О ситуации в Иране (апрель 2005 г.)

Внутриполитическая ситуация в ИРИ в апреле оставаясь в целом стабильной, характеризовалась нарастанием предвыборного ажиотажа, который становится основным событием внутриполитической жизни. Предвыборная арена превратилась по сути в центральную площадку противостояния между основными политическими силами: реформаторами, представленными уходящим из власти президентом С.М.Хатами и его правительством, и консерваторами, выступающими за сохранение тотального контроля духовенства над всеми сторонами жизни иранского общества (контролируют законодательную и судебную ветви власти, органы религиозно-шариатского надзора, силовые структуры и идеологический аппарат). Очевидно, что выбор иранского избирателя 17 июня с.г. (дата президентских выборов) позволит наметить дальнейший путь развития иранского государства.

Президент ИРИ С.М.Хатами, подводя итоги 8-летнего правления (1997-2005 гг.), назвал главными своими достижениями вступление Ирана в этап коренных социально-экономических преобразований, либерализации общественной жизни и построения принципиально нового государства. Между тем, апрель с.г. был ознаменован жесткой критикой в адрес президента и правительства с стороны обоих лагерей – радикально-реформаторских сил и крайних консерваторов. Первые ставят в вину президенту отсутствие решительности и последовательности при проведении реформ: С.М.Хатами так и не удалось провести либеральные законы об иностранных инвестициях, труде, печати, страховании, была провалена идея о проведении всеобщего референдума о внесении изменений в конституцию с целью ослабления роли органов религиозно-шариатского надзора. Основной лейтмотив критики либералов в адрес Президента сводился к тому, что пути реформирования государства были выбраны правильные, но методы реализации устарели и нуждаются в замене. С другой стороны, периодические нападки в адрес правительства со стороны крайних консерваторов в апреле с.г. несколько стихли: развернувшиеся в предыдущие месяцы нешуточные скандалы по поводу инициируемых консервативным парламентом отставок ряда реформаторских членов правительства (вице-президент по правовым и международным вопросам, министр науки и образования, министр транспорта) были прерваны заявлением Верховного Лидера ИРИ А.Хаменеи, призвавшего оба политических лагеря к сдержанности. Понимая нецелесообразность «раскачивания лодки» и нарушения хрупкого баланса сил между консерваторами и реформаторами накануне выборов, А.Хаменеи настоятельно рекомендовал основным политическим силам страны проявлять взвешенность и сконцентрировать усилия на обеспечении максимальной избирательной явки населения, что позволит продемонстрировать мировому сообществу сплоченность и легитимность исламского режима, а также отвести внешние угрозы. В этом же ключе действует президент ИРИ С.М.Хатами, который выступает за обеспечение нормальных условий для проведения «честных, свободных и демократических выборов».

В апреле, вероятно, также под воздействием предстоящих выборов, практически сошла на нет волна инициируемых консерваторами громких судебных процессов типа закрытия либеральных газет, обвинений в пропаганде против исламского строя и в попытках «установить зависимость Ирана от США» и т.д. Однако, с другой стороны, клерикальная верхушка стала весьма болезненно реагировать на проявления «внешнего вмешательства» в процесс президентских выборов в ИРИ, видя в них попытки США спровоцировать внутренние волнения и сорвать выборы. В таком контексте в Тегеране восприняли решение американского конгресса об увеличении в текущем году финансовой помощи иранской оппозиции, а также апрельские события в иранской провинции Хузестан, когда после получения анонимного письма о, якобы, выселении проживающих в этом районе представителей арабского населения, в крупных городах этой провинции в течение нескольких дней наблюдались массовые беспорядки и столкновения. Ситуация, взятая вскоре под контроль правоохранительными органами, была интерпретирована здесь как «происки западных сил».

В центре внимания внешнеполитической жизни ИРИ продолжала оставаться ядерная проблематика. Ожидания иранских властей, связанные с четвертым раундом консультаций Ирана с «евротройкой» (15-19 апреля с.г., Женева) и последующим заседанием Координационного комитета (29 апреля с.г., Лондон), не оправдались. Им не удалось получить от европейских партнеров «окончательный и ясный»ответ на новый пакет иранских предложений, главное из которых – право Ирана на т.н. «ограниченное обогащение урана», преимущественно в научно-исследовательских целях. С иранской стороны (секретарь Высшего Совета национальной безопасности Х.Роухани, председатель комиссии Меджлиса по внешней политике и национальной безопасности А.Боруджерди) последовали заявления, что Брюссель намеренно затягивает время, увязывая будущее переговорного процесса с исходом президентских выборов в ИРИ. В качестве превентивной меры в случае дальнейшего затягивания вопроса иранские власти пообещали в самое ближайшее время прервать добровольный мораторий и возобновить работы по обогащению урана.

Другим важным предметом внутренней дискуссии в ИРИ в контексте ядерной проблемы Ирана оставалась тема возможного посреднического участия Вашингтона в ирано-европейском диалоге. Консервативные силы во главе с парламентом стремились максимально использовать ее как инструмент антиамериканской пропаганды, обвиняя Вашингтон в очередной попытке вмешательства во внутренние дела страны. Высший Совет национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ, курирующий ядерные переговоры, занял более гибкую позицию: мы, дескать, готовы рассмотреть вопрос о подключении США к переговорному процессу, но на приемлемых для нас условиях.

Достаточной активной в апреле оставалась политика Тегерана в региональных делах: она была ориентирована на укрепление отношений ИРИ с со своими традиционными союзниками в арабском мире (мининдел К.Харрази 3-4 апреля с.г. посетил Сирию, 27 апреля – Ливан, министр обороны А.Шамхани 4-5 апреля побывал с визитом в Алжире) и противодействие «негативным и опасным тенденциям» на пространстве СНГ (Грузия, Украина, Киргизия), воспринимаемым здесь как результат происков США и как серьезная угроза национальной безопасности ИРИ (первый вице-президент ИРИ М.Р.Ареф 27 апреля посетил Грузию, а 26 апреля в Тегеран прибыл министр обороны Таджикистана Р.Хайруллоев). Традиционно пристальное внимание иранские власти продолжали уделять налаживанию контактов с новым правительством Ирака: они поддержали назначение «давнего друга Тегерана» курдского представителя Дж.Талабани на пост президента Ирака, приветствовали проведение выборов в Национальную Ассамблею, а мининдел ИРИ К.Харрази 29-30 апреля с.г. принял участие в 7-й конференции стран-соседей Ирака в Стамбуле. В то же время продолжали оставаться напряженными отношения Тегерана с суннитскими государствами региона (Иордания, Саудовская Аравия, Кувейт), которые выступали с очередными обвинениями в адрес ИРИ по поводу вмешательства во внутренние дела Ирака, которые официально опровергались внешнеполитическим ведомством ИРИ (последним стало опровержение 19 апреля с.г. обвинения о причастности ИРИ к столкновениям в иракском г. Аль-Мадеин).

51.9MB | MySQL:101 | 0,387sec