Йемен: КСА и ОАЭ в поисках выхода из кризиса

По данным французских разведисточников, «человек номер два» в структуре Управления общей разведки (УОР)  и «правая рука» саудовского наследного принца и по совместительству министра обороны КСА Мухаммеда бен Сальмана Ахмед аль-Асири 27 июня с.г. посетил Абу-Даби, где встретился с сыном бывшего президента Йемена Ахмедом Салехом. Последний долгое время проживает в ОАЭ, где он некоторое время был послом ЙР, а в настоящее время является своеобразным неформальным медиатором между своим отцом Али Абдаллой Салехом и эмиратовскими властями. Отметим также, что именно через банки ОАЭ семья Салехов переправляла в Йемен с начала кризиса в этой стране значительные суммы денег, которые в свою очередь перекачивались из США. Таким образом, отношения властей ОАЭ и клана Салехов никогда не были откровенно враждебными, стороны всегда оставляли некое свободное переговорное поле для маневров. Если А.А.Салех был недоволен какими-то действиями со стороны Абу-Даби, обычно происходил запуск ракеты «Точка У» по одной из военных баз ОАЭ в Йемене или по их сухогрузу в Красном море. Но, в общем-то,  руководство ОАЭ никогда не ставило своей целью — в отличие от КСА- безусловный уход А.А.Салеха в политическое небытие. В этой связи в Париже полагают, что А.А.Салех через Абу-Даби активно ищет пути своей политической реанимации в глазах Эр-Рияда. Помимо секретных переговоров с саудовским эмиссаром в Абу-Даби бывший президент Йемена послал в конце июня еще одного своего эмиссара — Юсефа аль-Фиши — в Дахран, где он также встречался с эмиссарами Мухаммеда бен Сальмана. Основная причина такой возросшей посреднической активности Абу-Даби, в принципе, объясняется просто: ОАЭ всячески давят на КСА в рамках убеждения в необходимости срочной смены их основной креатуры в лице «законного президента Йемена» А.М.Хади на более приемлемую фигуру. Если угодно, то такая ротация является основным условием со стороны ОАЭ в рамках продолжения своего участия в действиях аравийской коалиции на севере страны. Сейчас  всяческое участие ОАЭ в каком-то осмысленном присутствии там именно с военной точки зрения жестко лимитировано. Более того, в рамках недавнего кризиса между Эр-Риядом и Абу-Даби, и даже локальных боев между лояльными им силами в лице различных йеменских групп по вопросу присутствия на юге вооруженных отрядов под командованием сына А.М.Хади Насера, эмиратовцы очень четко артикулировали свою позицию по безусловному уходу А.М.Хади «в связи с его альянсом с исламистской партий “Ислах”», которую они полагают филиалом глобального движения «Братьев-мусульман». И не просто декларировали такую позицию, но и подкрепили это свое требование военным доминированием на юге страны и реальными шагами по формированию в пределах бывшей НДРЙ государственного образования. Вообще когда мы рассматриваем действия ОАЭ в Йемене, то должны четко зафиксировать основную идею Абу-Даби на этом направлении: контроль над побережьем Красного моря и Индийского океана в рамках бывшего Южного Йемена. Будет ли это узаконено в рамках образования независимого южнойеменского государства, или созданием конфедеративной модели страны — вопрос в принципе вторичный, хотя в последнее время в Абу-Даби, в общем-то, очень серьезно подходят к теме государственного обособления юга страны. И в этом контексте ОАЭ в принципе абсолютно все равно, вернется ли к власти А.А.Салех. Главное, чтобы он контролировал только северные районы страны. Эту схему возвращения бывшего президента к власти на севере в качестве альтернативы абсолютно неприемлемым с точки зрения их иранского шлейфа хоуситов и предлагают сейчас ОАЭ Саудовской Аравии в качестве реальной схемы выхода из патовой ситуации, в которую Эр-Рияд попал в Йемене. По данным французских источников, новый саудовский наследственный принц якобы склоняется к этой схеме. Мы бы не торопились с такими выводами, так как такой сценарий означает возвращение ситуации на круги своя, но, что самое главное, провал т.н. «аравийской (читай: саудовской) инициативы», в рамках которой, собственно, и состоялся уход клана Салеха от власти. Да и не в правилах молодого и упрямого Мухаммеда бен Сальмана так быстро сдавать свои позиции и поддаваться, если называть вещи своими именами, ультиматумам. Отношение к бывшему президенту А.А.Салеху в Эр-Рияде, мягко говоря, очень неоднозначное. В этой связи мы не торопились бы с утверждениями о его возвращении. Скорее всего, речь все-таки идет пока о замене лично А.М.Хади, который, кстати, пользуется минимальной поддержкой среди различных групп йеменской элиты. Сейчас ОАЭ снова пытаются пролоббировать возвращение к власти своей креатуры в лице бывшего премьер-министра Халеда Бахахи, которого А.М.Хади при поддержке  Саудовской Аравии уволил в 2016 году. По имеющимся данным, в необходимости такой ротации настаивал в рамках своих консультаций с Мухаммедом бен Сальманом советник по национальной безопасности ОАЭ Тахун бен Заед аль-Нахаян, и, похоже, убедил его в этом. Косвенным свидетельством такого варианта развития событий стал неожиданный приезд Х.Бахахи на юг Йемена в Хадрамаут 27 июня на частном эмиратовском самолете. Перед этим он уже встречался с Мухаммедом бен Сальманом. На сегодняшний день он продолжает активные консультации с представителями южнойменской элиты. В частности, уже встречался с бывшим премьером НДЙР Хайдаром Абубакаром аль-Аттасом, бывшим губернатором Адена и ныне руководителем т.н. Южного переходного Совета аль-Зубейди, главой Хадрамаута Хани бен Бриком и бывшим главой службы безопасности на юге Йемена Шалилем аль-Шалялем. Со своей стороны А.М.Хади старается предпринять какие-то шаги по упреждению негативной для себя ситуации путем увольнения связанных с ОАЭ фигур в исполнительной власти в Южном Йемене. 29 июня он подписал указ об увольнении со своих постов трех губернаторов в Шабве, Хадрамауте и на Сокотре. При этом, что примечательно, он заранее не предупредил об этом Эр-Рияд, что можно оправданно считать неким косвенным подтверждением наличия напряженности между ним и его саудовскими покровителями.

24.55MB | MySQL:59 | 0,464sec