Геополитический ракурс нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан

25 мая 2005 года в 40 километрах от азербайджанской столицы Баку на терминале «Сангачал» началось техническое заполнение нефтью экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). В торжественной церемонии открытия нефтепровода приняли участие президенты Азербайджана, Турции, Грузии, Казахстана, а также высокопоставленные представители США, Великобритании, руководители нефтяных компаний, входящих в международный консорциум (AIOK), занимающийся разработкой нефтяных месторождений азербайджанского шельфа и являющийся оператором БТД. Российский представитель в тожественных мероприятиях участия не принимал.

Общая длина трубопровода, который проложен по территории трех стран, составляет 1770 километров. Строительство БТД обошлось в 3,6 млрд долларов, а вместе с процентами по кредитам его стоимость на сегодняшний день превысила 4 млрд долларов. Длина азербайджанского участка — 443 километра, стоимость – 1 млрд 50 млн долларов, грузинского – 250 километров, стоимость – 1 млрд 50 млн долларов. Протяженность турецкого участка составила 1077 километров, стоимость – 1,5 млрд долларов.

Срок эксплуатации трубопровода, пропускная способность которого 1 млн баррелей в сутки, 20 лет. Предполагается, что на максимальную мощность нефтепровод выйдет через четыре года Прибыль, по мнению президента BP-Azerbaijan Дэвида Вудворда, БТД начнет приносить в 2013-2014 гг.

В AIOC британская компания British Petroleum с 30,1%-ной долей занимает ведущее место. Вместе с BP в консорциум входят государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР – 25%), а также компании Amerada Hess – 2,36%, Conoco Phillips – 2,5%, Eni – 5%, Inpex – 2,5%, Itochu – 3,4%, Statoil – 8,71%,, Total – 5%, Unocal – 8,9% и турецкая TPAO – 6,53%. На государственном уровне в реализации проекта приняли участие США, Азербайджан, Турция, Британия, Норвегия, Италия, Франция и Япония. Вашингтон с целью продемонстрировать стратегическое значение проекта ввел даже специальную должность советника администрации по Каспийскому региону.

Решение о строительстве нефтепровода было принято 10 лет назад, но откладывалось из-за низких цен на нефть, которые делали проект экономически нерентабельным, протестов экологов, а также по соображениям безопасности: ведь трубопровод проходит через регион, где до сих пор не урегулированы карабахский конфликт и противостояние в Грузии. Что касается турецкого участка, то он проложен в зоне активных действий боевиков Рабочей партии Курдистана, что также беспокоило и продолжает тревожить инвесторов этого проекта. Не придают оптимизма и сведения о том, что запасов нефти в азербайджанском шельфе Каспия не так много, как предполагалось ранее.

Однако стратегическая значимость нефтепровода заключалась прежде всего в политическом аспекте. В Баку сегодня все чаще говорят: «В какую сторону транспортируется нефть, туда же идет и политика». Реализация проекта не только позволяет перекачивать каспийскую нефть на Запад, минуя Россию, но и, главное, уменьшить энергозависимость США и Западной Европы от российской трубы и нефти ближневосточного региона. Вашингтон сумел убедить западных инвесторов в необходимости вкладывать деньги в этот проект.

Закачка нефти в трубу начата с месторождения «Азери-Чираг-Гюнешли» в Каспийском море. Процесс поэтапный и займет более полугода. Всего для заполнения трубопровода потребуется 10 млн баррелей нефти. Погрузка нефти на первый танкер в турецком порту Джейхан ожидается в конце этого года.

Общие извлекаемые запасы нефти месторождений Азери-Чираг-Гюнешли оценены специалистами в 890 млн тонн нефти. Их добыча будет вестись до 2024 года. Однако этих запасов недостаточно для эффективного заполнения трубы. Говорить об экономической целесообразности и выгоде трубопровода можно будет только в том случае, если по нему будет перекачиваться и нефть с терминалов в Казахстане. Накануне в Баку на заседании азербайджано-казахстанской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству было парафировано Соглашение о присоединении Казахстана к проекту БТД. После этого прозвучали оптимистические заявления о подписании документа в рамках торжественных мероприятий, посвященных началу заполнения трубопровода. Наряду с этим принявший в них участие президент Казахстана Н. Назарбаев предложил к его названию «Баку-Тбилиси-Джейхан» добавить город Актау, намекнув тем самым, что Астана собирается присоединиться к проекту.

Тем не менее президенты И. Алиев и Н. Назарбаев, подписав в Баку ряд документов, в том числе и Соглашение о стратегическом партнерстве, «точку» в документе о присоединении Астаны к БТД так и не поставили. Заместитель министра иностранных дел Азербайджана Х. Халафов заявил, что Соглашение о транспортировке казахстанской нефти не подписано из-за необходимости доработки этого документа. По его словам, «работа над проектом Соглашения продолжается, и после ее завершения будет рассмотрен вопрос о его подписании». Эксперты связывают задержку подписания документа о присоединении к консорциуму Казахстана с проблемой тарифов за транспортировку нефти, которые, по мнению Астаны, должны быть ниже тех, которые предлагает сегодня АIОК.

Однако даже если Соглашение будет подписано и Казахстан, как и обещал ранее, будет прокачивать по БТД 10 млн тонн нефти в год, этого количества все равно не хватит, чтобы заполнить трубопровод на полную мощность. Поэтому, говоря в связи с открытием БТД о значительном политическом достижении в реализации стратегически важного проекта, необходимо учитывать, что успех экономической составляющей будет зависеть от решения задачи по поиску дополнительных объемов нефти для прокачки по БТД. И первый этап этого процесса – казахстанская нефть – будет, по всей видимости, в ближайшее время успешно пройден. Ведь этот вариант выгоден для Казахстана, который получает третий после Каспийского трубопроводного консорциума и нефтепровода Атырау-Самара экспортный маршрут для транспортировки своей нефти.

Не менее активно участниками консорциума, прежде всего США, решается и проблема безопасности БТД и связанной с ним инфраструктуры. Вашингтон намерен израсходовать более ста миллионов долларов в рамках программы Caspian Guard (Охрана Каспия), предусматривающей создание сил специального назначения в регионе Каспийского моря для охраны трубопровода и всех имеющих к нему отношение объектов. Обучение грузинского спецназа инструкторами из США предполагает его использование в охране нефтепровода.

Развитие ситуации в Закавказье говорит о том, что решение вопроса об обеспечении безопасности БТД позволяет сегодня говорить не только о политической, но и о военной значимости проекта. С геополитической точки зрения становится ясным, что БТД, несмотря на экономические издержки, является идеальным инструментом для реализации Вашингтоном своей новой концепции военно-политической безопасности и защиты своих интересов на постсоветском пространстве. В этом смысле защита маршрутов транспортировки жизненно важных для США энергоносителей служит убедительным и юридически обоснованным предлогом для наращивания военной мощи на территории Южного Кавказа и Центральной Азии. Тем более что регулирующим документом будет подписанная США, Турцией, Грузией и Азербайджаном Бакинская декларация, в которой присутствует и военно-политическая составляющая. Это военное присутствие станет хорошим подспорьем и рычагом для смены власти в государствах региона и создания там в случае необходимости так называемых демократических режимов.

Практически процесс будет осуществляться через сеть военных баз в Грузии и Азербайджане. В Киргизии и Узбекистане они уже созданы. Эти объекты будут лишь соответствующим образом дооборудованы. Сведения о развитии событий в таком направлении уже имеются. 12 апреля, по утверждению азербайджанских СМИ, в Бакинском аэропорту глава Пентагона Дональд Рамсфельд и руководители силовых ведомств Азербайджана, получившие «политическое добро» от президента республики, согласовали все детали договора о дислокации американских военных сил на азербайджанской территории. По мнению экспертов, речь идет о размещении американских военнослужащих на трех авиабазах: Кюрдамири, Насосной и Гюлли. Там уже под натовские стандарты модернизированы взлетно-посадочные полосы, способные принимать самолеты всех типов. Целью этих сил будет охрана БТД. Однако не исключена возможность их использования и в случае военной кампании, направленной против Ирана.

Косвенно эту информацию в апреле с.г. подтвердил командующий натовскими силами в Европе американский генерал Джонс. Он рассказал, что будущая американская база в Азербайджане будет называться «Каспийская охрана» и получит в свое распоряжение самые современные радары. Баку делает вид, что такого вопроса не существует, однако заявление американского генерала опровергает эту позицию и подтверждает, что переговоры ведутся и проблема его решения лишь в сроках и условиях. Нет сомнений в том, что Вашингтон сумеет убедить Баку в целесообразности предоставления азербайджанской территории для этой цели, ведь в таком случае, кроме вышеперечисленных задач, американцы получают эффективный плацдарм для воздействия и на Иран.

Аналогичная ситуация складывается в Грузии, где армейские инструкторы США уже давно работают на правах американского персонала военной базы и готовятся к «новоселью», уже сегодня решая, что изменить, а что оставить в инфраструктуре готовящихся к выводу российских объектов. Прислушается ли Тбилиси к заявлению президента В.В. Путина о том, что размещение на территории Грузии войск третьей страны после вывода баз РФ будет расценено как угроза безопасности России? Утвердительный ответ на этот вопрос представляется сегодня очень проблематичным.

Что касается Турции, то США активизировали использование и турецкой территории для наращивания возможностей тыловой поддержки своих устремлений не только в Ираке и Афганистане, но и в Центральной Азии и на Южном Кавказе. Об этом свидетельствует подписание турецко-американского Соглашения об использовании военно-воздушной базы Инджирлик, расположенной в 30 километрах от Джейхана – конечного пункта БТД. Документ уже утвержден парламентом и президентом страны. По сравнению с предыдущим вариантом он значительно расширил возможности использования базы вооруженными силами США.

Другими словами, три страны, по территории которых проходит БТД, плотно «усажены» в фарватер американской региональной политики. В средствах массовой информации ряда стран активно обсуждается даже возможность создания военного союза с участием Азербайджана, Грузии и Турции. Первым шагом в этом направлении станет формирование специальных азербайджано-грузино-турецких военных подразделений, которые в соответствии с заявлением начальника генерального штаба ВС Грузии Левана Николеишвили будут обеспечивать охрану БТД. Уже прорабатывается сценарий совместных учений подразделений жандармерии Турции и Государственной службы специальной охраны и МВД Азербайджана. Эти вопросы в ближайшее время будут обсуждены в Баку на встрече министров обороны трех стран.

В Баку и Тбилиси в свою очередь уверены, что трубопровод накрепко связывает их с Западом, что позволяет с учетом его заинтересованности надеяться на скорое урегулирование карабахского конфликта, противостояния в Грузии, казна которой будет пополняться и за счет транзита, приток иностранных инвестиций, облегченный вариант вступления в НАТО. Обеспечить такой вариант должна Турция, которая будет «подтягивать» Грузию и Азербайджан к стандартам НАТО. С целью реорганизации ВС Грузии Турция выделяет 1,55 млн долларов в виде гранта. Соглашение об этом 9 июня подписали заместитель начальника генштаба ВС Грузии полковник Давид Наирашвили и начальник департамента оборонной политики и распределения ресурсов генштаба ВС Турции бригадный генерал Али Акдоган. В ближайшее время ожидается подписание турецко-азербайджанского Соглашения об усилении технического обеспечения ВС Азербайджана. Планируется турецкое участие в строительстве нового военного аэродрома в Нахичевани.

Уже сегодня не забыт и потенциальный четвертый участник этих мероприятий. 10 июня в Алма-Ате состоялась торжественная церемония безвозмездной передачи казахстанской армии военно-технического оборудования и автомобилей Land Rover на сумму 1,35 млн долларов. В мероприятии приняли участие заместитель министра обороны Казахстана Абай Тасбулатов и посол Турции в республике Хаккы Танер Себен. Высокопоставленный турецкий дипломат отметил, что с 1998 года турецкие ВС оказали военно-техническую помощь казахстанской армии на общую сумму 6,5 млн долларов. Кроме того, с этого года контингент казахстанских офицеров, обучающихся в военных училищах и академиях Турции, будет расширен.

Что касается Турции, то она реализует две свои стратегические цели. Во-первых, она становится важнейшей транзитной и распределяющей нефтепродукты страной, что поднимает ее значимость в ЕС, куда Анкара стремится уже более 40 лет. Во-вторых, Анкара понимает, что западные страны, прежде всего США, не допустят террористической деятельности курдских сепаратистов по маршруту нефтепровода, который проходит через юго-восточные районы Турции. Охрана стратегически важного объекта требует нейтрализации их деятельности, и США будут вынуждены «работать на поражение» в отношении курдских боевиков. Это значит, что Анкара не только сама сможет применить все необходимые для этого военные средства, но и на законных основаниях в случае необходимости сможет потребовать помощи от партнеров в рамках обеспечения безопасности трубопровода. Такая ситуация значительно облегчает решение еще одной жизненно важной для Турции проблемы – курдской.

Таким образом, США и Запад через новые энергетические проекты пытаются строить евразийскую структуру безопасности, которая призвана в первую очередь обеспечивать их интересы в богатых энергоресурсами регионах. Что же касается интересов граждан стран, территория которых использована для строительства БТД, то они выражают большое сомнение относительно реальных перемен в их жизни в связи с открытием нефтепровода. Так, по мнению английского специалиста по проблемам энергетики на Ближнем Востоке Питера Карлинга, «западным компаниям, вовлеченным в процесс строительства и эксплуатации нефтепровода, он принесет очень много. Но населению стран, по которым он проложен, практически ничего. Нефтяная индустрия не создает особенно много рабочих мест».

А вот мнение азербайджанского журналиста Егора Шилова, высказанное им на «Би-би-си»: «В жизни простых людей по большому счету ничего изменится. Я беседовал с ними в Грузии, Азербайджане и Турции в районе Джейхана. Очень многие выражают обеспокоенность в связи с прокладкой трубопровода и полагают, что он может нанести непоправимый урон хрупкой экосистеме региона». Ведь часть трубопровода проходит через известное на весь мир Боржомское ущелье. По мнению специалистов, источники минеральной воды, которая на сегодня составляет 10% экспорта страны, могут быть загрязнены. В свое время министр охраны окружающей среды Грузии Нино Цхобадзе отказалась санкционировать строительство нефтепровода в этом районе. Тогда вмешался Эдуард Шеварднадзе, заявивший, что решения в Грузии принимает президент, и разрешение было выдано.

В Азербайджане трубопровод проложен в непосредственной близости от знаменитого комплекса Кобустан, где сохранились наскальные надписи, относящиеся к доисторическому периоду. Это место, которое в свое время посещал Тур Хейердал. Подтверждением обоснованности тревоги экологов стало и выступление в конце мая группы азербайджанских неправительственных организаций, которые заявили, что строительство БТД сопровождалось нарушениями прав населения и привело к серьезным экологическим проблемам. Авторы мониторинга строительства БТД утверждают, что будут добиваться решения всех проблем, связанных с прокладкой трубопровода, и готовы обратиться с этой целью в Европейский суд по правам человека.

Азербайджанский журналист Егор Шилов в интервью «Би-би-си» также отметил, что «по причине коррупции нефтедоллары, которые потекут в результате работы БТД, не улучшат благосостояния простых людей». Поток нефтедолларов действительно может стать проблемой в плане его разумного использования. Ведь суммарный доход Азербайджана к 2030 году оценивается в 160 млрд долларов. Цифра впечатляющая, если считать, что в нынешнем году доходы государственного бюджета ожидаются на уровне 2 млрд долларов. Сумеют ли в Азербайджане наладить максимально прозрачное движение этих громадных сумм нефтедолларов? Ведь это как раз тот случай, когда тратить деньги труднее, чем зарабатывать.

Россия, выражаясь дипломатическим языком, не испытывает особого удовлетворения от запуска БТД. Причина в первую очередь заключается даже не в экономической сфере. Баку и Новороссийск, откуда осуществляются поставки российской нефти, не окажутся серьезными конкурентами на мировом рынке энергопоставок. Ведь доставка нефти по трубопроводу БТД будет ориентирована главным образом на США, тогда как новороссийская нефть предназначена для стран Европы. Кроме того, мировой спрос на нефть растет вместе с ценами на нее, и российские возможности поставок нефти своим торговым партнерам вряд могут быть серьезно ограничены. Главная причина для беспокойства Москвы кроется в военно-политических целях, которые США пытаются реализовать с помощью БТД. А они, по мнению Турецкого центра международных отношений и стратегических исследований, заключаются в «формировании геополитической оси Восток – Запад, основными игроками которой являются США, Турция, Азербайджан, Грузия и Казахстан».

Реализация политических и военных планов Запада, связанных с вводом в эксплуатацию БТД, вызывает беспокойство в Иране и Армении. Так, премьер-министр Армении Андраник Маргарян заявил, что функционирование этого нефтепровода нарушит баланс сил в регионе Южного Кавказа. По его словам, Армения должна найти альтернативу для восстановления регионального баланса. И такой альтернативой, по мнению главы правительства Армении, является газопровод Иран – Армения, который будет введен в эксплуатацию 1 января 2007 года. Газ, который будет поступать из Ирана, будет перерабатываться в Армении в электроэнергию и затем обратно экспортироваться в Иран. В схеме «газ в обмен на электроэнергию» будут участвовать также российские компании «Газпром» и РАО «ЕЭС».

44.16MB | MySQL:87 | 0,750sec