традиционного сирийского влияния на внутриполитическую ситуацию в Ливане. Это происходит в контексте общего ослабления арабского единства, о котором сейчас говорят преимущественно в прошедшем времени. После прихода в июле 2000 года к власти в Сирии Башара Асада происходит определенная трансформация ливано-сирийских отношений, которая должна обеспечить Ливану большую меру самостоятельности. Это связано прежде всего с тем, что определенная часть ливанского населения (преимущественно христианского) проявляет все возрастающее недовольство значительной зависимостью внутренней и внешней политики Ливана от правящего режима в Сирии и особенно длительным пребыванием сирийских войск на территории Ливана.

Ливанское руководство, включая Р. Харири, традиционно выступало за интеграцию Сирии и Ливана. В опубликованном 1 ноября 2000 года программном заявлении нового ливанского правительства Р. Харири, в частности, указывалось на необходимость “дальнейшего укрепления связей между обеими братскими странами». В этом заявлении отмечалось также, что временное пребывание сирийской армии в Ливане «остается необходимым и определяется стратегическими потребностями обеих стран». Однако в это же время некоторые оппозиционные депутаты ливанского парламента в достаточно категорической форме поставили вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания сирийского военного контингента (на тот момент около 30 тыс. военных) на территории Ливана.

К дискуссии о характере сирийско-ливанских отношений подключилось также ливанское духовенство. В то время как христианские партии выступают за немедленное выведение сирийских войск и дистанционирование от Дамаска, мусульманские политические силы настаивают на продолжении их пребывания в Ливане и выступают за укрепление сирийско-ливанского единства, что, по их мнению, будет служить гарантией суверенитета Ливана в условиях существования “израильской угрозы”. В сущности, маронитский патриарх Н.Б. Сфейр выступает основным оппонентом сирийского военного присутствия в Ливане. Почти в каждой своей речи он призывает к выполнению резолюции РБ ООН 520, которая предусматривает выведение сирийских войск из Ливана. В результате его отношения с сирийским руководством обострились настолько, что он был вынужден отказаться сопровождать папу римского во время пребывания последнего в соседней Сирии в начале мая 2001 года.

В ливанской прессе, особенно в газете “ан-Нагар”, часто публикуются материалы, в которых сирийский режим изображается как тоталитарный. В частности, публикуются материалы о таких сирийских правозащитниках, как Рияд ат-Тюрк, Назар Нейоф и других. Значительный резонанс в начале марта 2000 года приобрело открытое письмо редактора газеты “ан-Нагар” Джубрана Твейни, с которым он обратился к сыну в то время еще живого сирийского президента Х. Асада Башару. Это письмо стало беспрецедентным в истории сирийско-ливанских отношений, поскольку по своему содержанию является одним из первых проявлений открытой критики сирийской политики со стороны ведущей ливанской газеты. Смерть Х. Асада в июне 2000 года и приход к власти его сына Б. Асада на некоторое время приглушили развитие негативных тенденций в сирийско-ливанских отношениях: все заняли выжидательную позицию по отношению к дальнейшим шагам молодого сирийского президента.

Пытаясь снять остроту вопроса, Б. Асад в конце июня 2001 года приказал вывести сирийские войска из Бейрута и призывал к “укреплению равноправных братских связей между обеими странами в рамках независимости и суверенитета каждой из них”. Однако сирийский президент вынужден был прибегнуть к этому шагу главным образом с целью создания благоприятных условий для осуществления своего первого визита в Париж в конце июня 2001 года.

3 марта 2002 года состоялся “исторический визит” президента Сирии Башара Асада в Ливан. Большинство ливанских политических обозревателей пришли к единодушному выводу о том, что этот визит Б. Асада свидетельствовал о реальном признании Дамаском независимости и суверенитета Ливана и положил начало качественно новому этапу в развитии двусторонних связей. «Историчность» этого визита заключалась также в том, что он был первым визитом Б. Асада и третьим визитом президента Сирии в Ливан за последние 55 лет. За 30 лет правления Х. Асад лишь раз побывал на ливанской территории в 1975 году в небольшом городке Штора неподалеку от сирийско-ливанской границы. В прошлом лишь ливанские президенты посещали Дамаск. Так, за годы правления Х. Асада — с 1970 по 2000 — ливанские президенты посетили Дамаск 88 раз.

Необходимо отметить, что к концу 90-х годов осложнились отношения с Сирией и лидера ливанских друзов Валида Джумблата, который стал выступать за уменьшение сирийского влияния в Ливане. Его Прогрессивно-социалистическая партия пошла на более широкое сотрудничество с некоторыми христианскими лидерами. Таким образом, к концу 2004 года в ливано-сирийских отношениях накопилось довольно много противоречий и взаимного недоверия, чтобы разразился кризис, своеобразным детонатором которого стало убийство Р. Харири. Оппозиция перешла в решительное наступление на всех направлениях, включая обращение за помощью к великим державам и международным организациям.

Не вдаваясь в подробности сирийско-ливанских отношений в прошлом и настоящем, хотелось бы более подробно остановиться на роли внешнего фактора в развитии сирийско-ливанского кризиса в последние месяцы.

Позиция США. Наибольшую степень «активной вовлеченности» в ливанские и сирийские внутренние дела, на наш взгляд, демонстрируют Соединенные Штаты, пытаясь играть на определенных противоречиях между Сирией и Ливаном, а также обвиняя Дамаск в поддержке терроризма как в Израиле, так и в Ираке. Смысл всех высказываний Дж. Буша в адрес сирийского президента и лидера «Хизбаллы» состоит в том, что Вашингтон дает шанс тому и другому «исправиться». В случае же неповиновения последствия как для одного, так и для другого могут быть самыми серьезными, включая применение силы.

Американо-сирийские отношения начали стремительно ухудшаться практически сразу после американского вторжения в Ирак, хотя они были далеко не безупречными и до этого. 11 декабря 2003 года президент Дж. Буш подписал «Закон об ответственности Сирии» (Syria Accountability Act), а 11 мая 2004 объявил о введении части экономических санкций против Сирии. Однако официальный Дамаск отнюдь не проявлял «должного смирения» ввиду все более усиливающегося давления со стороны Вашингтона. В своих комментариях по поводу американских санкций Б. Асад отметил, что «Вашингтон стал источником нестабильности на Ближнем Востоке и его политика оказания давления и применения санкций не только не будет способствовать разрешению проблем региона, но и неизбежно приведет к их обострению».

Представители американской администрации не оставляли без комментариев практически ни одно более или менее важное событие во внутриполитической жизни Ливана. Так, касаясь назначения О. Караме на пост премьер-министра вместо Р. Харири, заместитель госсекретаря США Р. Армитадж заявил: «Новое ливанское правительство сформировано в Дамаске, что представляет собой нарушение резолюции СБ ООН 1559». Р. Армитадж посоветовал Дамаску «предоставить возможность ливанцам самим определять судьбу Ливана».

Комментируя 16 февраля убийство экс-премьер-министра Ливана, госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что «США не обвиняют Сирию в гибели Харири, однако это дело требует расследования, тем более что, в соответствии с резолюцией СБ ООН 1559, Сирия имеет отношение к происходящему в Ливане и должна помочь найти ответственного за содеянное». В своем последующем заявлении госсекретарь США отметила, что «Сирия может избежать дополнительных санкций, если изменит свою политику, а именно — прекратит поддержку терроризма». Сразу после убийства Харири США отозвали своего посла в Сирии для проведения «срочных консультаций».

8 марта с.г. подкомитет по делам Ближнего Востока палаты представителей конгресса США представил проект «Закона об освобождении Ливана и Сирии». Этот проект во многом напоминает «Закон об освобождении Ирака», принятый еще в 1998 году. В преамбуле проекта закона утверждается, что «деятельность сирийского правительства, связанная с поддержкой терроризма, созданием ракет дальнего действия и оружия массового поражения, продолжением оккупации Ливанской Республики, нарушением прав человека в Сирии и Ливане представляет угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов Америки и всеобщему миру».

Исходя из этих утверждений, США обязуются «воспретить Сирии финансировать или представлять любую помощь и убежище террористическим организациям, разрабатывать и создавать оружие массового поражения и ракеты дальнего действия, продолжать оккупацию Ливана и вмешиваться в деятельность ливанского правительства, что противоречит резолюциям СБ ООН 425 и 426 (1978), 520 (1982), 1559 (2004)».

Далее в пункте 4 проекта закона говорится, что любая страна, которая прямо или косвенно способствует созданию Сирией ОМП, может быть лишена американской помощи, если она получает таковую. Иными словами, в проекте закона предлагается применять санкции как против Сирии, так и против тех лиц, организаций и государств, сотрудничество которых с Сирией может вызвать неодобрение со стороны Вашингтона.

Предлагаемые санкции предполагают наложение запрета на экспортно-импортные операции, ограничение финансирования и представления кредитов по ходатайству США со стороны международных финансовых организаций, приостановление выполнения программ развития, запрещение экспорта вооружений и военной техники и прекращение действия соглашений в области военно-технического сотрудничества. Проектом закона предписывается всем дипломатическом службам за пределами США «разъяснять политические мотивы санкций США против Сирии и поощрять иностранные правительства к более эффективному сотрудничеству с США в этой сфере». Кроме того, представителям США в ООН и других международных организациях предписывается делать все необходимое, чтобы не допустить избрания представителей Сирии на любые руководящие должности в этих организациях.

Проект закона предусматривает обязательство США «прилагать усилия для возобновления суверенитета Ливана, включая незамедлительный и безоговорочный вывод сирийских войск из Ливана, для укрепления ливанского гражданского общества и позиций приверженцев демократии с целью формирования демократически избранного и всемирно признанного правительства». США также обязуются «оказывать помощь независимым демократическим организациям в Сирии и Ливане, поддерживать жертв притеснений и узников совести, а также содействовать организации теле- и радиовещания на Сирию и Ливан для поддержки демократического строительства и формирования гражданского общества в Ливане и Сирии». При этом президент США определяет размеры необходимых ассигнований для реализации вышеуказанных программ и мер.

Следует отметить, что в вопросе о выполнении резолюции СБ ООН 1559 Б. Асад проявил достаточную гибкость, чем сильно разочаровал «ястребов» в США, стремившихся «наказать» Сирию. 6 марта в интервью журналу «Тайм» Б. Асад заявил, что его не следует сравнивать с С. Хусейном, поскольку он «открыт для сотрудничества и готов выполнить требования международного сообщества». В ответ на вопрос о том, кто мог стоять за убийством Харири, Б. Асад ответил, что «Сирия, которая понесла наибольший ущерб от этого, не могла подрывать собственные позиции».

Ливанский маронитский патриарх Насралла Бутрус Сфейр в середине марта по приглашению президента Дж. Буша побывал в США, где пытался выполнить роль посредника между американской администрацией и действующим ливанским руководством. 16 марта Н. Сфейр встретился с президентом Дж. Бушем, госсекретарем К. Райс, спикером американского конгресса и лидером демократической оппозиции, генсеком ООН К. Аннаном. При этом следует напомнить, что во время месячного турне по США в феврале-марте 2001 года Н. Сфейр настойчиво пытался встретиться с президентом Дж. Бушем. Однако тот, не желая в то время осложнять отношения с ливанским руководством, отказался встречаться с Н. Сфейром. Похоже, что сегодня Дж. Буш такими дипломатическими предосторожностями себя не отягощает. Во время встречи с ливанским кардиналом Дж. Буш заявил, что «ливанский народ должен быть свободным и свободно высказывать то, к чему он стремится, и выбирать то, что он хочет». Дж. Буш заверил, что совместно со своими европейскими союзниками США делают все возможное для завершения вывода сирийских войск с ливанской территории и проведения свободных и честных выборов без внешнего вмешательства. В свою очередь, Н. Сфейр выразил глубокую признательность президенту США, «заботящемуся о свободе ливанского народа, мире в Ливане и во всем и мире». Н. Сфейр напомнил Дж. Бушу, что «Ливан был первым демократическим государством на Ближнем Востоке и останется центром распространения демократии в этом регионе», сославшись при этом на слова папы Иоанна Павла ІІ о том, что „Ливан является образцом демократии для Востока и Запада”. В ходе встречи Дж. Буш и Н. Сфейр обсудили ситуацию в Ливане, в частности «проблему избирательного выполнения Таифских соглашений, что привело к появлению резолюции СБ ООН 1559». По словам Н. Сфейра, вопрос о «Хизбалле» во время встречи не поднимался.

Президент США Дж. Буш в своих многочисленных комментариях ситуации в Ливане неоднократно высказывал требование разоружения «Хизбаллы» и ее превращения в политическую партию. Однако, похоже, что в последнее время Дж. Буш все больше осознает всю сложность процесса разоружения «Хизбаллы», учитывая, что против этого выступают все ливанцы, включая оппозицию. Так, во время встречи 15 марта с.г. в Вашингтоне с королем Иордании Абдаллой ІІ Дж. Буш призвал «Хизбаллу» «в доказательство того, что она не является террористической группировкой, сложить оружие и не угрожать миру в регионе». Такая неожиданная уступчивость со стороны Дж. Буша, в отличие от его прежних ультимативных заявлений, может рассматриваться как попытка смягчения позиции Вашингтона по отношении к «Хизбалле».

Позиция Израиля. По мнению функционеров внешнеполитического ведомства США, заявления израильских политиков по поводу ситуации в Ливане могут привести к еще большему укреплению позиций «Хизбаллы», поскольку лозунг «борьбы с сионистским врагом» в этой стране все еще остается достаточно популярным. Представители госдепа США считают, что чем больше израильтяне будут публично поддерживать ливанскую демократическую оппозицию, тем меньше будет у нее шансов победить на предстоящих выборах. Исходя из этого, госдепартамент США обратился к израильским властям с настоятельной просьбой делать как можно меньше заявлений по поводу развития событий в Ливане и Сирии после убийства экс-премьера Р. Харири. Однако, похоже, что израильские политики не могут отказать себе в «удовольствии» прокомментировать эти события. Так, вице-премьер-министр Ш. Перес заявил, что «установление мирных отношений с Ливаном может произойти после того, как эта страна освободится от сирийского господства». По мнению Ш. Переса, между Израилем и Ливаном практически нет никаких проблем.

В свою очередь, бывший глава «Мосада» Эфраим Галеви считает, что «благодаря международному давлению будет положен конец пребыванию стражей иранской революции в Ливане, что будет иметь весьма положительные последствия для Израиля». По израильским данным, в Ливане находятся сотни иранских офицеров и военных специалистов, которые оказывают военно-техническую помощь подразделениям «Хизбаллы», дислоцированным вдоль ливанско-израильской границы. По прогнозам израильских специалистов, после вывода сирийских войск, роль военных формирований «Хизбаллы» и иранских военных советников и специалистов в Ливане возрастет.

Комментируя заявление Б. Асада перед сирийским парламентом 5 марта о выводе сирийских войск из Ливана, министр иностранных дел Израиля С. Шалом заявил, что «Сирия делает все возможное, чтобы не выполнять резолюцию СБ ООН 1559». Заодно С. Шалом обвинил сирийцев в причастности к террористическим нападениям на Израиль и на американцев в Ираке, а также в контрабанде наркотиков в Ливан.

Позиция европейских стран. Еще совсем недавно, после утверждения в декабре 2003 года президентом Дж. Бушем вышеупомянутого закона о санкциях против Сирии Дамаск мог рассчитывать на понимание и помощь со стороны европейских стран и прежде всего Франции и Германии. Основы взаимопонимания с ведущими европейскими странами были заложены во время визитов Б. Асада во Францию, Германию, Великобританию, Италию и Испанию.

Еще совсем недавно лидеры ведущих европейских стран неоднократно заявляли о неприемлемости в международных отношениях практики применения санкций одной страны по отношению к другой. Так, Ж. Ширак заявлял, что «применение санкций является неэффективным и больше создает проблемы, чем их разрешает». Складывается такое впечатление, что лидеры ведущих европейских государств практически «отвернулись» от Б. Асада и принялись безоговорочно поддерживать антисирийские демарши Дж. Буша. Этой трансформации может быть несколько объяснений. Одно из них — стремление лидеров Франции и Германии нормализовать свои отношения с Вашингтоном, принеся в жертву Сирию.

В ходе получасового телефонного разговора 7 марта с.г. Дж. Буш и Ж. Ширак заявили о своей решимости гарантировать выполнение резолюции СБ ООН 1559 и проведение прозрачных и демократических выборов в Ливане. Оба президента подчеркнули важность роли специального представителя ООН Терье Род-Ларсена в оценке развития обстановки и договорились постоянно консультироваться между собой по этому вопросу, подчеркнув при этом полное совпадение взглядов на проблему. В свою очередь, госсекретарь Кондолиза Райс обсудила по телефону вопрос о проведении предстоящих выборов в Ливане без сирийского вмешательства с министром иностранных дел Франции М. Барнье, с верховным представителем по вопросам внешней политики Х. Соланой и спецпредставителем ООН Т. Род-Ларсеном.

Во время встречи в начале марта в Блюмберге на севере Германии Ж. Ширак и Г. Шредер также коснулись «сирийской проблемы», потребовав незамедлительного вывода сирийских войск из Ливана и проведения международного расследования обстоятельств убийства Р. Харири. В то же время, отвечая на вопрос о своем отношении к «Хизбалле», Ж. Ширак сказал, что у него нет «критических замечаний к этой организации». Позиция Франции по отношению к ливанским событиям была воспринята в Ливане неоднозначно. В то время как оппозиция рукоплескала Парижу, представители ливанского правительства выступили с осуждениями. Так, министр обороны Ливана Абдель Рахим Мрад обвинил Жака Ширака в «подталкивании оппозиции к экстремизму», а министр информации Илие Ферзли заявил, что «Ширак ведет сражения на ливанской территории».

В рамках неформального четырехстороннего саммита 18 марта в Париже с участием лидеров Франции, Германии, Испании и России было принято совместное заявление по Ливану, в котором содержится требование выполнения резолюции СБ ООН 1559, а также призыв к проведению свободных парламентских выборов в Ливане в назначенный срок под контролем независимых наблюдателей и «ливанского правительства, способного действовать в интересах всех ливанцев». Лидеры четырех стран выразили поддержку специальному представителю ООН Т. Род-Ларсену и международной комиссии по расследованию убийства Р. Харири под руководством П. Фитцджеральда.

Позиция Лондона в оценке ситуации вокруг Ливана не претерпела существенных изменений, оставаясь в значительной степени традиционно проамериканской. Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро предупредил Сирию, что она рискует быть занесенной в список «стран-изгоев», если не выведет войска из Ливана. В ответ на «возмущение» Джека Стро повторным назначением О. Караме главой ливанского правительства председатель ливанского парламента Набих Берри направил главе Форин офиса телеграмму следующего содержания: «Будучи весьма обеспокоенными возмущением Вашего Превосходительства повторным назначением О. Караме на пост министра иностранных дел, просим Вас назвать приемлемого для Вас кандидата на этот пост, дабы Вы впредь не испытывали возмущения. При этом сообщаем Вам, что назначение кандидата на пост премьер-министра в Ливане осуществляет не президент, а парламент. Со своей стороны, мы могли бы выразить наше мнение по поводу назначения министра иностранных дел Великобритании». Заявление подобного характера сделали также представители «Хизбаллы».

Позиция Европейского союза по отношению к Сирии также претерпела изменения – от поддержки Дамаска к дистанцированию от него. Так, в середине сентября 2003 года, находясь в Дамаске, комиссар ЕС по вопросам внешней политики Крис Патен отмечал, что американские санкции против Сирии не касаются отношений европейских стран с Дамаском и что ЕС имеет давние разногласия с Вашингтоном по поводу американских законов, которые действуют за пределами США. В декабре 2003 года, «в пику» закону США о санкциях против Дамаска, Еврокомиссия подготовила проект соглашения о партнерстве Сирии с ЕС, который был парафирован в Брюсселе 19 октября 2004 года. Однако после продления полномочий президента Ливана Э. Лахуда и особенно после убийства Р. Харири ситуация резко изменилась.

16 марта с.г. министры иностранных дел ЕС во время встречи в Брюсселе выступили с совместным заявлением по поводу сирийско-ливанского кризиса, в котором призвали Сирию к скорейшему выводу своих войск и подразделений разведки и спецслужб из Ливана в соответствии с резолюцией СБ ООН 1559 и четким временным графиком. Министры ЕС выразили надежду на скорейшее формирование Омаром Караме правительства, которое «будет действовать в интересах всех ливанцев». Комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер выразила готовность ЕС оказать помощь в проведении честных и свободных выборов в Ливане, исключая внешнее вмешательство. Под давлением США и Израиля 10 марта Европарламент принял резолюцию, в которой ливанская партия «Хизбалла» классифицируется как террористическая организация.

Позиция России. После успешного визита Б. Асада в Россию в арабских столицах начали поговаривать «о возможном возвращении России на Ближний Восток через сирийскую дверь». В этих условиях применение силового воздействия США против Сирии неизбежно привело бы к окончательному ухудшению и без того не безоблачных американо-российских отношений, а возможно даже к опасной и непредсказуемой по своим последствиям конфронтации. Останется ли «сирийская дверь» для России открытой или она захлопнется перед ней, как в свое время захлопнулась «иракская дверь», будет зависеть от степени решимости Москвы «прикрыть» своего союзника на Ближнем Востоке.

И действительно, Москва весьма решительно призвала Сирию немедленно вывести свой контингент из Ливана, понимая очевидно, что вероятность силовой операции США против своего единственного союзника на Ближнем Востоке весьма велика. Другим не менее «решительным» жестом Москвы было направление военного корабля «Азов» в сирийский порт Тартус, где находится российская военно-морская база (пункт материально-технического обеспечения ВМФ России). На наш взгляд, наличие этой базы, разговоры о поставках Сирии российских вооружений, а также перспектива превращения Сирии в основного союзника и торгово-экономического партнера России на Ближнем Востоке может быть лишь дополнительным аргументом для США в проведении силовых акций против Сирии по иракскому сценарию с целью ее возвращения «в лоно демократии», но уже без нынешнего баасистского режима и без российского покровительства.

Как стало известно, 1 марта с.г. на международной конференции в Лондоне по палестинской проблеме состоялась отдельная встреча К. Райс, Дж. Стро, М. Барнье и С. Лаврова по вопросу о сирийско-ливанском кризисе. Следствием этой встречи было то, что уже в тот же день МИД России присоединился к общему хору западных держав, требующих немедленного вывода сирийских войск из Ливана. Такая оперативность российского МИДа может означать только одно: после переговоров в Лондоне Москва поняла, что над Сирией нависла серьезная опасность и ее надо отвести любой ценой. Однако сможет ли Россия спасти своего союзника, зависит, очевидно, не столько от ее решимости, сколько от того, приняли США решение о вторжении в Сирию или еще нет.

Четырехдневный государственный визит Б. Асада в Москву в конце января с.г. состоялся уже после того, как молодой сирийский президент за четыре года пребывания у власти посетил практически все столицы ведущих европейских государств, а также Пекин и Анкару. Поэтому визит Б. Асада в Москву выглядел скорее как попытка выйти из изоляции и заручиться поддержкой Кремля в условиях беспрецедентного американского давления на Дамаск. В определенной мере Б. Асаду это удалось. Одним из главных результатов визита стало списание 73% сирийских долгов России — почти 10 миллиардов из 13,4 миллиардов долларов.

В разгар сирийско-ливанского кризиса жесткую реакцию Израиля и угрозы со стороны США вызвала информация о поставках Сирии российских оперативно-тактических ракетных комплексов СС-26 «Искандер-Э» и переносных зенитно-ракетных комплексов СА-18 «Игла». Хотя по своим параметрам эти вооружения не подпадают под международные экспортные ограничения, тем не менее Израиль опасается, что это оружие попадет к палестинским террористам и ливанской «Хизбалле». США в свою очередь обеспокоены тем, что ракетные комплексы могут оказаться на территории Ирака. На самом же деле, учитывая, что американцы не располагают аналогами российских комплексов, борьба идет за доминирование на ближневосточном рынке вооружений.

В начале марта с целью проведения консультаций по поводу «ливанского кризиса» в Москве побывал заместитель министра иностранных дел Сирии Валид Муаллем. 9-12 марта в Москве находился лидер ливанской оппозиции, глава друзской общины, председатель Прогрессивно-социалистической партии Ливана В. Джумблат. До визита в Москву В. Джумблат посетил Кувейт, Саудовскую Аравию, Германию и Брюссель.

На пресс-конференции после переговоров с В. Джумблатом глава российского МИДа Сергей Лавров заявил: «Сирия и Ливан должны жить в дружбе, в спокойствии, будучи уверенными в своей безопасности, что будет очень важным элементом региональной стабильности. Россия, как друг Ливана и Сирии, в этом заинтересована и активно содействует нормальному урегулированию нынешнего кризиса». Очевидно, намекая на давление, оказываемое США на Бейрут и Дамаск, С. Лавров считает неоправданным нагнетать вокруг сирийско-ливанского кризиса искусственную напряженность и решать задачи, которые не связаны с урегулированием в Ливане и выполнением резолюции 1559 СБ ООН. В. Джумблат и С. Лавров выразили пожелание, чтобы «Хизбалла» получила возможность «представлять свои интересы через выборы в структурах власти, которые будут формироваться в Ливане».

Позиция арабских стран. После того как арабские страны «сдали» Ирак Америке в 2003 году, Сирия не могла надеяться, что «братья-арабы» поддержат ее в противостоянии с США в связи с принятием резолюции 1559 СБ ООН и драматической гибелью Р. Харири. Несмотря на всю очевидность предвзятости претензий США к Сирии, в арабских столицах предпочли продублировать американские требования к Сирии, забыв о двойных стандартах Вашингтона, обеспокоенного «сирийской оккупацией Ливана», но «забывшего» об оккупации Израилем сирийской территории с 1967 года.

Во время визита Б. Асада в Эр-Рияд 3 марта с.г. наследный принц Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз призвал сирийского лидера выполнить требования международного сообщества и немедленно приступить к выводу сирийских войск из Ливана. Принц Абдалла дал понять Б. Асаду, что арабским странам будет трудно поддерживать Дамаск перед усиливающимся международным давлением, если «со стороны Сирии не последует конкретных шагов» по выводу войск из Ливана. Со своей стороны, Б. Асад заверил принца Абдаллу, что в основном сирийские войска будут выведены из Ливана до 22 марта, дня проведения очередного саммита ЛАД в Алжире.

16 марта с.г. с неожиданным краткосрочным визитом в Дамаске побывал президент Египта Хосни Мубарак, который обсудил с Б. Асадом план вывода сирийских войск из Ливана, а также вопросы порядка дня арабского саммита в Алжире. Переговоры проходили за закрытой дверью. Сверхосторожный Х. Мубарак избегал делать какие-либо заявления для печати. Визит Х. Мубарака в Сирию в тот момент, когда американское давление на Б. Асада достигло апогея, с одной стороны, выглядел как проявление солидарности, а с другой – как возможное посредничество между Дамаском и Вашингтоном.

Во время первой сессии Евро-Средиземноморской парламентской ассамблеи в Каире 14 марта с.г. генеральный секретарь ЛАГ Амр Муса призвал мировое сообщество «с такой же принципиальностью, которая демонстрируется в отношении резолюции 1559, требовать выполнения всех резолюций СБ ООН, и особенно касающихся обязательств Израиля, которые он не выполняет». А. Муса осудил избирательный подход относительно имплементации резолюций ООН, а также стремление принимать половинчатые решения в качестве отвлекающих маневров с целью оттянуть время от разрешения основного арабско-израильского конфликта. По мнению А. Мусы, попытки «лечения конфликта обезболивающими средствами приведут лишь к консервации этого конфликта и сохранению нестабильности в регионе».

Скорее всего, проблема вывода сирийских войск не будет обговариваться 22 марта с.г. на арабском саммите в Алжире и, соответственно, не будет упомянута в возможном заявлении по поводу сирийско-ливанского кризиса, поскольку ни Ливан, ни Сирия не вносили этот вопрос в повестку дня. (Согласно уставу ЛАГ, в повестку дня саммитов лидеров арабских стран могут вноситься лишь вопросы, которые предлагаются этими странами.) Предполагается, что на саммите будет принято специальное заявление по Сирии, которое «отвергнет американские санкции против Дамаска» и в который раз «потребует» от Израиля прекратить оккупацию сирийских Голанских высот. Ожидается, что арабский саммит выступит с отдельным заявлением о солидарности с Ливаном, в котором будут содержаться поддержка ливанского движения сопротивления («Хизбалла») в его стремлении освободить оккупированные Израилем так называемые фермы Шабаа и требования освобождения ливанских граждан, содержащихся в израильских тюрьмах. Проект заявления по Ливану, опубликованный 19 марта с.г. ливанской газетой «аль-Мустакбаль», содержит обращение саммита к Совету Безопасности ООН с просьбой потребовать от Израиля прекращения постоянных нарушений воздушного и водного пространства Ливана, а также обстрела ливанских населенных пунктов.

Позиция Турции. Как и осенью 2003 года, когда казалось, что Дамаск исчерпал все возможности сопротивления нарастающему давлению со стороны Вашингтона, моральная помощь и поддержка была оказана Турцией. ешение президента Турции Ахмеда Сезера посетить с официальным визитом Сирию в середине апреля вызвало большое неудовольствие в Вашингтоне. Американская администрация принялась оказывать давление на турецкого президента с целью склонить его к отмене визита. Посол США в Анкаре Эрик Эдельман «рекомендовал» А. Сезеру аннулировать свой визит в Дамаск и «занять подобающее ей место среди стран, которые выступают за безусловное выполнение Сирией резолюции 1559 СБ ООН». В некоторых турецких политических кругах эти заявления американского посла были расценены как вмешательство во внутренние дела Турции. После того как высшее турецкое руководство практически отказалось вступать в контакт с Э. Эдельманом, он был вынужден подать в отставку со своего поста. В политических кругах Турции Э. Эдельман снискал славу «инженера международных интриг на Балканах и на Ближнем Востоке»

Правительство Р. Эрдогана поддержало решение президента А. Сезера посетить Дамаск с ответным визитом. Как известно, Б. Асад посетил Турцию в январе 2004 года. Сирия была первой арабской страной, которую посетили министр иностранных дел Абдаллах Гюль в начале 2003 года (в бытность премьер-министром) и нынешний премьер-министр Реджеп Эрдоган в конце прошлого года.

Во время встречи с депутатами турецкого парламента в Вашингтоне заместитель министра обороны США Поль Вулфовиц призвал Турцию координировать и согласовывать с Соединенными Штатами свои отношения с Дамаском и Тегераном, если она хочет получить поддержку американской администрации в блокировании требования армянского лобби в американском конгрессе принять закон, обвиняющий Турцию в совершении геноцида против армян в 1915 году.

Позиция ООН. Необходимо отметить, что в разгар борьбы за продление срока полномочий президента Э. Лахуда США при активном содействии Франции «протолкнули» через Совет Безопасности ООН резолюцию 1559 (2.09.2005), за которую проголосовали 9 членов Совета при шести воздержавшихся, включая Россию. В резолюции содержится требование ко «всем остающимся в Ливане иностранным силам уйти из этой страны, распустить и разоружить все ливанские и неливанские нерегулярные формирования, а также распространить контроль правительства Ливана на всю ливанскую территорию» — намек на пребывание военных формирований «Хизбаллы» вдоль границы с Израилем. Резолюция также содержит заявление о поддержке Советом Безопасности «свободного и справедливого избирательного процесса на предстоящих президентских выборах в Ливане, проводимых в соответствии с ливанскими конституционными нормами, без иностранного вмешательства или влияния». Последний пункт резолюции был явно направлен против продления полномочий президента Э. Лахуда.

Бейрут и Дамаск отвергли эту резолюцию СБ ООН как неприемлемую и посягающую на государственный суверенитет Ливана. Принятие этой резолюции ускорило решение вопроса о продлении полномочий президента Э. Лахуда. Уже на следующий день после принятия упомянутой резолюции ООН ливанский парламент проголосовал за внесение поправки к 49-й статье Конституции и продление срока полномочий президента Э. Лахуда на три года. Результаты голосования: из 125 депутатов, принявших участие в голосовании, 96 проголосовали «за», 29 — «против», воздержавшихся не было. Примечательно, что сам Р. Харири проголосовал «за» и всего два депутата из его фракции голосовали против продления срока президентства Э. Лахуда. Маскировка истинных намерений была всегда присуща методам борьбы Харири с политическими противниками, что, впрочем, характерно для арабской культуры политической борьбы. Впоследствии голосование Р. Харири за продление полномочий Э. Лахуда рассматривалось в качестве шага, имеющего целью не допустить разрыва с Сирией. Таким образом, срок полномочий Э. Лахуда был продлен по ноябрь 2007 года.

Комментируя убийство Р. Харири, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил: «Этот акт — возвращение к той главе истории Ливана, которая, как надеялся погибший, осталась далеко в прошлом». Глава ООН подчеркнул, что сейчас крайне важно не допустить дестабилизации и без того хрупкой ситуации в регионе. Он призвал народ Ливана проявить сдержанность и использовать мирные способы защиты суверенитета, независимости и территориальной целостности страны.

Специальный представитель генсека ООН Терье Род-Ларсен, очевидно, пытаясь как-то смягчить жесткую позицию Соединенных Штатов, во время встреч с ливанскими и сирийскими официальными лицами всячески стремился продемонстрировать дружественность и непредвзятость. В Бейруте Т. Род-Ларсен провел встречи с президентом Э. Лахудом, председателем парламента Н. Берри, и.о. премьер-министра О. Караме, министром иностранных дел М. Хаммудом, а также В. Джумблатом. При этом следует заметить, что на протяжении последних пяти лет, будучи специальным представителем генсека ООН по вопросам арабо-израильского урегулирования, Т. Род-Ларсен неоднократно встречался с вышеперечисленными ливанскими официальными лицами, которых он называет «дорогими друзьями».

На всех встречах Ларсена как в Дамаске, так и в Бейруте как заклинание повторялось одно и то же: провести расследование убийства Харири, провести свободные и честные выборы, сохранить мир и стабильность в Ливане, завершить вывод сирийских войск в соответствии с четким временным графиком. Вопросов разоружения «Хизбаллы» Т. Род-Ларсен практически не касался, хорошо понимая особую чувствительность этого вопроса. Ожидается, что на основании рекомендаций Т. Род-Ларсена генсек ООН К. Аннан в своем докладе Совету Безопасности ООН в апреле с.г. предложит отложить выполнение пункта резолюции 1559 на период после полного вывода сирийских войск и проведения парламентских выборов в Ливане.

Несмотря на то, что вопрос о сирийском военном присутствии в Ливане и выполнении резолюции 1559 не был в повестке дня очередного 17-го саммита ЛАГ, который состоялся в Алжире 22 марта с.г., тем не менее некоторые главы арабских государств (Х. Мубарак, М. Каддафи) в своих выступлениях касались этого вопроса. (Согласно уставу ЛАГ, в повестку дня саммитов лидеров арабских стран могут вноситься лишь вопросы, которые предлагаются этими странами.)

Событий в Ливане в своих выступлениях касались почетные гости саммита премьер-министр Испании Х. Сапатеро, министр иностранных дел Франции М. Барнье, верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и обороны Х. Солана, генсек ОИК Икмаледдин Ихсан-оглы, заместитель премьер-министра Италии Марко Полони. Заместитель главы российского МИДа А. Салтанов зачитал участникам саммита обращение президента России В. Путина, в котором, в частности, говорилось, что «предпринятые сирийским руководством шаги при координации с Ливаном с целью выполнения Таифских соглашений и резолюции 1559 СБ ООН будут способствовать стабилизации ситуации в регионе».

В рамках арабского саммита в Алжире генеральный секретарь ООН К. Аннан встретился с президентом Сирии Б. Асадом и обсудил с ним выполнение резолюции 1559 СБ ООН. К. Аннан назвал 45-минутную встречу с Б. Асадом весьма конструктивной.

Б. Асад представил генсеку ООН детальный отчет о выводе сирийских войск в соответствии временным графиком, который будет передан специальному представителю ООН Т. Род-Ларсену в начале апреля во время его очередного визита в Дамаск. После ознакомления с этим графиком К. Аннан представит свой доклад Совету Безопасности ООН.

Ливанская проблема обсуждалась на втором закрытом заседании лидеров арабских стран. Заключительное заявление саммита включает пункт, в котором лидеры арабских стран «отвергают» американский закон о санкциях против Сирии, рассматривая его как нарушение принципов международного права, резолюций ООН, устава ЛАГ, и заявляют о своей полной солидарности с Сирией. Арабские лидеры призвали американскую администрацию «вступить в благожелательный и конструктивный диалог с Сирией с целью поиска оптимальных путей урегулирования разногласий между двумя странами, к пересмотру закона о санкциях против Сирии, принятого в угоду Израилю и уменьшающего шансы всеобщего и справедливого ближневосточного мирного урегулирования, а также наносящего урон арабским интересам и братским связям между Ливаном и Сирией».

В заключительном заявлением говорится о солидарности с Ливаном, о поддержке ливанского движения сопротивления («Хизбалла») в его стремлении освободить оккупированные Израилем так называемые фермы Шабаа. Заявление содержит обращение саммита к Совету Безопасности ООН с просьбой потребовать от Израиля прекращения постоянных нарушений воздушного и водного пространства Ливана, а также обстрела ливанских населенных пунктов. Участники саммита потребовали от Израиля разминировать сотни тысяч мин, оставленных им на территории Южного Ливана, и не препятствовать в использовании Ливаном общих водных ресурсов вдоль ливано-израильской границы.

Ливанская оппозиция распространила среди участников арабского саммита меморандум, содержащий требование о выводе сирийских войск из Ливана до парламентских выборов в мае с.г. и обвинение Дамаска в создании нынешней кризисной ситуации в Ливане.

* * *

Дальнейшие действия США и их союзников по отношению к Ливану и Сирии, на наш взгляд, будут в значительной мере определяться содержанием докладов руководителя международной комиссии по расследованию обстоятельств убийства Р. Харири П. Фитцджеральда, специального представителя ООН Т. Род-Ларсена, который должен представить свой окончательный доклад 19 марта с.г., и генерального секретаря ООН К. Аннана. Думается, что, не ожидая оглашения этих докладов, американская администрация готовит соответствующие силовые меры как против сирийского руководства, так и против «Хизбаллы».

В значительной мере степень вмешательства западных стран во внутренние дела Ливана и Сирии будет зависеть также от уровня стабильности и национального согласия в этих странах. В случае, если ситуация выйдет из-под контроля и Ливан окажется на пороге новой гражданской войны, вероятность иностранного силового вмешательства как в Ливане, так и в Сирии будет весьма реальной.

40.84MB | MySQL:66 | 1,006sec