Иран и Израиль: нужна ли им война?

Накануне визита президента РФ на Ближний Восток снова политики и, соответственно, СМИ ряда стран возобновили игру по разжиганию страстей вокруг ирано-израильских отношений, которые уже в который раз представляются как тупиковые, из которых якобы только один выход – война. Взаимные недоверие, подозрения и порождаемый ими страх, толкает разного уровня политиков Ирана и Израиля часто на необдуманные, плохо продуманные, а то и вообще безответственные заявления, которые затем приходиться комментировать и дезавуировать под каким-либо благовидным предлогом. Хотя когда пребываешь в состоянии перманентного страха, трудно принимать верные решения. Представляется иногда, что лучше всё-таки ударить и тем самым решить проблему кардинально. Тем более, когда к этому ещё подталкивают силы, заинтересованные в обострении ситуации в регионе и даже в войне между этими странами. И таких предостаточно.

Одни из совсем недавних примеров взаимных проявлений страхов. 18 апреля 2005 г. на израильском сайте Аналитической группы МАОФ была опубликован материал под заголовком «С Ираном возможна только война». В ней, со ссылкой на собственного корреспондента АЕН, приводятся слова пресс-секретаря иранского МИД, Хамида Резы Асефи, который сообщил, что Тегеран не признает права еврейского государства на существование, даже если Израиль заключит мир с палестинцами. На пресс-конференции для местных и иностранных журналистов он заявил. «Никакой связи между урегулированием ближневосточного кризиса и непризнанием Ираном Израиля как государства не существует. Исламская республика в любом случае никогда не признает Израиль, и это наше дипломатическое право». Это тривиальное для иранского мидовского сотрудника заявление можно было бы оставить без особого внимания, учитывая специфику его работы. Однако тут же авторы материала приводит и цитаты иного рода, не оставляющие читателю сомнения в правильности вынесенного выбранного ими заголовка для представленного материала. Они утверждают, что «ранее официальные представители Тегерана, в том числе «духовный лидер исламской революции» аятолла Али Хаменеи прямым текстом заявляли, что, когда у Ирана окажется в руках атомная бомба, она будет при первой же возможности сброшена на еврейское государство». Такие заявления, если они были сделаны официально, действительно можно рассматривать как провокационные. Более того, как угрозу войной Израилю, которому ничего не остаётся, как нанести превентивный удар по ядерным объектам Ирана более того, включиться в американскую игру по уничтожению нынешнего иранского режима. Дело только за малым. Действительно ли были произнесены такие слова? А если всё-таки так, то где, когда и при каких обстоятельствах? Этого в материале нет.

Интересно, что схожую информацию цитировали и иранские СМИ. Однако несколько в несколько ином варианте. Они также 18 числа этого месяца перепечатали, без комментариев, сообщение РИА «Новости» от 17 апреля с.г. под заголовком этого агенства «Иран не видит варианта мирного урегулирования ближневосточного кризиса». В нём говориться, что официальный представитель МИД Ирана Хамид Реза Ассефи не видит варианта мирного урегулирования ближневосточного кризиса, и приводятся цитаты из его выступлений 17 апреля: «Политика Израиля основана на создании напряженности и кризисных ситуаций, поэтому нельзя даже предположить, что сионистский режим и Палестина достигнут мира, это не реально». «Никакой связи между урегулированием ближневосточного кризиса и непризнанием Ираном Израиля как государства не существует». «Исламская Республика в любом случае никогда не признает Израиль, и это наше дипломатическое право». Похоже, но несколько иначе. Иран сам опасается кризисных ситуаций, которые может создать для него Израиль. Но воевать он не собирается. Вот ещё пример. MIGnews 17 апреля приводит слова Хамида Резы Асефи в ответ на призыв Ариеля Шарона к мировому сообществу заняться иранской ядерной программой, которая, по мнению израильских и американских спецслужб, может уже в 2006 г. обеспечить Иран ядерным оружием. «Заявления представителей сионистского режима не стоят того, чтобы на них реагировать»,- сказал он и пояснил: «Сионистский режим не в праве подавать такие идеи, ибо сам является источником напряжения, кризиса и проблем в регионе». Он традиционно назвал Израиль противником мира и безопасности на Ближнем Востоке, которое намерено разрушить взаимоотношения между другими странами региона. Но главное, он подчеркнул, что «Израиль не в том положении, чтобы угрожать нам».

Всё боятся друг друга. И из страха в основном и обзаводятся или хотят обзавестись ядерным оружием.

А тут ещё и американцы подыгрывают. Израиль пугают Ираном и –наоборот.

14 апреля издание « The Wall Street Journal», цитируя госсекретаря США Кондолизу Райс, сообщила, что Соединенные Штаты этим летом примут окончательное решение относительно возможности силового решения иранского вопроса. Решение будет принято Советом безопасности США.

Правда, она отметила, что премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, в ходе своего визита в Америку, не передал никакой новой информации по ядерной программе Ирана. Хотя понятно, что для принятия решений нет необходимости ни в какой новой информации. Старой, своей достаточно. Да и не в этой информации, конечно, дело.

Видимо, чтобы снять напряженность в отношениях с руководством ИРИ, А.Шарон накануне своего отлета в Израиль, в интервью телекомпании FOX, подчеркнул, что Израиль не планирует атаковать ядерные объекты. И это действительно внесло некоторую разрядку в ситуацию. Конечно, это в некотором роде временное совпадение, но именно 14 апреля было опубликовано сообщение ИТАР-ТАСС о том, что Иран практически полностью вывел военнослужащих своего «Корпуса стражей исламской революции» из Ливана, в который они были введены после израильского вторжения 1982 года.

Со ссылкой на неназванных официальных лиц США и Европы газета «Вашингтон пост» сообщила, что, в настоящее время в Ливане остаются лишь около 12-50 иранских военных специалистов, в то время как ранее их численность доходила до 2 тыс. человек.

Американскому телеканалу Си-эн-эн А,Шарон также заявил 14 апреля, что его страна не планирует военного удара по Ирану с целью уничтожения ядерных объектов последнего, поскольку вопрос ядерных разработок Тегерана — проблема всего мирового сообщества. Правда, при этом он сказал, что Иран достаточно скоро может решить «технические вопросы» создания ядерного оружия, после чего возврат к прежнему положению вещей будет невозможен. Призыв в данном случае вполне прозрачен.

Иран, конечно, заявляет, что его исследования носят исключительно мирный характер, но многие ближневосточные политики в один голос поддерживают идею «исламской ядерной бомбы», говоря, что это восстановит баланс в регионе, намекая на наличие такого оружия у Израиля. Израиль же официально не признает наличие у него ядерного оружия, но и не отрицает, что в его арсенале находятся десятки, если не сотни ядерных зарядов. Собственно никто с абсолютной определённостью не может сказать, что аналогичных зарядов нет у Ирана.

Во вторник, 19 апреля, в Москву с двухдневным визитом прибыла госсекретарь США Кондолиза Райс, весьма обеспокоенная «централизацией государственной власти в руках президентских структур в ущерб «уравновешивающим» институтам» и тенденциями развития демократии в России, которые, по ей словам, «не назовешь позитивными». Конечно, её интересуют вопросы международной безопасности, борьбы с терроризмом и ситуация в Ираке, Афганистане и на Ближнем Востоке. Точно также, как и вопрос об Иране, политический режим которого США рассматривают как пособника международного терроризма, несущего угрозу миру и потому готовы к активному вмешательству во внутренние дела этой страны с целью смены её политической системы. При этом очень желательно, чтобы Россия не препятствовала США, которые в очередной раз пытаются убедить российское руководство, что тесное взаимодействие с Ираном может быть не столько выгодно, сколько чревато негативными последствиями, Впрочем, формально К.Райс прибыла в Москву для подготовки и обсуждения повестки дня предстоящих переговоров Владимира Путина с Джорджем Бушем в Москве 9 мая в ходе праздничных мероприятий по случаю 60-летия Победы во второй мировой войне.

Интересно, что 18 апреля, за день до приезда госсекретаря США, в Москву с однодневным визитом прибыл заместитель секретаря Совета Национальной Безопасности Ирана Хусейн Мусавиан на переговоры по ядерной проблематике. Американцы опасаются, что было подписано соглашение о взаимной защите секретной информации и охране интеллектуальной собственности, передаваемой в рамках военно-технического сотрудничества, что, как пишет «Коммерсантъ», обычно предполагает передачу какого-либо высокотехнологического оружия. В этом случае российско-иранские отношения выходят на новый уровень.

Иран действительно готовится к отражению американского вторжения. Однако много ли выиграет от вторжения Израиль, который неизбежно окажется в этом случае втянут в вооруженный конфликт, с трудно предсказуемыми последствиями для всех его участников?

Никак не могу согласиться с мнением израильского автора Авраама Шмулевича (газета «Вести» от 27 мая и 3 июня 2004 г), что «для сохранения режима аятоллы как воздух заинтересованы в войне, даже не самой победоносной». Да нет у них такой заинтересованности. Такой подход не просто ошибочен. Он не продуктивен.

Конечно, проблемы между двумя государствами существуют. И существуют очень давно. Есть и очень острые проблемы. Но не неразрешимые.

Иран и Израиль – два государства, ставшие формальными врагами после исламской революции 1979 г. Лидер нового иранского государства аятолла Хомейни, получивший почётный титул «имам», разорвал дипломатические отношения с Израилем, объявив его врагом Исламской Республики Иран. Определив идеологию сионизма (не только радикального направления) как нелепую выдумку, он назвал Израиль искусственным государственным образованием, которое, по его мнению, должно быть уничтожено как вредная и опасная для мусульман всего мира историческая нелепость. Более того, можно привести и слова его сына Ахмада, который в конце 1991 вообще говорил о том, что «борьба с Израилем — это война с США и Европой, и конца ей не видно». Много чего сейчас можно вспомнить и реанимировать. Только зачем? Нет уже этих людей. Аятолла Хомейни умер в 1989 году, а его сыну Ахмаду помогли, видимо, стать шахидом в 1994 г.

Время уже другое, да и аятоллы не совсем те. Хотя дело-то, конечно, не в самих аятоллах. А в том курсе проводят власти ИРИ.

А ИРИ стремится проводить тот же курс, что и последняя иранская монархия – курс на превращение страны в мощное региональное государство, оказывающее влияние на политические процессы во всём мире. Иран понимает, что нефть не вечна, что она может потерять к тому же свою ценность при создании новых источников энергии и топлива. Он смотрит в будущее. В будущее великой страны. Это действительно так. ИРИ хочет стать сверхдержавой, если угодно. По крайне мере такие амбиции существовали в Иране ещё со времён монархии Пехлеви. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Преемственность. Иран хочет, чтобы с ним в мире считались. Да, есть претензии роль сверхдержавы, пусть и региональной. Но и потенциал у Ирана огромный. И проблем в этой связи очень много. И потому никакая война ему не нужна. Тем более с Израилем.

Более того, оба государства нужны друг другу, объективно нуждаются в сотрудничестве, а не в конфронтации. По многим причинам экономического и политического и иного характера. Идеологии – в сторону. Их и подредактировать можно. Другое дело, что время такого открытого сотрудничества пока не наступило. Однако время работает не на иранских «ястребов», а на прагматиков, в том числе и из среды духовенства, которые ещё долгое время будут ограничены в своих действиях своим недавним революционным прошлым (которое не исчезнет с насильственным изменением режима. а скорее – наоборот: обострит проблемы), а также необходимостью учитывать мнение своих арабских соседей, впереди которых он просто не может идти в своих открытых отношениях с Израилем. Арабы же всегда будут смотреть с подозрением и недоверием в сторону Ирана и никогда не станут его союзниками. Ведь не случайно, что проарабские реформы Хомейни в Иране не прошли. От них отказались. К тому же, надо знать, что иранец почему-то очень обидится, если даже ненароком назвать его благородным и гордым словом «араб».

В Израиле и Иране есть люди, которые всё это понимают и потому давно пытаются как-то избежать военной конфронтации, в которой ни одна их сторон не выйдет победителем. Ими окажутся другие, в том числе и те, кто не только не закрыл Освенцим, но и позволил фашистам превратить его в фабрику смерти. О векторе изменении ситуации в регионе и в мире – вообще лучше не говорить.

Рассматривать сегодня иранских руководителей как безответственных людей, способных на политическую и военную авантюру, а тем более – на авантюру с использованием ядерного оружия – большое заблуждение. Они не менее умны, чем лидеры, например, Индии и Пакистана. Что касается политической системы и системы принятия политический и военных решений, то они вполне позволяют исключить или нейтрализовать даже экстремистские выходки иранских политиков государственного уровня. Иранцы- не самоубийцы, они очень хотят жить и по возможности хорошо. Тем более, что возможности такие есть. И они постепенно реализуются.

Что касается России, то ей, по большому счёту, сильный в военном отношении Иран, а тем более с атомной бомбой под боком – совсем не подарок. Особенно в долгосрочной перспективе. Но и американцы в Иране, с их ядерным оружием – тоже не лучшая альтернатива.

Конечно, было бы очень хорошо, если бы Россия смогла помочь Израилю в разрешении его проблем с Ираном. Однако очень многое зависит и от самого Израиля и его отношения к России со всеми вытекающими из этого последствиями.

50.37MB | MySQL:110 | 0,848sec