Израиль и Франция: современные проблемы двусторонних отношений

В последние годы, в связи с участившимися случаями антисемитизма во Франции, а также позицией французского руководства в отношении ближневосточного конфликта, которую французы называют сбалансированной, а израильтяне — откровенно проарабской, израильско-французские отношения переживают период серьезного охлаждения.

О кризисе ярко свидетельствует не только ряд серьёзных политических скандалов, имевших место в отношениях между Израилем и Францией за последние 2 года, но и общественное мнение в обоих государствах. Так, согласно данным соцопроса, осуществлённого в 2004 г. известным французским социологический институтом TNS-Sofres, лишь 38% французов в какой-то мере питают симпатию к Израилю. При этом 71% респондентов считают, что еврейское государство не имеет права называться демократическим, а 68% заявили, что Израиль — государство-агрессор. Израильтяне, в свою очередь, также не испытывают особых симпатий к Франции. По данным социологического института «Маркет-Вотч», проводившего опрос в Израиле, 67% жителей страны уверены, что Франция проводит политику государственного антисемитизма, а 86% полагают, что именно юдофобы определяют ближневосточный курс этого государства.

Тем не менее, франко-израильские отношения не всегда переживали такие тяжёлые времена. В середине 1950-х – начале 60-х годов Франция была для Израиля основным поставщиком оружия и военного оборудования. Сближению двух государств способствовало начало движения за независимость в Алжире и его поддержка египетским лидером Насером, а также открытая конфронтация с Египтом по вопросу о национализации Суэцкого канала. Плодотворное сотрудничество между государствами имело место и в ядерной области – в 1956 г. Париж оказал еврейскому государству помощь в строительстве ядерного реактора в Димоне.

Серьёзные перемены в отношениях между двумя государствами начались после перехода Франции во главе с Шарлем де Голлем к новому внешнеполитическому курсу, направленному на создание политического и экономического альянса с арабским миром. Тогда впервые была обрисованы контуры политики, получившей название «евро-арабский диалог» — некий симбиоз Европы с арабо-мусульманскими странами, которой предстояло наделить Европейский континент — и в особенности Францию, главную движущую силу этого проекта — весом и престижем, сравнимыми с Соединенными Штатами. Во время Шестидневной войны 1967 г. Франция наложила эмбарго на поставку вооружения Израилю. Однако, причины резкого охлаждения отношений между двумя странами были связаны не столько с самым государством Израиль, сколько со стремлением Парижа проводить самостоятельную, независимую от США внешнюю политику, в том числе, и на Ближнем Востоке.

Одним из основных камней преткновения в отношениях между Францией и Израилем была и остаётся позиция Парижа в отношении арабо-израильского мирного урегулирования.

Географическая близость к Ближнему Востоку обуславливает заинтересованность Франции в мирном процессе, т.к. ей в значительной мере угрожают последствия нестабильности в этом регионе — терроризм, нелегальная иммиграция, контрабанда, распространение оружия массового уничтожения и т.п.. Прогресс в арабо-израильских переговорах, в этом отношении, является не окончательным, но необходимым условием устранения всех вышеперечисленных угроз.

В то же время, Франция, которая традиционно поддерживает тесные контакты с арабским миром, занимает в ближневосточном мирном урегулировании скорее дружескую позицию относительно арабских государств. Зависимость Парижа от арабской нефти и его стремление завоевать новые рынки в арабских странах также усиливают проарабские тенденции французской внешней политики.

В 1990-х гг. активность Парижа на Ближнем Востоке в целом, и в отношении арабо-израильского мирного процесса в частности, значительно возросла. Начиная с прихода к власти Ж. Ширака в конце 1995 г., Франция, с одной стороны, стала «локомотивом» подхода, который отстаивает целесообразность более активной и самостоятельной роли ЕС в урегулировании ближневосточного конфликта, а с другой — наиболее критически настроенным относительно Израиля европейским государством.

Позиция Франции относительно арабо-израильского мирного урегулирования основывается на следующих принципиальных моментах: признание права палестинского народа на самоопределение и права на возвращение палестинских беженцев; признание незаконности еврейских поселений на территории Западного берега г. Иордан и в секторе Газа; непризнание аннексии Израилем Восточного Иерусалима и Голанских высот. Безусловно, такая позиция Франции зачастую идёт в разрез с израильской и не содействует развитию дружеских отношений с Израилем.

Тем не менее, Франция последовательно и настойчиво отстаивает эти положения в рамках ЕС, активно влияя на выработку общей европейской политики в отношении арабо-израильского мирного урегулирования.

Так, из-за несогласия с проводимой Израилем политикой, Франция на протяжении 5 лет оттягивал утверждение Договора о сотрудничестве между Израилем и ЕС от 1995 г., предусматривающего, среди прочего, создание зоны свободной торговли, включающей ЕС и страны Средиземноморского бассейна. В 2001 г. Франция не поддержала бойкот палестинского лидера Ясира Арафата, объявленный американской администрацией Дж. Буш-младшего. Официальные лица ЕС продолжали встречаться с Арафатом, исходя из позиции Европы, которая признавала легитимность председателя Палестинской национальной администрации. Безусловно, Франция сыграла ведущую роль в утверждении такого подхода. В 2004 г. Парижу удалось мобилизовать весь Европейский Союз на единодушное голосование в ООН против возведения Израилем «защитной стены». Франция, с точки зрения израильского руководства, сознательно не препятствует деятельности на своей территории исламских фондов, которые финансируют антиизраильские террористические организации, а также долгие годы оставалась основным препятствием на пути к включению ливанской шиитской организации «Хизбалла» в список террористических организаций ЕС .

Исходя из вышеизложенного, Израиль выступает категорически против усиления посреднической деятельности Парижа в урегулировании арабо-израильского конфликта, рассматривая его позицию как предубежденную и деструктивную, а проарабский уклон французской ближневосточной политики объясняет, кроме прочего, усилением политического влияния «исламского фактора» во Франции.

Израильские наблюдатели отмечают, что количество проживающих во Франции евреев постоянно уменьшается, в то время как число мусульман стремительно растет. Сейчас во Франции проживает одна из наиболее многочисленных еврейских общин Европы – около 600 тыс. Однако, лоббистская роль произраильских групп в Европе в целом, и во Франции в частности, относительно слаба. На европейском континенте, в отличие от США, еврейские организации менее многочисленны и менее влиятельны, в связи с чем не могут оказывать такого давления на власть, как их соплеменники в Соединенных Штатах .

В то же время, французская мусульманская община составляет сейчас от 5 до 7 миллионов (до 10% от общего числа населения) и является наиболее многочисленной в Европе. В последние годы мусульманская умма здесь значительно возросла не только в количественных показателях, но и в своем влиянии на французскую политику, причем как на внутреннюю, так и внешнюю. Иммигранты из арабских государств создают влиятельное мусульманском лобби во Франции и стремятся склонить правительство в поддержку палестинской и арабской стороны в ближневосточном конфликте. В связи с этим, со стороны Израиля все чаще раздаются обвинения в том, что мусульманский мир начал навязывать Франции свои интересы.

С «исламским фактором» Израиль связывает и другую крупную проблему во франко-израильских отношениях – проблему антисемитизма. По израильскими данными, первые места в «черном списке» стран, где проблема антисемитизма стоит наиболее остро, занимают Франция, Великобритания и Россия. Согласно результатам исследования Глобального форума против антисемитизма, нападения на евреев и другие преступления на религиозной и национальной почве происходят чаще всего в Европе. Так, например, в США, где еврейская община является самой многочисленной в мире, за 2004 год было зафиксировано три инцидента с применением физической силы по отношению к евреям. В то же время, только за первый квартал 2004 года французские правоохранительные органы зафиксировали 67 нападений на евреев или их имущество, а также 160 угроз из стороны антисемитов.

В 2002-2003 годах из 313 преступлений, совершенных во Франции на расовой и религиозной почве, в 193 случаях жертвами становились евреи. Это в шесть раз большее, чем в 2001 году. География таких преступлений охватывает практически все большие города Франции. В основном нападения происходили возле лицеев, университетов и синагог и были направлены против еврейской молодежи. В 2004 году экстремисты осуществили три поджога (синагоги, еврейского культурного центра и религиозной школы), было зафиксировано около 40 случаев вандализма, а также больше 200 словесных оскорблений и телефонных угроз в адрес евреев.

Подобные «акции» заставили Жака Ширака выступить с заявлением, в котором он признал, что в стране распространяется расовая ненависть. Департаменты полиции получили указания «усилить защиту еврейских учебных заведений и синагог», однако французский президент вынужден был констатировать, что власть не в состоянии искоренить антисемитизм в повседневной жизни, на улицах и в школах.

По данным Европейского центра мониторинга расизма и ксенофобии — независимого агентства при Евросоюзе — преступления «на религиозной и национальной почве» в отношении евреев в Европе чаще всего осуществляют «молодежи разочарованные европейцы». На втором месте находятся «мусульмане и выходцы из африканских и азиатских государств». По числу антисемитских нападений в Европе лидирует Франция, которая имеет наибольшую в ЕС мусульманскую общину. С точки зрения европейских правозащитников, в том числе представителей Комитета по правам человека Франции, причиной вспышек антисемитизма в Европе является периодически обостряющийся палестино-израильский конфликт и позиция, которую занимает в нём руководство Израиля.

Еврейские организации, в свою очередь, возлагают основную вину за всплеск антисемитизма на руководство Франции, которое, защищая мусульман из-за своей политкорректности, отказывается признать, что большинство нападений на евреев осуществляют именно «выходцы с Востока». В целом, представители еврейской общественности склонны считать, что рост антисемитских настроений во Франции имеет политическую подоплеку и напрямую связан с присутствием в этой стране мощных арабских и мусульманских диаспор. В то же время, согласно статистическим данным, беспокойство евреев-французов из-за антисемитских проявлений пока окончательно не подорвало их доверия к французскому государству. Если в 2002 году из Франции в Израиль выехали 2,5 тысячи человек, то впоследствии их число сократилось до 200 в год, что было обусловлено, в первую очередь, тем, что правительство Франции объявило антисемитизму открытую войну.

В последние годы проблема антисемитизма спровоцировала несколько серьезных политических кризисов в отношениях между двумя странами.

18 июля 2004 г. на совещании Ассоциации американских евреев премьер- министр Израиля А. Шарон призывал евреев Франции переселиться в Израиль, заявив, что антисемитские тенденции на территории этого европейского государства выходят из-под контроля. «Я могу только одно посоветовать нашим братьям во Франции: переезжайте в Израиль как можно быстрее. Мы наблюдаем распространение дикого антисемитизма в этой стране, — сказал Шарон. — Сегодня в Франции около 10% населения — мусульмане. И это порождает новые проявления антисемитизма, основанные на антиизраильской пропаганде».

Несмотря на признание Шароном усилий, которые были приложены правительством Франции для решения этой проблемы, его слова были крайне отрицательно восприняты французским истеблишментом и расценены как пример грубого вмешательства во внутренние дела Французской Республики. Министерство иностранных дел Франции в тот же день отметило в официальном заявлении, что данное выступление является «неприемлемым», и потребовало от Израиля объяснений относительно этих недопустимых высказываний. Резиденция президента Франции заявила, что до получения разъяснений со стороны Израиля Париж не согласится с визитом с А. Шарона в Францию. Жестко отреагировал на заявление израильского премьера Председатель Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана, который подчеркнул, что высказывание Шарона является обидными как для правительства, так и для французского народа. Необходимо отметить тот факт, что слова израильского премьера были отрицательно встречены и в самых еврейских кругах Франции.

Когда охлаждение в израильско-французских отношениях, обусловленное июльским кризисом, стало сходить на нет, произошел новый политический скандал. 9 декабря 2004 г. посол Франции в Израиле Жерар Эро в интервью радиостанции Армии обороны Израиля «Галей ЦАХАЛ» заявил, что Израиль патологически ненавидит Францию и использует любой удобный случай для совершения антифранцузских выпадов. «Я думаю, что в Израиле наблюдается антифранцузский невроз», — заявил он. «Отношения между двумя странами очень трудные. Вам просто нравится ненавидеть Францию», — добавил посол. По его словам, любое антисемитское граффити, появившееся во Франции, подается израильскими СМИ как «волна антисемитизма», тогда как более серьезные антисемитские акции, совершаемые в других европейских странах, остаются за пределами широкого освещения. “По сути, это та же патология, то же помешательство, та же израильская франкофобия», заключил Эро [8].

Израильский МИД отреагировал на этот инцидент не менее резко — в тот же день заместитель генерального директора европейского отдела МИД Израиля Ран Куриэль выразил протест против заявления французского посла, назвав «неприемлемым, выходящим за рамки дипломатической этики и не способствующим усилиям Израиля и Франции, прилагаемым для улучшения двухсторонних взаимоотношений».

В 2005 г. проблема антисемитизма продолжала портить отношения между государствами. Так, 6 января 2005 г. президент Франции Жак Ширак принял в Елисейском дворце четырёх руководителей основных религиозных общин страны, в том числе, главного раввина Жозефа Ситрука. На встрече, которая была посвящена важности межрелигиозного диалога для сохранения социального мира во Франции, Ситрук заявил, что французские суды, имея самую совершенную в Европе законодательную базу, во многих случаях избегают применения закона против лиц, виновных в расистском и антисемитском подстрекательстве. Незадолго до этого, 29 декабря 2004 г. подвергшийся нападению мусульман раввин города Мюлуза Эли Айюн заявил в интервью парижской газете «Еврейские новости», что антисемитизм разжигается французским телевидением и открыто действующими в городе исламскими проповедниками.

В свою очередь, президент Франции Жак Ширак, отвечая на вопрос корреспондента израильской газеты «Едиот Ахронот», отверг обвинения в антисемитизме, заявив, что в отношении к французам они несправедливы. Что касается случаев антисемитизма во Франции, то официальный Париж склонен объяснять их, прежде всего, осложнением ситуации на Ближнем Востоке, а именно, продолжением оккупации Израилем палестинских территорий и жестоким отношением израильских властей к палестинскому населению.

Таким образом, в отношениях между Францией и Израилем в данный момент сохраняются определенные проблемы. Это объясняется, прежде всего, болезненным восприятием Израилем французской позиции в отношении арабо-израильского мирного урегулирования, а также проявлений антисемитизма во Франции. Что касается Парижа, то он отвергает большинство обвинений израильской стороны как в предубеждённом отношении к ближневосточному конфликту, так и к своей еврейской общине. Следует отметить, что вышеизложенные проблемы пока не распространяют свое влияние на все сферы франко-израильских контактов и не приобрели необратимого характера. Тем не менее, в последнее время, они имеют тенденцию к обострению, что, безусловно, будет иметь отрицательное влияние на перспективы дальнейшего развития взаимоотношений между двумя государствами.

43.52MB | MySQL:87 | 0,796sec