Инициативы правительства и реакция общественности Индонезии после теракта в Джакарте

По результатам расследования двойного теракта в Джакарте, в Кампунг Мелаю, который был совершен 24 мая 2017 г., глава полиции Индонезии, Тито Карнавиан, заявил, что террористы-смертники, которые осуществили теракт, а именно Ахмад Сукри и Ихван Нирул Салам, уже давно были в розыске, так как имели непосредственное отношение к ряду ранее совершенных терактов.

Тито Карнавиан подтвердил, что оба террориста были членами террористической группировки «Джемаа Ансухарут Дауля», во главе которой стоит террорист Аман Абдуррахман, который впоследствии делегировал свои полномочия Зайналу Аншори, арестованному в округе Ламонган в апреле 2017 г.

Тито Карнавиан заявил, что у террористической группировки «Джемаа Ансухарут Дауля» есть четко отлаженная подпольная структура, включающая в себя: «центр» с Аманом Абдуррахманом и Зайналом Аншори во главе, которому подконтрольна террористическая сеть «Мудириях», которой, в свою очередь, подконтрольны небольшие террористические ячейки[i].

Ахмад и Ихван относились к «Мудириях Великого Бандунга». Эта ячейка хорошо известна полицейским Индонезии, так как ранее силовые структуры предотвратили теракт на посту полиции в Сенен в Центральной Джакарте и запланированный теракт на водохранилище Джатилухур в Западной Яве, которые готовили террористы из этой группы[ii].

В феврале 2017 г. в Бандунге преждевременно сработало взрывное устройство, которое предназначалось для полицейского участка на Западной Яве, а также для ряда полицейских участков в г. Бандунг. Полиция быстро обнаружила схожесть взрывных устройств, использованных в Бандунге и  Кампунг Мелаю, поэтому антитеррористическое подразделение Densus 88 быстро вышло на след террористов и арестовало подозреваемых, которые предположительно имеют отношение к двойному теракту в Кампунг Мелаю[iii].

Однако наряду с этим, Тито Карнавиан заявил, что террористы из «Джемаа Ансухарут Дауля» очень хорошо натренированы и подготовлены, в частности, по его словам, полиции и разведке стало намного сложнее выслеживать и выявлять террористов из данной группировки[iv].

Именно полицейские стали основной мишенью террористов из «Джемаа Ансухарут Дауля» в 2017 г. ввиду того, что силовые структуры арестовали лидера группировки, Зайнала Аншори. Однако по словам бывшего террориста индонезийского происхождения из группировки «Аль-Каида» (запрещена в России), Софьяна Цаури, теракты осуществляются не только против полицейских, но и против любого символа государства. Он сказал, что правоохранительные органы являются «близким врагом» террористов, так как они служат  государству дар аль-куфр (территории неверия). «Есть близкий враг, есть дальний враг. Дальний враг – США. Близкий враг – силовые структуры. Потому что Индонезия – это дар аль-куфр», – заявил Софьян Цаури[v].

Ситуация в Индонезии, связанная с внутренней безопасностью и целостностью страны, постоянно подвергается испытаниям, в частности, со стороны террористов салафитско-джихадистского толка. Переходя от частного к общему, полиция Индонезии сообщает, что на данный момент ведется наблюдение за 2691 гражданином Индонезии, которые подозреваются в причастности к террористическому движению в Индонезии.  Из 2691 — 467 уже были судимы за терроризм. Из 467 – 9 уже ликвидированы в ходе различных спецопераций в Индонезии; один, Бахрун Найм, сейчас находится в Сирии; о местонахождении 20 у полиции нет данных.  Также полиция сообщает, что из 2961 есть несколько человек, которые вернулись к «нормальной жизни», но полиция все равно продолжает осуществлять за ними наблюдение[vi].

Помимо использования «жесткого» и «мягкого» подходов, силовые структуры также пытаются бороться с угрозой терроризма законодательным путем. Так, полиция Индонезии поддерживает пересмотр закона № 15 от 2013 г. о борьбе с терроризмом[vii].

Глава подразделения по связям с общественностью полиции Индонезии, Сетьо Васисто,  заявил, что пересмотренная версия закона поможет укрепить систему предотвращения терроризма, так как на данный момент полиция «еще слаба в вопросе предупреждения терроризма». Сетьо Васисто надеется, что пересмотр закона о борьбе с терроризмом предоставит более широкие полномочия полиции в борьбе с террористами в Индонезии. Так, генерал Тито Карнавиан призвал специальную комиссию Совета народных представителей скорее закончить обсуждение пересмотра этого закона. Ключевой пункт, который должен быть добавлен в пересмотренный закон, касается полномочий полиции привлекать к ответственности граждан, которые связаны с террористическими организациями. «Если он связан с “Джемаа Ансухарут Дауля”, мы сможем его арестовать и предать суду. Нынешний закон такой возможности не предусматривает».  Тито Карнавиан заявил, что такая практика уже давно распространена за рубежом, что способствует предотвращению терактов, а также привлечению к ответственности тех, кто отправляется в Сирию, чтобы присоединиться к «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России). Сейчас полиция Индонезии не вправе арестовывать тех граждан Индонезии, которые не смогли попасть в Сирию для того, чтобы присоединиться к ИГ, и вернулись в на родину[viii].

Также в Индонезии сейчас идет активное обсуждение вопроса привлечения Национальной армии Индонезии к борьбе с терроризмом. Президент Индонезии Джоко Видодо выразил желание, чтобы армия была привлечена к антитеррористической кампании, поэтому попросил, что пункт, касаемый этого вопроса, был включен в обновленный закон о противодействии терроризму[ix].

Тито Карнавиан выразил согласие с президентом и заявил, что борьба с терроризмом в Индонезии должна быть всеобъемлющей, поэтому он приветствует, если Национальная армия Индонезии будет вовлечена в процесс борьбы с терроризмом в стране. Тито Карнавиан заявил, что Национальная армия Индонезии может использовать ресурсы армейской разведки, чтобы отслеживать предполагаемых террористов, а также может участвовать в процессе дерадикализации. В рамках спецопераций против террористов индонезийская армия, по его мнению, может использовать авиацию и флот, которых нет у полиции, таким образом делая борьбу с терроризмом более эффективной[x].

По мнению «Коалиции гражданского общества реформации сектора безопасности» президент Джоко Видодо может привлечь армию для борьбы с терроризмом без включения соответствующего пункта в пересматриваемый закон о терроризме на основании закона № 34 от 2004 г. о Национальной армии Индонезии.  В данном законе говорит о том, что Национальная армия Индонезии – средство для защиты страны, поэтому, помимо ведения военных действий, армия может привлекаться для борьбы с терроризмом, а президент имеет полномочия и правовое обоснование для привлечения армии в данный процесс[xi].

Что касается мнения общества, то, согласно исследованию, опубликованному индонезийским СМИ Kompas, большая часть респондентов, 88,7%, поддерживает завершение пересмотра антитеррористического закона, который позволит более эффективно бороться с терроризмом,  8,4% заявили, что не согласны с пересмотром закона и 2,9% воздержались от ответа[xii].

Отвечая на вопрос об инициативе привлечения Национальной армии Индонезии к борьбе с терроризмом,  92,6% респондентов выразили с ней свое согласие, 7% не согласились и 0,4% воздержались. В то же время 23,7% опрашиваемых выразили обеспокоенность тем, что привлечение армии к борьбе с терроризмом может впоследствии привести к случаям нарушения прав человека. 19,5% заявили, что они не беспокоятся по данному поводу; 19,3% заявили, что армия может разрушить сложившуюся правовую систему; 13,6% респондентов боятся, что привлечение армии к борьбе с терроризмом может ослабить власть правительства; еще 5% дали другие ответы, а 18,9% воздержались от ответа[xiii].

Как сообщает Kompas, респондентами выступили 514 случайно выбранных граждан Индонезии из 14 различных городов[xiv].

Kompas также опубликовал данные по настроениям в индонезийском обществе касательно идеи халифата, которая активно продвигается общественной организацией «Хизб ут-Тахрир Индонесиа». В результате опроса выяснилось, что большая часть населения Индонезии (79,3% респондентов) поддерживает унитарное государство Республика Индонезия, которое зиждется на Панча Сила и на принципе «Единство в многообразии». 9,2% респондентов заявили, что текущая форма государственного устройства Индонезии должна быть замещена системой халифата. 11,5% воздержались от ответа[xv].

Резюмируя, следует отметить, что правительство и общество Индонезии настроено предоставить более широкие полномочия и возможности как полиции, так и Национальной армии Индонезии в рамках борьбы с терроризмом. На данный момент речь не идет об отказе от каких-то гражданских прав со стороны общества, наоборот, пересмотр закона о борьбе с терроризмом выглядит логичным и закономерным. На данный момент полиция Индонезии борется лишь с последствиями деятельности террористических группировок, не имея возможности работать на упреждение. Отсутствие правовых обоснований для привлечения к уголовной ответственности террористов, участвовавших в атаке на г. Марави или потенциальных террористов, не сумевших присоединиться к ИГ в Сирии, вызывает недоумение, так как в данном случае речь идет скорее не о демократических свободах или правах человека, а о банальном попустительстве исламизму и терроризму. Вполне возможно, что, если бы полиция Индонезии смогла бы арестовать хотя бы часть тех граждан Индонезии, которые находятся под наблюдением ввиду их предположительных или действительных связях с террористическими группировками, то количество терактов в Индонезии и уровень террористической угрозы удалось бы свести к минимуму.

Общество в своем большинстве поддерживает базовые принципы унитарного государства Республики Индонезия. Однако количество поддерживающих идею халифата не так уж и мало, около 20 миллионов человек. Индонезийским властям необходимо работать на упреждение и в этом направлении тоже. Правительство Индонезии уже предпринимает активные шаги по противостоянию идеологиям, которые противоречат идеологии Панча Сила, в частности исламизму. Угроза раскола индонезийского общества по идеологическим соображениям, распространение самих радикальных идеологий в обществе, угроза терроризма – все это свойственно современной Индонезии, однако на данный момент правительство занимает активную позицию в противостоянии вызовам и угрозам на этом фронте, а значит успешно справляется с задачей по поддержанию внутренней безопасности и сохранению целостности государства.

[i]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/27/09162581/pelaku.bom.kampung.melayu.sudah.lama.masuk.radar.densus.88

[ii]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/27/09162581/pelaku.bom.kampung.melayu.sudah.lama.masuk.radar.densus.88

[iii]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/27/09162581/pelaku.bom.kampung.melayu.sudah.lama.masuk.radar.densus.88

[iv] http://www.tribunnews.com/nasional/2017/05/26/jad-sempat-terdeteksi-hendak-ledakkan-pos-polisi-senen

[v] http://www.tribunnews.com/metropolitan/2017/06/03/eks-teroris-simbol-negara-kini-jadi-target-teroris

[vi]http://nasional.kompas.com/read/2017/06/03/15270971/pejabat.bin.sebut.2.691.terduga.teroris.sedang.dipantau

[vii]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/29/11500141/polri.anggap.upaya.pencegahan.terorisme.masih.lemah

[viii]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/29/11500141/polri.anggap.upaya.pencegahan.terorisme.masih.lemah

[ix]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/29/21185061/alasan.kapolri.setuju.tni.terlibat.pemberantasan.terorisme

[x]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/29/21185061/alasan.kapolri.setuju.tni.terlibat.pemberantasan.terorisme

[xi]http://nasional.kompas.com/read/2017/05/30/20484651/alasan.jokowi.libatkan.tni.dalam.pemberantasan.terorisme.dipertanyakan

[xii]http://nasional.kompas.com/read/2017/06/06/05050071/hampir.90.persen.responden.setuju.penuntasan.revisi.uu.antiterorisme

[xiii]http://nasional.kompas.com/read/2017/06/06/04050071/publik.setuju.tni.dilibatkan.dalam.berantas.terorisme.tetapi

[xiv]http://nasional.kompas.com/read/2017/06/06/04050071/publik.setuju.tni.dilibatkan.dalam.berantas.terorisme.tetapi

[xv]http://nasional.kompas.com/read/2017/06/04/18440061/survei.smrc.9.2.persen.wni.setuju.indonesia.jadi.negara.khilafah

 

39.87MB | MySQL:87 | 0,845sec