Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2005 года)

В Ираке в марте 2005 года сохранялась сложная и нестабильная военно-политическая обстановка. На высоком уровне оставалась интенсивность боевой и террористической деятельности сил местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков. Наличие серьезных противоречий между главными иракскими политическими силами – шиитским «Объединенным иракским альянсом» (ОИА) и блоком курдских партий — по основным, принципиальным вопросам будущего государственного и политического устройства страны привело к затяжному внутриполитическому кризису в Ираке, не позволяло сформировать новые высшие органы государственной власти. В этих условиях также заметно снизилась внешнеполитическая активность вокруг Ирака.

Состояние дел в сфере безопасности по-прежнему остается напряженным. В начале марта временное иракское правительство продлило на 30 суток режим чрезвычайного положения, введенный в ноябре 2004 года. В период его действия власти могут вводить комендантский час, закрывать государственные границы и аэропорты, задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступлений, без соблюдения необходимых юридических процедур. Чрезвычайное положение действует на всей территории Ирака за исключением курдских территорий на севере страны. 31 марта власти продлили действие режима чрезвычайного положения еще на один месяц.

Наиболее сложная и напряженная ситуация по-прежнему сохраняется в центральных, северных и западных районах Ирака. Партизаны и боевики активно действовали в Баакубе, Самарре, Мосуле, Киркуке, Ад-Дулулуйе, Тикрите, Байджи, Эль-Каиме, Хаббании, Баладе, западных районах провинции Анбар и ряде других мест. Отдельные вооруженные акции отмечались в Эль-Фаллудже.

Практически постоянно различного рода насильственные действия происходят в Багдаде и его пригородах, на автостраде, соединяющей столицу с международным аэропортом. Эта дорога получила у американских военных название «семь миль смерти».

Не снижалась активность партизан и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада в районе городов Эль-Махмудия, Эль-Латифия, Эль-Искандерия, Сальмн-Пак и Эль-Юсифия.

На юге Ирака, в районах с преимущественно шиитским населением, обстановка была менее напряженной. Вооруженные акции имели место в Басре и Хилле. Несколько терактов было совершено против шиитских паломников в районе Кербелы.

В Иракском Курдистане число насильственных акций было невелико, обстановка в этом районе оставалась в целом спокойной.

В течение месяца американские войска и иракские правительственные силы провели много операций (по большей части успешных) против формирований вооруженной оппозиции и зарубежных боевиков. В ходе этих операций было захвачено в плен или уничтожено большое число лиц, участвовавших в вооруженном сопротивлении и терроре или помогавших боевикам и террористам. В их числе были руководители боевых отрядов и террористических групп. Однако, как показывает развитие ситуации в стране, это не привело к значительному снижению интенсивности и результативности боевой и террористической деятельности партизан и боевиков.

По оценке американского командования в Ираке, общая численность лиц, участвующих в вооруженном сопротивлении, составляет 15-20 тыс. человек, они в состоянии совершать от 40 до 50 различных акций в сутки. Это примерно в два раза меньше, чем в 2004 году, но снижение количества нападений и диверсий партизаны и террористы компенсируют постоянным совершенствованием тактических приемов, повышением организованности, улучшением качества подготовки исполнителей, разведки и планирования операций. В частности, имеют место случаи использования детей для доставки взрывчатки в хорошо охраняемые зоны. В последнее время боевики стали минировать трупы людей и животных. Широкое распространение получили захват автомобилей иракской армии и полиции и приобретение военной формы с целью их последующего использования в боевых и террористических акциях. Для ведения разведки применяются летающие модели самолетов, оснащенные фотокамерами. Наиболее распространенным прикрытием для ведения разведки является роль чабана.

Больших успехов партизаны и боевики достигли в борьбе с бронетехникой противника. Так, за последние два года они вывели из строя 80 американских танков типа «Абрамс», что значительно больше потерь армии США в военных кампаниях против Ирака в 1991 и 2003 годах.

В целом эксперты считают, что Ирак превратился в своего рода полигон по освоению новейших технологий терроризма. Предотвращать теракты становится все труднее.

Вместе с тем отмечается и большое число плохо подготовленных нападений. Зачастую боевики ведут огонь с больших расстояний или из движущихся автомобилей, опасаются приближаться к позициям американских войск.

Негативным явлением для вооруженной оппозиции и иностранных боевиков становится уменьшение поддержки их действий со стороны населения арабских суннитских районов Ирака. Люди устали от насилия и нестабильности, шантажа и угроз со стороны боевиков. Растет число тех, кто информирует иракских силовиков и американское командование о местонахождении и планах вооруженных экстремистских группировок. Отмечается также увеличение количества иностранцев в составе действующих в Ираке вооруженных формирований и террористических групп. Так, на иракской территории воюют 400 граждан Турции – членов исламистской организации «Марш». Ранее ее боевики действовали в Боснии и Герцеговине и Чечне. Продолжается процесс сращивания вооруженных формирований экстремистов с криминальными группировками.

Главная угроза в сфере безопасности, по оценке командующего войсками США в Ираке генерала Дж. Кейси, продолжает исходить от бывших функционеров партии Баас, военных и сотрудников спецслужб саддамовского режима. Кейси также считает, что нельзя сбрасывать со счетов и шиитское восстание, которое сейчас «дремлет». В этой связи американское командование особенно опасается возобновления вооруженных действий против войск международной коалиции со стороны отрядов милиции, подчиняющейся радикальному шиитскому деятелю Моктаде ас-Садру.

В последнее время основные усилия партизаны и боевики направляют против иракских государственных, полицейских и военных структур, чиновников, политических и религиозных деятелей, военнослужащих правительственной армии, полицейских, лиц, сотрудничающих с иностранными войсками. Участились нападения на различные государственные учреждения, полицейские участки, казармы. Зачастую они совершаются путем подрыва автомашин, начиненных взрывчаткой, и с использованием террористов-смертников. По наблюдениям американских военных, вооруженные действия в Ираке все больше становятся похожи на межрелигиозную схватку между суннитами и шиитами.

Продолжается практика похищения людей и захвата заложников, в том числе иностранцев, работающих в Ираке. По имеющейся информации, только в 2004 году в стране были похищены и захвачены в заложники 150 иностранных граждан. Это значительно меньше числа похищенных иракцев: в 2004 – начале 2005 года их число составило около 5000 человек. Причем главная задача похитителей заключается в получении от родственников похищенных людей выкупа, стоимость которого колеблется от нескольких сотен до полумиллиона долларов.

Не прекращаются нападения партизан и боевиков на транспортные конвои на автодорогах в различных районах Ирака. В марте также отмечались случаи подрыва боевиками железнодорожных путей.

Для подрыва автотранспортных средств партизаны и боевики широко и эффективно используют самодельные взрывные устройства, которые, по оценке командования ВС США, на сегодняшний день представляют наибольшую опасность для американских военнослужащих в Ираке. Так, в январе-феврале 2005 года 56% от общего числа погибших солдат и офицеров вооруженных сил США стали жертвами именно этих взрывных устройств.

По утверждению командования, для защиты личного состава и грузов все автомобили американской армии, задействованные для доставки грузов из Кувейта в Ирак, оборудованы дополнительной бронезащитой.

Не прекращаются диверсии и акты саботажа на различных экономических объектах, в первую очередь на нефте — и газопроводах, предприятиях нефтяной отрасли. В основном они происходят на севере Ирака (Киркук, Байджи), однако в марте несколько нападений было совершено в западных и южных районах страны.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами. По оценке нынешнего министра обороны Ирака Х. аш-Шаалана, Сирия с недавних пор начала оказывать содействие иракским властям «с целью недопущения проникновения с ее территории боевиков в Ирак». О некотором улучшении охраны сирийцами границы с Ираком говорил и глава Центрального командования ВС США генерал Дж. Абизайд, что, по его оценке, пока еще не привело к заметному уменьшению числа лиц, незаконно проникающих на иракскую территорию. К тому же «сирийцы делают не все, о чем мы их просим». В целом, американское командование продолжает считать сирийский участок границы главным местом, которое боевики и террористы использую для проникновения на иракскую территорию.

После теракта в Хилле 28 февраля с. г. иракские власти потребовали от Иордании принять меры по предотвращению проникновения террористов в Ирак. Террористы и боевики также продолжают проникать через границы с Ираном и Саудовской Аравией.

Начальник генштаба иракских вооруженных сил генерал Б. Зебари сообщил, что командование перебросило две армейские дивизии для усиления охраны западных границ Ирака в провинции Анбар.

На высоком уровне сохраняются потери среди иракского гражданского населения. Только в провинции Багдад в 2004 году были убиты 8035 человек (в 2003 году – 6012 человек).

Число заключенных, содержащихся американцами в иракских тюрьмах, за последние шесть месяцев увеличилось почти в 2,5 раза и составляет примерно 10,5 тыс. человек. По данным Пентагона, 1,2 тыс. человек находятся во временных тюрьмах на территории военных баз США, а 9,3 тыс. содержатся в трех крупных тюрьмах: Абу-Грейб недалеко от Багдада, Кэмп-Кроппер вблизи багдадского международного аэропорта и Кэмп-Бакка на юге страны.

Возникает законный вопрос: почему в «суверенном» иракском государстве столь большое число заключенных находятся в ведении иностранного военного командования, а не властей этого государства?

Продолжается формирование и укрепление иракских силовых структур. По состоянию на 1 апреля 2005 года, они насчитывали 151 тыс. человек, в том числе 67 тыс. в составе действующих частей министерства обороны и 84 тыс. в составе структур МВД. Кроме того, 14 тыс. военнослужащих и полицейских проходили подготовку в различных учебных заведениях и центрах, а 35 тыс. человек записались в ряды армии и полиции и ожидали отправки на обучение.

К середине 2006 года американцы планируют довести численность подготовленного личного состава во всех силовых структурах Ирака до 271 тыс. человек. Это, по их мнению, позволит переложить решение основных задач по обеспечению безопасности в стране на плечи местных военных и полицейских.

В иракской армии налаживается регулярная боевая учеба, в том числе проводятся совместные занятия с военнослужащими стран коалиции, главным образом с американскими. По оценке военных США, уровень подготовки иракских офицеров до батальона включительно в целом хороший. Серьезные проблемы имеются с качеством подготовки командиров и офицеров штабов на уровне бригад и дивизий. С целью улучшения положения дел в этой сфере в иракской армии планируется воссоздать командно-штабной колледж, где будут преподавать офицеры из стран НАТО.

В последнее время все более активно идет процесс передачи функций по обеспечению безопасности в различных районах страны от командования коалиционных сил представителям иракских силовых структур. Так, 1 марта министр обороны Ирака Х. аш-Шаалан и представители командования ВС США подписали соглашение о разделении ответственности за обеспечение безопасности в Багдаде и его окрестностях, по которому центр столицы передается под контроль иракских военных.

Правительственные силы Ирака все чаще самостоятельно планируют и проводят войсковые операции в зонах своей ответственности. При этом особенно успешно действуют части, укомплектованные преимущественно шиитами. Но все же основной формой боевой деятельности иракцев остаются совместные операции с американскими войсками.

Вместе с тем в иракской армии и полиции продолжают наблюдаться многочисленные серьезные недостатки. Все еще низким остается общий уровень подготовки различных категорий личного состава. Сам процесс обучения идет медленно и далеко не всегда качественно. По-прежнему массовым является дезертирство (особенно в полиции). Отмечаются случаи отказа военных и полицейских от участия в военных операциях против своих соотечественников, хотя число подобных отказов и уменьшилось.

Армия, пограничная охрана и полиция испытывают острый дефицит современных вооружений и технических средств, особенно бронетехники и средств связи.

В целом, иракские вооруженные силы по своей организации, вооружению и направленности подготовки солдат и офицеров, по существу, остаются внутренними войсками, то есть силой, предназначенной для решения задач по поддержанию внутренней безопасности, а не защиты страны от внешних угроз.

Ирак продолжает получать зарубежную военно-техническую помощь. Так, с Украиной в марте был подписан меморандум о военном и военно-техническом сотрудничестве, предусматривающий, в частности, поставку Ираку стрелкового оружия и ремонт бронетехники. Украинская сторона также выразила готовность обучать на своей территории иракских военнослужащих. С Болгарией подписано соглашение о поставке стрелкового оружия (автоматы и пистолеты).

Таким образом, потребуется еще достаточно длительный период времен для того, чтобы иракская армия и полиция смогли принять на себя всю полноту ответственности за обеспечение безопасности и поддержание порядка в стране.

По состоянию на 1 апреля 2005 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала 145,5 тыс. человек.

По расчетам Пентагона, численность войск в Ираке начнет существенно сокращаться не ранее чем в 2006-2008 годах. Вывод частей, дополнительно переброшенных в эту страну перед выборами в январе 2005 года, проводится в рамках плановой ротации. В то же время не исключено новое наращивание американской группировки к концу текущего года перед планируемым референдумом по утверждению новой постоянной конституции Ирака и выборами нового состава парламента. По словам президента США Дж. Буша, американские войска и силы других стран коалиции останутся в Ираке до тех пор, пока «иракцы не будут способны защищать себя». Командование ВС США считает, что очень многое в этом деле будет зависеть от темпов и качества подготовки иракских силовиков.

По заключению американских экспертов, специальные подразделения армии США по делам гражданского населения и проведению психологических операций оказались плохо подготовлены к решению поставленных перед ними задач в послевоенном Ираке. Их численность составляет около 8,7 тыс. человек, и они в основном укомплектованы резервистами, часть из которых не прошла надлежащей подготовки. Ощущается нехватка специалистов со знанием арабского языка, а также вооружения и средств защиты.

В марте потери личного состава ВС США в Ираке заметно снизились и составили убитыми 36 и ранеными около 350 человек. В значительной степени это обусловлено уменьшением числа нападений партизан и боевиков на американские войска и приобретением ими необходимого опыта борьбы с противником.

Общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской кампании составили, по уточненным данным, убитыми – 1563 и ранеными около 13100 человек.

Потери среди военнослужащих других стран коалиции (Болгария, Великобритания, Италия, Польша) составили в марте с. г. убитыми 4 и ранеными 3 человека.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (25) составила на 1 апреля 2005 года 23,9 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,76 тыс. чел.), Южная Корея (3,6 тыс. чел.) и Италия (3,085 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Грузия в марте дополнительно направила в Ирак 558 военнослужащих, часть из которых предназначены для обеспечения безопасности и охраны сотрудников миссии ООН в этой стране. Румыния усилила свой иракский контингент на 100 человек.

В последнее время все чаще звучат заявления государств, входящих в международную коалицию, о намерении сократить численность своего контингента в Ираке или полностью вывести войска из этой страны. На сегодняшний день 11 государств (Венгрия, Гондурас, Доминиканская Республика, Испания, Молдова, Никарагуа, Новая Зеландия, Португалия, Таиланд, Тонга и Филиппины) уже вывели свои воинские контингенты из Ирака.

Украина в марте начала поэтапный вывод своих войск из Ирака. Первые 140 украинских военнослужащих уже вернулись на родину. Вторая группа из 550 человек должна покинуть Ирак в мае с. г. Завершение миротворческой миссии украинских войск на иракской территории ожидается в конце 2005 года.

Нидерланды также приступили к поэтапному выводу своего контингента из Ирака. В марте эту страну покинули 150 человек. К 30 апреля с. г. голландские военные должны быть полностью выведены из Ирака, а зону их ответственности будут контролировать британские войска.

В конце 2005 года предполагают начать вывод своих войск из Ирака Болгария и Италия.

В целом, несмотря на несомненные достигнутые успехи, США и временное правительство Ирака пока не в состоянии сломить вооруженное сопротивление местной радикальной оппозиции и иностранных боевиков и террористов. Положение дел в сфере безопасности в стране все еще остается очень сложным и достаточно напряженным, что оказывает сильное негативное влияние на ситуацию в политике и экономике.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в марте 2005 года оставалась очень сложной. Переговоры между победившим на парламентских выборах шиитским блоком «Объединенный иракский альянс» (ОИА) и занявшей второе место коалицией курдских партий не привели к конкретным результатам из-за не преодоленных сторонами серьезных разногласий по принципиальным вопросам будущего политического, государственного и административно-территориального устройства страны. После январских выборов отмечается заметное возрастание роли курдского фактора в политической жизни Ирака.

16 марта состоялось первое заседание переходной Национальной ассамблеи, избранной 30 января с. г., которое, однако, носило формальный, церемониальный характер.

Шиитские исламисты, составляющие большинство в ОИА, выступают за исламский характер государственного устройства Ирака, в то время как курдские политики твердо настаивают на создании светского, демократического и федеративного государства.

Очень сложным является комплекс проблем, связанных с Иракским Курдистаном. Прежде всего, это разграничение прав между центральной властью и автономией, границы Курдского автономного района (КАР), порядок подчиненности курдских вооруженных формирований «пешмерга».

Курдское руководство стремится официально закрепить фактическую независимость автономного района от Багдада, существующую с 1992 года, и настаивает на возможно более широких правах и полномочиях местного правительства. Особой остротой отличается проблема Киркука – центра богатого нефтеносного региона. Курды требуют включить этот город и прилегающие к нему районы в состав автономии. Более того, они хотят сделать его столицей КАР. Курдское руководство также настаивает на возвращение в Киркук курдов, насильственно выселенных из города во времена правления С. Хусейна и, соответственно, выселения перемещенных на их место арабов. При этом курдские политики ссылаются на действующий в настоящее время в Ираке в качестве временной конституции «Закон об управлении Государством Ирак на переходный период», принятый в марте 2004 года еще временной американской администрацией. Со своей стороны, руководство шиитского блока не согласно на передачу Киркука курдам и выселение из города арабского населения. В этом его поддерживают политические организации компактно проживающих здесь туркоман.

В самом Киркуке обстановка остается очень сложной, усиливается напряженность в отношениях курдского населения с арабами и туркоманами.

Курды не желают, чтобы их вооруженные формирования находились под реальным контролем центрального правительства, и считают их надежной гарантией сохранения существующего статуса курдских территорий. Имеются также разногласия по распределению министерских постов в новом правительстве и по ряду других вопросов.

Длительная задержка в продвижении политического процесса вызывает растущее недовольство нынешней властью среди самых различных слоев иракского общества.

Трудности в деле достижения согласия по всем перечисленным проблемам во многом заключаются в том, что закрепленные на данном этапе политического процесса договоренности фактически будут являться окончательными, и их принципиальные положения вряд ли будут изменены в дальнейшем при разработке новой постоянной иракской конституции. А если одна из сторон будет впоследствии настаивать на внесении в них радикальных изменений, то это скорее всего приведет к гражданской войне и распаду единого иракского государства. Данное обстоятельство отчетливо понимают все участники нынешнего политического процесса.

Существует еще один вариант – не принимать в настоящее время конкретных решений по спорным и наиболее трудным проблемам и отложить их решение на более позднее время. Это позволит парламенту избрать президента Ирака и сформировать новый состав правительства. Однако в последующем имеющиеся противоречия все равно придется решать, от этого никуда нельзя уйти, что в свою очередь предопределяет новый виток обострения политической борьбы в Ираке уже в ближайшие месяцы в процессе написания текста новой конституции страны.

В Вашингтоне опасаются, что результатом формирования нового иракского правительства, в котором, по всей вероятности, главную роль будет играть шиитский блок ОИА, станет не укрепление, а дальнейшее ослабление стабилизации обстановки в стране. По мнению главы Пентагона Д. Рамсфельда, возможно, что новым руководителям «захочется сменить людей, военные подразделения, силы «коммандос»», а это чревато утратой контроля над обстановкой. Кроме того, Рамсфельд обеспокоен деятельностью «радикальных исламских школ», которые, по сути, являются центрами подготовки террористов.

Продолжают обостряться отношения между иракскими суннитами и шиитами, во многих случаях дело доходит до терактов и вооруженных столкновений между представителями двух общин.

О расколе в иракском обществе свидетельствуют данные недавнего социологического исследования: в правильности нынешнего курса движения Ирака убеждены 62% опрошенных жителей страны и только 23% придерживаются противоположного мнения (в сентябре 2004 года эти показатели составили, соответственно, 42 и 45%). Но при этом в правильности нынешнего курса убеждены 71% курдов, 61% шиитов и лишь 33% суннитов. 48% иракцев выступают за придание религии особой роли в процессе государственного управления, а 44% респондентов считают, что исламские институты должны быть отделены от государства. Только 22% опрошенных полагают, что в конституции Ирака должен быть прописан исламский характер его государственности.

Сложным и трудным остается положение дел в экономике и социальной сфере. Продолжающиеся саботаж и диверсии на объектах нефтяной отрасли на севере Ирака приводят к систематическим приостановкам импорта нефти по нефтепроводу Киркук – Джейхан (Турция). Диверсии и акты саботажа на внутренних нефтепроводах не позволяют организовать ритмичную работу многих нефтеперерабатывающих заводов. В результате Ирак, располагающий крупнейшими запасами нефти, до настоящего времени вынужден импортировать примерно половину потребляемого в стране бензина. Некоторые иностранные нефтяные компании отказываются работать в Ираке по соображениям безопасности. Вместе с тем до 20 зарубежных фирм предложили временному иракскому правительству свое содействие в деле подготовки персонала для нефтегазовой отрасли, проведения геологоразведочных работ, ремонта и обслуживания нефтеперерабатывающих предприятий и нефтепроводов.

В большинстве районов страны продолжаются перебои в подаче электричества, зачастую они длятся по 8-10 часов и более.

Хронической проблемой остается невыплата зарплат, в том числе в центральных государственных учреждениях, что обостряет социальную напряженность в иракском обществе.

В Ираке продолжается распространение инфекционных заболеваний – гепатита, тифа, туберкулеза и оспы. Основными причинами этого являются ухудшение положения в медицинском обслуживании населения, загрязнение питьевой воды и потребление продуктов питания с истекшим сроком годности. Наибольшее опасение у иракских медиков вызывает распространение гепатита, прежде всего в Багдаде и провинции Кербела. В ряде районов иракской столицы, особенно в ее восточной части, система канализации находится в ветхом состоянии, и канализационные стоки попадают в питьевую воду. Отмечается массовый выброс на багдадские рынки по низким ценам просроченных продуктов со складов коалиционных сил.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке остается сложной, с отчетливо видимыми и стабильными элементами напряженности. Учитывая сохраняющиеся серьезные разногласия между ведущими политическими силами страны по основным проблемам ее будущего устройства, вряд ли можно рассчитывать на скорую стабилизацию положения дел в иракском государстве.

Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака в марте 2005 года не отличалась высокой активностью, что связано с затянувшимся процессом формирования новых высших органов государственной власти страны.

Соединенные Штаты продолжали оказывать значительное влияние на положение дел в Ираке, содействовали укреплению его силовых структур и восстановлению экономики. В то же время задержка с формированием нового иракского правительства вызывает заметную обеспокоенность в Вашингтоне. По мнению американских аналитиков, военные и политические шаги администрации США в Ираке после свержения режима С. Хусейна не характеризуются «достаточной степенью координации», что существенным образом препятствует нормализации обстановки в этой стране.

Видный американский политолог З. Бжезинский считает, что Соединенные Штаты не могут себе позволить проиграть войну в Ираке, однако будут вынуждены заплатить за нее «высокую цену». По состоянию на середину марта с. г., нынешняя иракская кампания уже обошлась американской казне в сумму более 157,5 млрд долларов.

Временный президент Ирака Гази аль-Явар 22-23 марта принял участие в работе саммита Лиги арабских государств в Алжире.

Арабские монархии Персидского залива подтвердили, что хотят видеть Ирак «стабильным и единым государством». Они намерены и впредь оказывать Ираку разностороннюю, в том числе финансовую помощь в решении его внутренних проблем.

Иракский МИД официально запросил у правительства Кувейта разрешение на аккредитацию посла Ирака в эмирате. В то же время Кувейт пока не торопится открывать свое посольство в Багдаде.

Иран выразил удовлетворение по поводу начала работы переходной Национальной ассамблеи в Ираке и подтвердил свою готовность оказывать «любого рода помощь иракскому народу и правительству». Командующий войсками США в Ираке генерал Дж. Кейси заявил, что не располагает сведениями об участии иранских сил в дестабилизации обстановки на иракском юге.

Локальный кризис произошел в марте в отношениях между Ираком и Иорданией. Он был связан с крупным и кровавым терактом в городе Хилла на юге Ирака, в котором, по всей вероятности, принимали участие иорданцы. Кризис был быстро преодолен, и обе стороны подтвердили необходимость продолжения сотрудничества по охране общей границы с целью предотвращения ее пересечения террористами.

МИД Египта, учитывая нестабильную ситуацию в сфере безопасности, предостерег граждан своей страны от поездок в Ирак, а министерство труда АРЕ запретило египтянам работать в Ираке и не оформляет лицензии и разрешения на выезд в эту страну.

Комиссия ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК), которая в соответствии с мандатом, возложенным на нее Советом Безопасности ООН, занималась ликвидацией иракского ОМУ, в своем очередном ежеквартальном докладе сообщила, что примерно 90 из 353 иракских объектов, на которых находились оборудование и материалы двойного назначения, то есть потенциально пригодные для изготовления ОМУ, разграблены или разрушены. Также до настоящего времени нет определенной и достоверной информации о примерно 2,5 тыс. реактивных снарядах, начиненных ОВ типа зарин, 550 артиллерийских снарядах, начиненных ипритом, 340 тоннах взрывчатки и неизвестном количестве исходных материалов для производства биологического оружия.

Таким образом, в марте 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной со значительными элементами напряженности. Заметного улучшения положения дел в стране не произошло. Политический процесс по формированию новых высших органов государственной власти продвижения не имел. Вместе с тем продолжение переговоров между основными политическими силами Ирака дает определенную надежду на возможность достижения взаимоприемлемых решений, хотя это будет делом очень сложным и трудным.

51.15MB | MySQL:91 | 0,934sec