Израиль и послевоенные реалии региона

Еще до начала военных действий в Ираке вопрос о дальнейших судьбах региона активно обсуждался на совместных американо-английских консультациях. Специалисты ожидают кардинальных изменений на Ближнем Востоке и по свидетельству многих из них послевоенные реалии региона станут вызовом, прежде всего для Израиля. Не известно, насколько «новым» окажется послевоенный Ближний Восток, но некоторые признаки изменения политической реальности уже можно отметить. Первая среди них — готовность мировой супердержавы, рискуя значительными финансовыми и человеческими ресурсами, внутри- и внешнеполитическим имиджем и престижем, осуществлять прямое вмешательство в дела одной из стран региона, не смотря на угрозу дестабилизации системы международных и региональных отношений, на отсутствие международной легитимации, вопреки позиции ООН и антивоенным настроениям общественного мнения как внутри страны, так и по всему миру. Такая решимость США в реализации поставленных целей может стать прецедентом, который будет использоваться для разрешении и других региональных конфликтов. Уже слышны мнения, что следующим на очереди «тотального миротворчества» будет израильско-палестинский конфликт.

Послевоенная стратегия номер один — палестинцы.

Парадоксальным образом в разгар войны в Ираке неожиданно ожила ближневосточная дипломатия. В центре дискуссий — «дорожная карта». Не смотря на скандальный провал Второго Кэмп-Дэвида в июле 2000 года и последовавшую за ним небывалую по интенсивности волну террористических актов, США не оставили попыток оживить мирный процесс и возобновить переговоры. Но ни саммит в Париже, ни контакты в Шарм эш-Шейхе, ни доклад Комиссии Митчелла, ни план директора ЦРУ Дж. Тенета не смогли переломить ситуацию.

Основой очередной мирной инициативы, получившей название «дорожной карты», стала речь президента США Дж. Буша от 24 июня 2002 года об основах американской ближневосточной политики и его видении региональных отношений в будущем. Инициатива обещает заключение израильско-палестинского договора, основанного на признании сторонами концепции двух государств для двух народов, и, как следствие, создание палестинского государства в течение трех лет. Реализация инициативы предполагает не только американские усилия в этом направлении, но и активное участие ЕС, России и ООН. Так оформился международный «квартет» посредников израильско-палестинского урегулирования, из-за чего складывается ощущение, что мы возвращаемся в 1991 год, когда те же участники, с тем же пафосом окончательного урегулирования открывали заседания Мадридской мирной конференции.

Встречи и консультации представителей «квартета» в июле и сентябре 2002 года привели к окончательному оформлению принципиальных основ новой мирной инициативы. Хотя «новой» ее можно назвать лишь с большой долей условности, так как в ней, как и в десятке предыдущих инициатив, речь в который раз идет о «новом Ближнем Востоке», где террор и конфронтация в скором времени уступят место миру, равенству и братству народов. Реализация «дорожной карты», по мнению авторов, должна привести к созданию «демократического палестинского государства», существующего в мире и согласии с Израилем и другими государствами региона, и к «окончательному урегулированию палестино-израильского конфликта к 2005 году».

Этот сложный процесс будет осуществлен в три этапа. В ходе первого этапа, который должен быть завершен к маю 2003 года, основные усилия сторон и посредников должны быть сконцентрированы на прекращении террора и насилия, а также на трансформации структур Палестинской национальной администрации (ПНА). На смену единоличному правлению Ясира Арафата должен прийти обладающий реальными полномочиями премьер-министр и кабинет, сформированный на основе широкого представительства. Кроме того, должна быть создана специальная избирательная комиссия и комитет для подготовки проекта палестинской конституции.

«Дорожная карта» включает многие составные элементы ословского процесса, в частности, обещания финансовой помощи палестинским национальным институтам, декларации о необходимости реорганизации структур безопасности ПНА и восстановления палестинско-израильского сотрудничества в этой области, возможно под общим наблюдением со стороны США, Египта и Иордании. «Дорожная карта» призывает изъять у населения незаконное вооружение, а также разоружить многочисленные террористические группировки. Ожидается, что Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) ликвидирует блокпосты и заграждения, существующие сегодня между палестинскими населенными пунктами, а затем и полностью выведет войска с территорий ПНА, как это было оговорено в ословских соглашениях. С успешной реализацией этих мероприятий будут организованы «свободные, открытые и справедливые» выборы в ПНА. В знак поддержки всех этих процессов Египет и Иордания должны будут вернуть своих послов, а Израиль, в свою очередь, позволит палестинским политическим организациям и структурам вновь открыть свои офисы в восточном Иерусалиме.

Если эта часть плана будет осуществлена, то в середине 2003 года, в соответствии с логикой «дорожной карты», должен начаться следующий этап и не менее амбициозный, чем предыдущий. Его целью заявлено создание к концу календарного года палестинского государства «во временных границах». От Израиля потребуется полное прекращение поселенческой активности, соблюдение норм, определенных Комиссией Митчелла, не исключается также возможность обмена территориями с целью достижения территориального единства будущего палестинского государства.

Важное место в этой более чем оптимистичной инициативе занимает «вечная» идея международной мирной конференции, которая традиционно основывается на структуре из дву- и многосторонних переговоров непосредственных участников конфликта, государств региона и представителей международного сообщества. Такая конференция должна стать подготовительным этапом для завершающей стадии мирного процесса, которая запланирована в «дорожной карте» на 2004 год. Все вовлеченные стороны вновь соберутся на форум, целью которого будет достижение к 2005 году соглашения об окончательном урегулировании и постоянном статусе.

Перспективы «дорожной карты» в реалиях региона.

Даже беглое ознакомление с инициативой обнаруживает тот факт, что она базируется на ряде чрезвычайно оптимистических предположений, оценок и ожиданий, которые могут стать реальностью только при условии фундаментальных изменений в регионе, а также трансформации политических установок, как непосредственных участников конфликта, так и членов международного сообщества, традиционно вовлеченных в его разрешение. Рассмотрим лишь некоторые из сомнительных составляющих инициативы:

Сроки, установленные для реализации «дорожной карты» (2003-2005 гг.)

Не смотря на то, что инициатива во многом повторяет формулировки ословских соглашений, складывается ощущение, что ее авторы совершенно не принимают во внимание объективные различия в условиях для их реализации. Ословские соглашения стали результатом длительного процесса, в ходе которого сложилась (во всяком случае как казалось тогда) определенная атмосфера готовности сторон идти на взаимные уступки, был выработан согласованный подход к целому ряду проблем двусторонних отношений. Не смотря на все сложности, значительная часть и израильтян и палестинцев, равно как и мировой общественности, склонны были видеть в происходившем позитивную логику, поступательное движение от конфронтации к урегулированию.

Необходимо признать, что на сегодняшний день этот базис в палестино-израильских отношениях отсутствует. Более того, реальные условия, в которых будут предприниматься попытки по реализации «дорожной карты» характеризуются повышенным чувством взаимного недоверия и подозрительности сторон. Дискредитация ословского процесса, провал мирных инициатив администрации Э. Барака, кровавые терракты второй интифады, продолжающаяся антиизраильская пропаганда в арабских странах — все это привело к тому, что, как свидетельствуют опросы, большинство израильтян склонно видеть целью ПНА и арабских стран региона уничтожение еврейского государства, а никак не стремление к реализации принципа «двух государств для двух народов». Можно с уверенностью сказать, что и палестинцы не выказывают сегодня особого доверия идее мирного урегулирования и конструктивного диалога с Израилем, приоритет снова отдан вооруженному сопротивлению и тактике террористических актов.

Чтобы восстановить веру сторон в идею мирного процесса понадобится долгое время. Но как раз в этом «дорожная карта» им отказывает. Вопрос о том, что в долгосрочной перспективе окажется эффективней (а значит больше отвечает интересам сторон и региона в целом): естественное, осознанное стремление к миру или искусственное, осуществленное извне «замирение» — оставим открытым.

Полноценное сотрудничество и равная вовлеченность всех участников «квартета» (США, ЕС, России и ООН) в ходе реализации инициативы представляются не менее спорными. Сама по себе идея «квартета», который заставит играть вместе, с одной стороны, США и ЕС, а с другой — ООН и Россию, вполне легитимна и в идеале могла бы положить конец истории конкурирующих планов мирного урегулирования. Однако опыт предыдущих лет показывает, что подобная идиллия практически не достижима из-за разного политического потенциала и авторитета коспонсоров. По сути, противоречия между посредниками были перенесены с уровня дискуссий в международных организациях на уровень споров внутри «квартета», что с неизбежностью приводит к внутреннему дисбалансу посреднического механизма.

К этому необходимо добавить отсутствие четкой ближневосточной политики ЕС. Противоречия и конфликт интересов наблюдается как между 15-ю странами-членами, так и между брюссельскими наднациональными структурами, ответственными за сферу внешней политики (Структурой единой европейской внешней политики и политики в сфере безопасности (CFSP), возглавляемой Х. Соланой и Европейской Комиссией по внешней политике во главе с Крисом Паттеном). Единственной составляющей общей платформы, которая не вызывает споров является необходимость сформировать «противовес» американской гегемонии на международной арене. Однако это вряд ли может считаться достаточным основанием для претензий на активную роль в ближневосточных делах. Не совсем ясно и на что опирается европейская уверенность в собственной способности разрешить израильско-палестинский конфликт, учитывая их скромные достижения в этой области. Достаточно вспомнить недавнее прошлое и тот факт, что европейская дипломатия оказалась не способна предотвратить балканский кризис, а затем и прибегла к помощи американцев для его разрешения (не говоря уже о методах, которые были для этого использованы). Кроме того, оценивая шансы «дорожной карты», необходимо учитывать значительную степень недоверия и подозрительности, которая характеризует отношения ЕС и Израиля, а также Израиля и ООН.

Через призму европейских новостных репортажей, официальные заявлений политических и общественных деятелей, а также принимая во внимание сообщения о растущих антисемитских настроениях в Европе, израильтяне склонны видеть в ней враждебного оппонента, полностью воспринявшего палестинское видение ближневосточного конфликта, а никак не нейтрального посредника, заинтересованного исключительно в достижении мира. Политика же ЕС по финансированию ПНА и Я. Арафата вызывает нарекания не только со стороны Израиля, но и со стороны некоторых членов ЕС, так как при существенных объемах предоставляемой финансовой помощи отсутствуют какие-либо механизмы проверки на что тратятся эти средства.

В последнее время проблематика ближневосточного конфликта в целом, и прав палестинского народа на самоопределение, в частности, превратилась в главную внешнеполитическую тему для Т. Блэра и его правительства. При этом внешнеполитическое ведомство Великобритании совершает рискованные маневры, балансируя между поддержкой американских действий в Ираке, с одной стороны, и заявляя о своем стремлении к справедливому разрешению палестинской проблемы, с другой. На первый взгляд, нарушение государственного суверенитета одного национального государства и декларирование своей поддержки права наций на самоопределение являются взаимоисключающими. Однако вполне очевидно, что именно благодаря особым отношениям, сложившиеся с Вашингтоном в ходе иракского кризиса, Великобритания сможет добиться скорейшей официальной презентации «дорожной карты», более активного вовлечения США в ее реализацию и давления на Израиль, а значит на деле продемонстрировать свою решимость положить конец израильско-палестинскому противостоянию.

Выступая перед парламентом Т. Блэр заявил, что право палестинцев на создание собственного государства станет основой британской политики в регионе. При этом он никак не коснулся скандального заявления министра иностранных дел Дж.Стро, в котором тот сравнил Израиль и Ирак, и призвал членов международного сообщества так же решительно отреагировать на продолжающуюся оккупацию Израилем палестинских территорий, как и на иракскую угрозу.

Требование мониторинга со стороны «квартета» с целью предотвращения террористической активности, укрепления достигнутых договоренностей и их реализации.

К сожалению, необходимо признать, что в истории конфликта идея международного мониторинга на Ближнем Востоке слишком часто оказывалась дискредитирована, а потому не может больше вызывать доверия. Последним значимым провалом в этом смысле стала неспособность международного сообщества разоружить террористическую организацию Хизбалла и предотвратить ее антиизраильскую деятельность после одностороннего вывода войск ЦАХАЛ с территории Ливана в мае 2000 года. Интересно, что ЕС отказывается признать Хизбалла в качестве террористической организации и поддерживает с ее руководством неофициальные контакты.

Центральным элементом «дорожной карты» является окончательное прекращение палестинской пропаганды ненависти и насилия и создание эффективного механизма по предотвращению террора. Вполне очевидно, что для этого необходима кардинальная перестройка палестинского властного аппарата, потребуется лишить или ограничить в полномочиях целый ряд высокопоставленных политиков, дискредитировавших себя, в том числе и главу ПНА — Ясира Арафата. Успех в преодолении всех этих сложностей во многом будет зависеть от обстановки на Ближнем Востоке в целом. Если в результате американской военной операции произойдет ожидаемая демократизация Ирака, то есть надежда, что это существенно оздоровит ситуацию в регионе, способствуя демократическим преобразованиям в других арабских странах, и в ПНА.

Не смотря на то, что «дорожная карта» ставит больше вопросов, чем дает ответов, разговоры о ее официальной презентации, особенно со стороны европейцев, ведутся все активнее. Опасения сводятся к тому, что любая задержка в реализации намеченных целей приведет к размыванию позиции США, ориентированной на поддержку европейских шагов на Ближнем Востоке.

До недавнего времени подход США заключался в том, что следует ограничиться подтверждением американской заинтересованности в реализации инициативы совместно с другими участниками «квартета», но при этом отложить ее официальную презентацию до окончания войны в Ираке. Однако в конце прошлой недели К. Пауэлл сделал обнадеживающее для своих коллег по «квартету» заявление, в котором сообщил, что США считают необходимым официально представить «дорожную карту» конфликтующим сторонам с завершением формирования палестинского правительства. Госсекретарь также подчеркнул, что текст инициативы не будет подвергнут существенной правке, хотя некоторых изменений избежать очевидно не удастся.

Реакция на мирную инициативу со стороны Израиля и ПНА.

Появление и активное обсуждение «дорожной карты» в средствах массовой информации накануне выборов, а также спекуляции на тему безопасности и урегулирования в ходе предвыборной кампании, вынудили израильскую сторону оказать давление на США с тем, чтобы отложить на время официальное представление мирной инициативы.

С того дня, как А. Шарон стал премьер-министром он сформировал четкую систему приоритетов в отношениях с США: номер один среди них — отношения с палестинцами, все остальное — вторично. Израилю необходима американская поддержка на этом направлении и он готов платить за нее в других областях, где интересы США и Израиля расходятся. Так, год назад США обратились к Израилю с просьбой отложить продажу боевых самолетов Индии из-за напряженности в ее отношениях с Пакистаном. Американцы сопротивлялись также продаже ракетных комплексов индусам. Эти сделки могли бы принести миллиарды израильской военной промышленности, однако Шарон учел пожелания США, и Министерство Обороны поддержало его в этом решении.

Шарон видит отношения с США своим главным внешнеполитическим козырем, и уже сегодня может похвалиться определенными успехами на этом направлении. Среди них реализованное требование ограничить в полномочиях Ясира Арафата, свободное передвижение сил ЦАХАЛ на территориях, молчаливое осуждение строительства стены. Но момент истины приближается, Буш должен будет решить вмешиваться ли всерьез в израильско-палестинский конфликт по средством реализации «дорожной карты».

С начала военных действий в Ираке А. Шарон ведет себя так, словно Израиль находится на другой планете и кризис не имеет к нему никакого отношения. После декларации о поддержке американских действий в Ираке и нескольких заявлений, призванных успокоить общественное мнение в условиях военного конфликта, Шарон занялся другими делами. Он не проводит, казалось бы, обычных и оправданных в такой ситуации спецзаседаний кабинета, равно как и спецконсультаций с министром обороны и министром иностранных дел. Даже заявления С. Хусейна, касающиеся Палестины, а также заявления британцев о необходимости давления на Израиль, не нарушают этого спокойствия. Пресс-секретарь премьер-министра также сохраняет молчание. Эта тишина заметна не только в коридорах власти, но и в действиях армии, которая снизила свою активность в секторе Газа. Все понимают, что сейчас лучше не раздражать Белый Дом чрезмерной активностью. «Бездействие и тишина на этом направление — лучшая помощь для Буша», — считаю советники Шарона. «Любое действие с нашей стороны приведет к обвинениям в том, что американские солдаты оказываются в плену из-за Израиля».

Шарон по-прежнему придерживается своей ориентации на сохранение взаимопонимания и взаимоподдержки с США. Никаких заявлений относительно войны в Ираке, никаких операций в Газе, и никаких самостоятельных израильских политических инициатив. Премьер-министр предпочитает рассматривать в качестве рабочего документа «дорожную карту», при всех ее очевидных для Израиля недостатках, и считает более оправданным внести в нее согласованные с американцами поправки, нежели выдвигать собственную альтернативную программу урегулирования. По его расчетам, такой демарш, наверняка, повлечет за собой долгие дискуссии в самом кабинете, дискредитирует позицию США как авторитетного коспонсора и инициатора «дорожной карты», а так же откроет перспективы для выдвижения новых планов европейцами и палестинцами, которые навряд ли будут содержать более выгодные условия, чем «дорожная карта».

В этой связи обращает на себя внимание разное понимание статуса документа со стороны Израиля и «квартета». Последний считает, что время для обсуждения формулировок инициативы закончилось и пришел час их реализации. Израиль же ожидает, что ему будет предоставлена возможность внести свои поправки. Со стороны европейцев в адрес Израиля раздаются обвинения в том, что все его предложения о пересмотре отдельных положений инициативы и внесении поправок — это все не более чем политическая игра, нацеленная на затягивание времени в надежде, что план потеряет свою актуальность в быстро меняющейся реальности региона и сойдет с повестки дня. Израиль со своей стороны заявляет, что поправки касаются только принципиальных моментов, относящихся к сфере безопасности, и должны рассматриваться как попытка конструктивного диалога, но никак не профанация идей инициативы.

Команда, сформулировавшая израильские поправки к «дорожной карте», работала под руководством главы Администрации премьер-министра Дова Вайсгласса и, в конечном счете, составила список из 20 замечаний к тексту инициативы. Вот некоторые из них:

Израиль настаивает на смене палестинского руководства

Палестинское государство может быть провозглашено только в результате двусторонних переговоров с Израилем и после заключения соответствующего соглашения.

Необходима детальная формулировка обязательств палестинцев в сфере безопасности, включая арест, доследование и суд над подозреваемыми в осуществлении террористических актов.

Палестинское государство может быть провозглашено только после окончательной ликвидации террористической инфраструктуры.

Необходимы гарантии свободы ЦАХАЛ в проведении антитеррористических действий на территории, находящейся под палестинским контролем.

Израиль согласиться на замораживание поселенческой деятельности только при условии установления подлинного мира и не будет проводить ликвидацию поселений на промежуточном этапе.

Палестинские власти должны признать Израиль в качестве еврейского государства.

Таким образом, до первого официального визита министра иностранных дел Израиля С. Шалома в США, существовало убеждение, что «дорожная карта» — это основа для дискуссии, а не готовый документ. Бытовала уверенность, что предварительно состоятся двустороннее обсуждение инициативы с американцами, пройдут взаимные консультации, в ходе которых будет выработан согласованный вариант и только потом — публикация и реализация инициативы станут реальностью. Результаты визита С. Шалома во многом оказались неожиданностью и обнаружили неутешительную реальность.

Стало понятно, что администрация Буша рассматривает войну в Ираке как своеобразный тест на прочность своих позиций как мировой супердержавы, способной осуществлять свою волю без оглядки на других членов международного сообщества. Целью американской кампании является не только смена режима в Ираке, но и изменение политической реальности на Ближнем Востоке в целом. И Израилю придется вписываться в эту новую реальность, корректируя свои установки, возможно ломая традиционные представления и разрушая стереотипы, что вряд ли пройдет безболезненно. Вторым откровением стали планы США официально представить «дорожную карту» сторонам в течение ближайших двух недель, при этом предусматривается, что они получат не более двух-трех недель для определения и заявления своей позиции. После этих «протокольных» процедур США будут ожидать начала реальной реализации мирной инициативы, при чем с соблюдением установленных сроков. В контексте происходящих событий надо ли говорить к чему может привести сознательное затягивание сроков реализации или невыпонение взятых на себя обязательств.

Министр информации ПНА Ясир Аббед Раббо оценил заявления Т. Блэра и Дж. Стро о приверженности Великобритании идее палестинского права на самоопределение, как бесполезные декларации. По его мнению, слова участников «квартета» сильно отличаются от их реальных политических действий. Так, по утверждению европейцев официальная презентация «дорожной карты» и ее реализация произойдет оформление правительства Абу-Мазена. Однако при этом вполне ясно, что все это мероприятие с большой долей вероятности будет отложено, не смотря на громкие заявление США, до окончания войны в Ираке или, по меньшей мере, до выяснения ее перспектив.

Если позиции европейцев и свойственна противоречивость, то не в большей степени, чем позиции самих палестинцев, так как новый палестинский глава правительства, Абу-Мазен, прилагает все усилия к тому, чтобы оттянуть момент официального представления «дорожной карты». Абу-Мазен опасается поступления незамедлительного приглашения в Вашингтон для консультаций по реализации плана, а это, во время проходящих в Ираке военных действий, может быть оценено в арабском мире как пособничество американскому агрессору. По этой же причине Абу-Мазен предпочел отказаться от официальных американских поздравлений по случаю вступления в должность и всячески намекает на нежелательность приглашения в Вашингтон, на чем особенно настаивают европейцы, считая, что это повысить престиж и авторитет нового премьер-министра в глазах палестинцев и поможет ему сформировать имидж политического лидера международного класса, равно как и представить его международной публике.

Пока идет активная дискуссиях о сроках публикации инициативы, хотелось бы напомнить, что, как показывает опыт и как было в случае с Докладом Митчелла и Планом Тенета, сама по себе публикация той или иной мирной инициативы не обязательно приводит к немедленному прекращению конфронтации и началу переговоров между сторонами. Успех или неудача «дорожной карты» зависит исключительно от воли непосредственных участников конфликта, их готовности к реализации достигнутых договоренностей и отказу от насилия. Это условие сохранит свою актуальность вне зависимости от исхода войны в Ираке.

Вызывает сожаление тот факт, что посредники так и не научились продумывать ситуацию дальше одного хода, повторяя ошибку Осло. Сегодня, как и тогда, «квартет» исходит из оптимистических ожиданий полной реализации «дорожной карты», при этом отсутствует «план Б», который позволит удержать ситуацию под контролем в случае, если первоначальные ожидания не оправдаются.

Возможно, в условиях меняющейся региональной реальности, пришло время пересмотреть сам подход к идее мирного процесса, основанного на амбициозных планах достижения окончательного и всестороннего урегулирования, причем в четко установленные сроки. Возможно, учитывая особенности арабо-израильских отношений, в целом, и палестино-израильских, в частности, пришло время отдать приоритет политике «малых действий», ставить реальные цели и доводить до конца их реализацию. Тогда сложится ощущение, и оправданное, что есть прогресс, что разрешение конфликта достижимо. Очередной же провал очередного амбициозного и широко пропагандируемого плана даст лишь ощущение безнадежности и тщетности усилий, и не известно сколько пройдет времени прежде, чем «лагерь мира» найдет в себе силы выдвинуть новую инициативу.

Послевоенная стратегия номер два — Сирия и Иран.

Главная тема послевоенной региональной политики — это, конечно, отношения Израиля и палестинцев. Однако на повестке дня есть еще несколько не менее значимых и острых вопросов, среди них — перспективы отношений Израиля с Сирией, Хизбаллой и Ираном. В складывающихся условиях региональной политики Израилю важно, определив основные источники угрозы, правильно оценить их конфликтный потенциал, степень агрессивности и реальную способность ее реализовать. Представление о Сирии, Хизбалле и Иране как об основных проблемных точках региона не означает, что Израиль тем самым планирует представить их в качестве новой цели для США, после завершения иракской кампании. Эту ориентировку правильно рассматривать, как попытку скорректировать установки национальной безопасности по отношению к старым противникам с учетом новых условий. При чем совсем не обязательно в военных терминах, возможно, послевоенные реалии предоставят шанс для возобновления переговоров на сирийском и иранском направлениях, которые долгое время считались безнадежным в плане мирного урегулирования. В этой связи ближайшей целью Израиля должна стать нейтрализация угрозы, исходящей от Сирии и Ирана, но с использованием в первую очередь политических инструментов, воздерживаясь от конфликтной риторики. То же самое касается и Хизбаллы, но так как прямое воздействие на нее представляется проблематичным, то с учетом тесных связей организации с Сирией и Ираном, есть вероятность опосредованного влияния на нее через оформление новых моделей отношений с этими странами.

Экономическое положение в Сирии оставляет желать лучшего. Если состоится смена режима в Ираке и новая власть предпочтет прозападную ориентацию, то Сирия лишится иракской экономической подпитки, на которую очень рассчитывает Башар Асад. Постсаддамовский Ирак имеет неплохие шансы вновь стать лидирующей экономической силой в регионе. Вероятность такого развития событий подтверждает и тот факт, что официальный Каир уже разрабатывает планы экономического сотрудничества с новым Ираком, открывая перспективы для региональной экономической интеграции. Возможно, по окончании военных действий и с учетом новых политических реалий Запад предложит и Сирии присоединится к этой новой модели, предоставив ей финансовую помощь для проведения необходимых экономических реформ. Вполне очевидно, что сирийская сторона также должна будет сделать шаг на встречу, и, прежде всего, в политической области. Ожидаемым минимумом является смена агрессивной антиизраильской риторики и подтверждение готовности вести переговоры о мирном урегулировании. Не менее важной является реализация сирийской стороной требования международного сообщества об отказе от поддержки террористических организаций. Это требование касается, прежде всего, ее тесных связей с организацией Хизбалла, осуществляющей террористическую деятельность, направленную против Израиля. Если Сирия в действительности выберет этот путь, то появится реальный шанс на возобновление конструктивного диалога на сирийско-израильском треке.

Ситуация с Ираном значительно сложнее, так как его плохо скрываемым приоритетом в последние годы является разработка ядерного оружия. Иранская ядерная программа уже давно служит поводом серьезной обеспокоенности в Израиле. Однако по оценкам экспертов есть вероятность, что Иран не перейдет последней черты в случае, если сменится режим в Ираке, так как именно иракская угроза была основной причиной начала ядерных разработок в Иране.

При всех прогнозируемых изменениях в региональной политической ситуации, центральной темой ближневосточного урегулирования по-прежнему будет тема партнерства. Как на израильско-палестинском направлении, так и в отношении Сирии и Ирана принципиальным остается вопрос о том, смогут ли конфликтующие стороны отказаться от стереотипов и чрезмерно идеологизированного подхода к проблемам конфронтации и урегулирования, и смогут ли они построить реальные партнерские контакты на переговорах.

Заключение

Активное сопротивление, которое встретили американские и британские силы в Ираке, заставили многих задуматься о том, насколько в действительности радужные перспективы готовит развязка этой войны для Ближнего Востока. Надежды на скорую победу США и, как следствие, демократизацию региона, оздоровление ситуации в нем в самых разных областях, разрешение застарелых конфликтов, в первую очередь израильско-палестинского, были поставлены под сомнение развитием событий. И хотя многие эксперты считают, что сложности были вполне прогнозируемы и не могут рассматриваться как непредвиденные, есть опасения, что если США и Великобритания «завязнут» в далекой и враждебной стране, то это приведет к изменению их внешнеполитической риторики. Перед опасностью «войны на истощение» в Ираке, все другие темы, включая широко дебатируемую «дорожную карту», сами по себе сойдут с повестки дня США и Британии, и очередная надежда на «новый Ближний Восток» будет отложена до лучших времен.

50.19MB | MySQL:110 | 1,008sec