Стратегические аспекты визита президента ИРИ М. Хатами в Пакистан

Политика Ирана в отношении Пакистана носила сдержанный характер в силу правления режима талибов в Афганистане. Иран рассматривал Пакистан в качестве стратегического соперника в Афганистане. Причастность Пакистана к усилению сепаратизма в Белуджистане, проведение Пакистаном патронажа над широким ваххабитским движением в Афганистане и в Центральной Азии наряду с поддержкой Исламабадом крайне враждебного Ирану режима талибов были основными проблемами в иранско-пакистанских отношениях. Тесное сотрудничество Пакистана с Турцией и Азербайджаном объективно и непосредственно было направлено против Ирана.

Ядерный фактор Пакистана не сделал позиции исламских государств более дружественными, а наоборот, во многом ослабил их, так как в Тегеране наступило разочарование в истинных направлениях внутренней и внешней политики Пакистана. Кроме того, из-за этого фактора Пакистан значится в списке возможных целей для нанесения американцами удара в контртеррористической операции. Израильтяне также считают, что ядерное оружие Пакистана представляет для них серьезную опасность.

Иран с большой настороженностью рассматривал создание Пакистаном ядерного оружия. Обеспокоенность иранского высшего государственного и военного руководства можно выразить высказыванием одного из западных военных аналитиков[1], который сказал: «Если бы я был военным советником при правительстве Ирана, то и я с полным на то основанием рекомендовал бы тамошнему руководству спешно запастись ракетно-ядерным оружием по мере возможностей. Сами посудите: с одной стороны – нестабильный… Ирак, который, кстати, уже воевал против Ирана на протяжении восьми долгих лет. С другой – обладающий атомной бомбой Израиль. С третьей – испытавший собственное оружие массового поражения Пакистан».

Можно считать, что Пакистан проиграл войну в Афганистане, затратив при этом немалые средства и оказавшись в сильной зависимости от США. Практически Исламабад не в состоянии проводить самостоятельную внешнюю, в том числе региональную политику.

Из-за обострившейся внутриполитической обстановки, которая сложилась после падения режима талибов и парламентских выборов, в результате которых большинство мест в парламенте Пакистана заняли представители фундаменталистских партий, будущее отношений США с Пакистаном не представляется благоприятным.

Пакистан, несмотря на обладание ядерным оружием, не может являться лидером исламского мира, поскольку он является одной из самых бедных стран мира и не обладает значительными ресурсами стратегического назначения, прежде всего нефтью и другими природными полезными ископаемыми.

Иран продолжает до сих пор рассматривать общеисламские интересы как приоритеты своей внешней политики и поэтому одной из главных своих задач видит в улучшении отношений со своими соседями в лице Пакистана. Тем самым Тегеран рассчитывает уже к концу этого десятилетия выйти на второй уровень выполнения зада, поставленных в военной доктрине Ирана, которая как раз и предполагает превращение исламского Ирана в региональный центр силы. Для этого иранское руководство стремится к достижению в регионе военно-политического, военно-экономического и собственно военного лидерства. Естественно, что усиление соседнего Пакистана и Афганистана в военном и военно-техническом отношении Тегеран абсолютно не устраивает.

После свержения режима талибов отношение Ирана к Пакистану стало более доверительным. Пакистан при обсуждении вопросов по поводу присутствия американских вооруженных сил, в особенности на территории самого Пакистана, постоянно заверяет Тегеран в том, что пакистанское руководство не позволит, чтобы Ирану кто-то угрожал с пакистанской территории. Когда Буш заговорил об «оси зла», Пакистан прямо объявил о своем несогласии с подобной классификацией.

Иран и Пакистан активно участвуют в восстановлении Афганистана. Действительно, если в Афганистане будет сохраняться нестабильность, то это для всех стран региона создаст большие проблемы. Недавно по итогам заседания Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в Стамбуле Иран совместно с государствами Центральной Азии, Пакистаном, Турцией и Азербайджаном принял решение об учреждении фонда реконструкции Афганистана.

Иран и Пакистан на самом деле имеют серьезные стратегические цели. Кроме того, вопросы экономического роста и обеспечения безопасности Ирана и Пакистана тесно взаимосвязаны. С ослаблением напряженности между этими странами экономическое сотрудничество получило дальнейшее развитие. В нынешних условиях Ирану предоставляется хорошая возможность призвать региональные государства к диалогу с учетом геополитических изменений в регионе.

Индия и Пакистан считаются самыми важными государствами Южной Азии, и отношения Ирана с этими двумя ядерными державами могут иметь особое значение для успешного проведения политики на международной арене. До тех пор, пока не будут урегулированы разногласия между Индией и Пакистаном вокруг Кашмира, Иран должен сохранять равновесие в отношениях с этими двумя странами. Индия не одобрительно относится к тому, что Иран поддерживает кашмирских сепаратистов.

Стратегическое положение Ирана в регионе имеет для Индии очень большое значение. Иран и Индия придерживаются общих взглядов по проблемам Афганистана. В период правления талибов в Афганистане обе эти страны оказывали поддержку северному альянсу. В настоящее время они поддерживают происходящие в Афганистане перемены и прилагают усилия к оказанию помощи в деле установления мира и стабильности в этой стране.

С учетом быстрого промышленного развития в Индии, а также увеличения роста потребностей этой страны в топливе энергетика может стать той сферой, которая будет способствовать укреплению связей между Индией и Ираном. Индия хочет также, чтобы был осуществлен проект по строительству газопровода, который соединит южные районы Ирана с индийской территорией.

В условиях заметного потепления отношений между Исламабадом и Тегераном президент Ирана Мохаммед Хатами в январе с.г. находился с  первым официальным визитом в Пакистан.

В повестку дня переговоров в ходе визита президента Хатами в Пакистан входили несколько вопросов, и один из них касался строительства трубопровода, по которому будут осуществляться поставки иранского газа в Индию. Иранская сторона обратился к исламабадским властям с просьбой ускорить подготовку соответствующего проекта. В ходе этих переговоров были затронуты и вопросы отношений между Пакистаном и Индией и кашмирская проблема, хотя они и не были внесены в повестку дня. Особое внимание было уделено торгово-экономическим отношениям между двумя странами. Кроме того, были затронуты и вопросы  удара США по Ираку, поскольку смена режима Саддама Хусейна и установление проамериканского правительства в Ираке создаст серьезнейшие стратегические проблемы для нынешних властей Ирана.

Поскольку у Пакистана общая граница с Ираном, первостепенное значение во взаимоотношениях между двумя странами приобретают такие проблемы, как борьба с контрабандой наркотиков, терроризм, нестабильность в приграничных районах двух стран. Решению этих проблем направлена значительная часть военного бюджета Исламской Республики Пакистан[2]. Иран ежегодно затрачивает десятки миллионов долларов и теряет ежегодно сотни солдат в результате борьбы с хорошо вооруженными наркобандами, проникающими на территорию Ирана со стороны Пакистана. Пакистан заверил, что поддерживает проект строительства газопровода из Ирана в Индию и обещает обеспечивать его безопасность. Недавно Иран и Индия пришли к соглашению по всем пунктам при рассмотрении вопроса о газопроводе. Однако Индия в своем последнем заявлении выразила обеспокоенность по поводу строительства наземного трубопровода на территории Пакистана по соображениям безопасности и объявила о том, что она предпочитает, чтобы трубопровод был проложен в Индию по дну Аравийского моря.

Как отмечают западные аналитики и экономисты, Иран не заинтересован в строительстве конкурентного трансафганского газопровода Туркмения – Афганистан – Пакистан – Индия.

Руководители Афганистана, Пакистана и Туркменистана, как ожидается, встретятся в конце декабря в Ашхабаде, чтобы обсудить вопрос о строительстве трансафганского трубопровода, по которому туркменский газ будут поступать в юго-восточную Азию. Политическая нестабильность во всех трех странах означает, что строительство трубопровода начнется не скоро. Проект столкнется с многочисленными препятствиями, в том числе с политическими рисками и финансовыми проблемами.

В конечном счете, будущее трубопровода будет зависеть от Индии. Индийское правительство не хотело бы зависеть в своем энергообеспечении от Исламабада.

Визит Хатами в Пакистан проходил в условиях, когда в Иране резко обострилась борьба между консерваторами и реформаторами. Известно, что судебные органы неоднократно заключали в тюрьмы или запугивали реформаторов и закрывали их газет и журналов

Из-за этого президент Хатами не смог реализовать обещанные им либеральные реформы. Поэтому многие депутаты Меджлиса из числа реформаторов пригрозили своей отставкой в случае, если Хатами не удастся воплотить в жизнь свои законы, которые предусматривают укрепление президентской власти и пересмотр закона о выборах. В дополнение к этому они намереваются поставить вопрос о проведении референдума по поводу этих законопроектов.

За последнее время Иран захлестнули студенческие демонстрации. В ходе демонстраций протеста студенты, в отличие от прошлых лет, выступают не только против консервативного крыла и его лидера аятоллы Хашеми Шахруди, главы судебной власти, но и против президента Мохаммеда Хатами и духовного лидера аятоллы Хаменеи.

В последнее время многие общественно-политические деятели Ирана очень серьезно поднимают вопрос о взаимоотношениях между государством и религией. И в этой связи примечательно то, что наследный принц Ирана Реза Пехлеви вступает в активную политическую борьбу. Он напрямую ставит вопрос о проведении референдума по изменению политического устройства Ирана. По его мнению, у Ирана нет иного пути, кроме как избрать демократическую форму правления с отделением религии от государства. Все эти факты свидетельствуют о значительном обострении политической напряженности в Иране, что в перспективе может сказаться на ирано-пакистанские отношениях.

Однако и Пакистан прекрасно понимает устремление интересов Ирана в Ближневосточном и Центрально-Азиатском регионах. Поэтому он все чаще оборачивается в сторону США.

Так, Пакистан и США восстанавливают прерванные связи в области обороны. Подтверждением тому служат завершившиеся в Исламабаде двухдневные переговоры представителей оборонных ведомств двух стран. Как сообщалось в заявлении пакистанского министерства обороны, целью прошедших дискуссий являлось восстановление работы и подготовке встречи американо-пакистанской консультативной группы по вопросам обороны, которая должна состояться в середине этого года при участии высшего военного командования двух стран. Пакистан обратился к США с просьбой о возобновлении полномасштабных военных поставок, решении вопроса о прерванных контрактах, восстановлении программ обучения военных специалистов, а также связей на уровне военных ведомств. Пакистанская сторона подчеркнула, что рассчитывает на «благожелательный ответ» со стороны Вашингтона в связи с важной ролью, которую играет Исламабад в обеспечении контртеррористической операции в Афганистане.

Работа консультативной группы была прервана четыре года назад в связи с ракетно-ядерной программой Пакистана. По этой же причине в течение последних 12 лет Вашингтон воздерживался от поставок в Пакистан продукции военного назначения. Лишь несколько дней назад Пентагон объявил о намерении продать Исламабаду шесть военно-транспортных самолетов C-130 «Геркулес» на сумму 75 млн. дол. До середины августа с.г. конгрессу США предстоит одобрить сделку[3].

Чтобы охладить немного пыл пакистанских руководителей в отношениях с американцами, президент Ирана Хатами сразу же после поездки в Исламабад направился с официальным визитом в Дели, где также обсуждались вопросы двустороннего политического, экономического, военного и военно-технического сотрудничества[4].

Стараясь не рассердить своего соседа на юго-западе страны, которого, согласно пакистанской военной доктрины, Исламабад относит к своим вероятным союзникам в будущих локальных вооруженных конфликтах (читай войне с Индией), Пакистан пытается вести сбалансированную политику в области военно-технического сотрудничества. Так, по некоторым данным, Республика Украина только с разрешения Соединенных Штатов продала Пакистану партию современных боевых танков типа Т-84[5] в 320 единиц.

Кроме того, Пакистан подписал контракт стоимостью в 150 млн. дол. с Харьковским заводом им. Малышева на поставку серийных танковых дизельных двигателей, которыми предполагается оснастить серийные образцы основного боевого танка «Аль-Халид» национальной разработки[6].

В соответствии с условиями недавно подписанного соглашения, Украина поставит 315 двигателей в течение трех лет с тем, чтобы сроки поставок соответствовали темпам производства танка «Аль-Халид».

Работа по программе «Аль-Халид» началась при участии китайской промышленной корпорации «Норинко», с которыми и иранский военно-промышленный комплекс имеет тесные контакты. На опытных образцах данного танка, предназначенных для испытаний, использовались различные дизельные двигатели китайского и западноевропейского производства.

К начальному производству танков «Аль-Халид» приступили в ноябре 2000 г., и пакистанская армия уже получила первые 20 таких танков.

Создание танка «Аль-Халид» стало кульминацией всех работ по усовершенствованию различных танков и их модернизации, предпринимавшихся на предприятиях «Хэви индастриз таксила». Работы начались с усовершенствования танков китайского производства Т-59, сборки усовершенствованной модели китайского танка Т-69-2, совместного пакистано-китайского производства танка Т-85 и завершились разработкой «Аль-Халид» или ОБТ-2000[7].

В данном случае пакистанские военные и представители национальной оборонной промышленности предложили иранской стороне создать на иранской танко-сборочной базе мощную ремонтную инфраструктуру, на которой бы восстанавливались танки советского, российского, китайского и иранского производства стран региона (Иран, Афганистан, Пакистан, возможно Туркменистан и Таджикистан).



[1] Сэр Тимоти Гарден, профессор лондонского Центра оборонных исследований. Цитировано по статье Гарден в германском журнале «Шпигель».

[2] Пакистан не намерен вступать в гонку вооружений с Индией, однако стране необходимо укреплять свою обороноспособность. Об этом заявил пакистанский министр финансов Шаукат Азиз.

Он прокомментировал принятый правительством государственный бюджет на новый 2003 финансовый год, в соответствии с которым расходы на оборону вырастут на 11% по сравнению с прошлым годом и составят 146 млрд. рупий (2,43 млрд. долл.). При этом, отметил Шаукат Азиз, реальные затраты на оборону в завершающемся финансовом году в Пакистане составили 151,6 млрд. рупий (2,51 млрд. долл.) ввиду резкой эскалации напряженности на индо-пакистанской границе и линии контроля в Кашмире.

Министр отметил также, что в последние два года оборонные расходы Пакистана оставались в виду инфляционных процессов в целом на том же уровне.

[3] США передадут Пакистану пять боевых вертолетов, три разведывательных самолета и другое военное оборудование на сумму 10 млн. долл. для усиления борьбы правительства страны против терроризма. Об этом сообщил министр внутренних дел Пакистана Моинуддин Хайдер.

Часть денег будет использована для модернизации полицейских сил. Планируется, в частности, создать действующий круглосуточно специальный антитеррористический отдел, несколько оборудованных современной техникой криминологических лабораторий.

По 1 млн. долл. получат администрации приграничных с Афганистаном провинций для формирования из местного населения военизированных подразделений. Они присоединятся к армии и полиции в охране границы. Американская помощь, по заявлению министра, «позволит Пакистану уничтожить проникших на его территорию террористов».

Электронный банк ИНФО-ТАСС, база «ВЕГА».

[4] Подробнее смотри в статье С. Задонского «Развитие ирано-индийских отношений на современном этапе».

[5] Аналог советского и российского основного боевого танка Т-80УД.

[6] Сборку танков для пакистанской армии осуществляет фирма «Хэви индастриз таксила».

[7] Jane’s Defence Weekly, 01.05.02, v.37, № 18.

50.12MB | MySQL:110 | 0,870sec