Ливан: свет в конце тоннеля

11 апреля, после продолжавшихся полтора месяца безуспешных попыток сформировать правительство «национального единства», и.о. премьер-министра Омар Караме подал в отставку, о чем 13 апреля было официально объявлено указом президента Ливана Э. Лахуда. О. Караме неоднократно заявлял, что в случае, если ему не удастся сформировать правительство, он уступит место другому кандидату на пост премьер-министра. И действительно, ему пришлось это сделать. 15 апреля после проведения соответствующих консультаций с членами парламента президент Э. Лахуд поручил депутату парламента 50-летнему Наджибу Микати сформировать правительство.

Свое решение подать в отставку О. Караме туманно пояснил «столкновением позиций» среди претендентов на министерские посты. Одной из причин неудачи О. Караме в формировании правительства была позиция бывшего просирийского министра внутренних дел Сулеймана Франжье, который отказался снова возглавить это министерство, требуя для себя портфель министра здравоохранения, а также министерский пост для одного из своих сторонников. Одновременно О. Караме заявил о своем выходе из возглавляемой спикером парламента Набихом Берри пропрезидентской группировки, обвиняя ее в недостаточной поддержке его усилий по формированию правительства. На самом же деле, как нам представляется, и оппозиция, и лоялисты пришли к одному выводу: О. Караме – не та фигура, которая может вывести страну из кризиса. При этом оппозиция угрожала объявить всеобщую забастовку с целью отстранения О. Караме от процесса формирования правительства.

Как и ожидалось, после отставки О. Караме основными претендентами на пост премьер-министра стали сунниты — бывший министр обороны в правительстве О. Караме Абдель Рахим Мрад и бывший министр транспорта и общественных работ в правительстве Р. Харири Наджиб Микати. Находясь в правительстве Р. Харири, Н. Микати всегда его поддерживал, чем вызывал неудовольствие Э. Лахуда. После отставки Р. Харири в октябре 2004 года Н. Микати не вошел в правительство О. Караме, отношения с которым у него были достаточно сложными, хотя оба они представляют суннитов Севера Ливана.

Многие представители ливанской политической элиты приходили к мнению, что претендент на пост премьер-министра должен быть менее политизированным, нейтральным и, главное, более энергичным. Таким человеком, несомненно, является Н. Микати, к перечисленным качествам которого можно добавить его прагматизм, молодость и высокую репутацию в качестве опытного администратора-технократа.

Борьба между Микати и Мрадом за голоса депутатов была довольно напряженной и драматической. Из всех депутатов парламента (128), с которыми президент Э. Лахуд проводил консультации по поводу кандидатуры будущего премьера, 39 высказались в пользу А. Мрада и 57 — в пользу Н. Микати, который оказался более приемлемым для оппозиции, чем А. Мрад. Несколько оппозиционных депутатов не голосовали за Микати. Хотя в пользу Микати высказались как провластные (20), так и оппозиционные (37) депутаты, все же оппозиция объявила поручение Микати формировать правительство своей победой.

Следует заметить, что решающую роль в назначении Н. Микати сыграл глава парламента Набих Бери. Он и его фракция из 13 депутатов не отдали предпочтения никому — ни Мраду, ни Микати. Поступив таким образом, Н. Берри укрепил свои новые отношения с оппозицией, начало которым положила его встреча с В. Джумблатом в начале апреля.

Кандидатура А. Мрада была абсолютно неприемлемой для оппозиции не только из-за его явной просирийской ориентации, но и по причине его сложных отношений с покойным Р. Харири, результатом которых в 2003 году было увольнение А. Мрада с поста министра образования. Семья Р. Харири назвала «провокационными» попытки назначить А. Мрада на пост премьер-министра.

Получивший образование в Гарварде, преуспевающий бизнесмен и политик, Наджиб Микати считается «умеренным просирийским» политиком. Впервые Микати был избран в парламент в 2000 году. После убийства Харири он несколько дистанцировался от просирийски настроенных ливанских политиков и приблизился к оппозиции. Однако до сих пор он имеет бизнес в Сирии и поддерживает нормальные контакты с сирийским руководством, являясь личным другом президента Б. Асада. В заявлении после своего назначения Н. Микати заявил, что его правительство «будет символом умеренности и национального согласия», а его рука будет протянута ко всем, кто захочет с ним сотрудничать во имя интересов Ливана.

В своем заявлении сразу после назначения Н. Микати подчеркнул, что настало время «ограничить разговоры и активизировать работу». Микати предлагает создание небольшого переходного кабинета для выполнения следующих основных функций: проведение выборов, содействие международному расследованию убийства Р. Харири, концентрация на вопросах стабилизации экономики Ливана. Микати также заявил о своей готовности следовать букве Таифских соглашений и одинаково конструктивно сотрудничать как с оппозицией, так и с политическими силами, поддерживающими президента.

Неучастие Н. Микати и членов его будущего правительства в парламентских выборах было основным условием поддержки со стороны оппозиции. После получения поручения о формировании правительства Н. Микати подтвердил, что он и будущие члены его кабинета не будут участвовать в парламентских выборах. (Ливанский закон не запрещает членам правительства быть одновременно депутатами парламента.)

Похоже, что консультации по поводу определения кандидата на пост премьер-министра усилили раскол как в рядах оппозиции, так и в рядах лоялистов, что в свою очередь привело к снижению уровня конфронтации между ними. Однако то, что впервые за много лет консультации по назначению премьер-министра велись одновременно по двум кандидатурам, несомненно, служит показателем демократизации ливанской политической системы.

Бывший премьер-министр С. Хосс обвинил президента Э. Лахуда и провластных депутатов в том, что они поручили О. Караме уже после его отставки формировать новое правительство. По словам С. Хосса, это лишь усугубило кризис и привело к затягиванию процесса выхода из него. При этом 76-летний С. Хосс не исключил возможности самому возглавить правительство, если бы выбор пал на него и если бы его условия были приняты. Однако, судя по всему, кандидатура С. Хосса серьезно не рассматривалась.

По долгу дипломатической службы автору этих строк приходилось встречаться как с Н. Микати, так и с А. Мрадом и даже побывать в доме последнего во время визита в Ливан бывшего министра образования и науки Украины В. Кременя. Встречи с этими ливанскими политиками оставили неизгладимые впечатления. Каждый из них по-своему оригинален и оба они в высшей степени достойные кандидаты на пост премьер-министра. Н. Микати создает впечатление управленца западного стиля, а А. Мрад позиционирует себя в большей степени как политик, а не как чиновник. Что касается умеренности просирийских симпатий Н. Микати и более рельефной просирийской ориентации А. Мрада, то подобная градация является весьма условной. Поскольку практически все суннитские политики питают дружественные чувства к Сирии, найти среди них антисирийски настроенного претендента на должность премьер-министра не представляется возможным. В соответствии с неписанным «Национальным пактом», заключенным еще в 1943 году, премьер-министром Ливана может быть только мусульманин-суннит.

Примечательно, что за месяц до того как Н. Микати было поручено формирование нового правительства, во главе официальной ливанской делегации по приглашению Госдумы РФ он побывал в Москве. В составе делегации находился президент Ливанского союза промышленников и председатель Ассоциации ливано-российской дружбы Жак Сарраф. Делегация встречалась с российскими парламентариями, дипломатами, патриархом Алексием ІІ, журналистами. В ходе этих встреч обсуждались вопросы двусторонних отношений и ситуация в Ливане. Говоря о сирийско-ливанских отношениях, Н. Микати заявил, что Ливан не откажется от сотрудничества с Сирией и будет их всемерно укреплять и развивать во всех отраслях. По его словам, «даже крайне радикальные представители оппозиции выступают за сохранение и развитие связей с Дамаском».

На наш взгляд, после того как на протяжении последних двух месяцев и оппозиция, и власть в одинаковой мере продемонстрировали „равновесие бессилия” в поисках выхода из кризиса, назначение компромиссной фигуры Н. Микати на пост премьер-министра, несомненно, можно рассматривать в качестве первого шага по выходу из затянувшегося кризиса. Следующим шагом будет формирование переходного „технического” правительства, главной задачей которого будет обеспечение проведения парламентских выборов. Представляется, что формирование правительства на этот раз произойдет достаточно быстро, тем более что многие политические группировки, как опозиционные, так и провластные, заявили о своей готовности принять участие в правительстве Микати. Третьим шагом будут результаты выборов и форма их проведения. Если они пройдут в демократической атмосфере, свободно и прозрачно, без серьезных эксцессов и осложнений, то у Ливана появится реальный шанс выйти из существующего кризиса, а Наджиб Микати получит возможность сформировать новое долгострочное правительство и продолжить усилия по стабилизации ситуации в стране.

40.78MB | MySQL:66 | 1,005sec