Об ухудшении ряда экономических показателей в странах Ближнего Востока

Продолжающиеся в регионе военные действия, предконфликтная ситуация между рядом стран, а также сохраняющиеся низкие цены на нефть, плюс высокий уровень военных расходов обуславливают ухудшение ряда экономических и финансовых показателей в большинстве арабских стран региона. Можно констатировать: региональная экономика сползает к структурному кризису, грозящему спровоцировать волну банкротств финансовых учреждений, закрытие производств, увольнения и, вытекающие из всего этого, социальные потрясения, сопоставимые по масштабам с событиями, т.н. «арабской весны».  Относительно уверенно сегодня чувствуют себя Оман, Бахрейн, Катар, ОАЭ и Иордания. Все остальные либо балансируют на грани, либо, каждый со своей скоростью, но неуклонно приближаются к ней.

Приведем несколько характерных примеров. Рейтинговое агентство Moody’s сообщило в среду, 9 августа о том, что пять ведущих саудовских банков «испытывают давление на рентабельность операций», вызванную сокращением бюджетных платежей и уменьшением ряда ассигнований. По мнению агентства, подобная ситуация сохранится и в 2018 году, поскольку имеет место быть сокращение средств, опускаемых на обслуживание кредитов, отменен ряд субсидий, ужесточены требования к перекредитованию должников и сокращена  выдача новых заимствований.

В пятерку проблемных банков королевства входят: Коммерческий банк «Аль-Ахли» (крупнейший по числу вкладов), банк «Ар-Раджихи», финансовая корпорация САМБА, банк «Эр-Рияд» (крупнейший по объему уставного капитала) и Саудовско-французский банк.

Прибыль саудовских банков сократилась в первом полугодии текущего года, главным образом из-за секвестра целого ряда бюджетных ассигнований, предпринятых в качестве компенсационных мер после снижения мировых цен на энергоносители.

Саудовская Аравия находится в полосе «финансового штиля» со второй половины 2014 года, после того как подешевела нефть. Это привело к запуску ряда аудиторских программ и пересмотра финансово-кредитной политики королевства, была предпринята продажа части акций нефтяного концерна «Арамко», введен ряд новых пошлин и сборов, однако переломить общую негативную тенденцию пока не удается. Колоссальным обременением является продолжающаяся военная авантюра в Йемене и  поддержка ряда экстремистских группировок. Тем не менее, новое поколение саудовской правящей династии решило поссориться с Катаром, что также привело к многомиллионным потерям для экономики страны, бывшей прежде основным поставщиком промышленных товаров и продовольствия для эмирата и нет-нет, да и заявляет о новых сомнительных миллиардных программах, плюс начинает внешние проекты на сопредельных территориях, наподобие того, что сейчас происходит в Ираке.

В Ираке, где саудовцы наконец решили заняться выстраиванием системы противовеса иранскому влиянию, начав с установления отношений с влиятельным и весьма неординарным иракским политическим деятелем Муктадой ас-Садром, экономическая обстановка с начала года также существенно ухудшилась. По мнению экспертов МВФ, Ирак попал в кризисную «вилку»: с одной стороны будучи вынужденным тратить огромные средства на борьбу с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) и на восстановление разрушенного народного хозяйства, с другой же – страдая от падения цен на нефть.

Валовый национальный продукт Ирака в 2016 году вырос на 11%, главным образом, благодаря увеличению производства нефти на 25%,а  в 2017 году никакого прироста ВНП нет и не предвидится, а производство нефти, в свою очередь, сокращено на 1,5% в соответствии  с решениями стран членов ОПЕК о мерах по стабилизации мировых цен на нефть.  Нефтяной фактор привел к сокращению валютных резервов Ирака с 54 млрд долларов США на конец 2015 года до 45 млрд в конце 2016 г. Дефицит бюджета в 2016 году вырос на 2 %, в 2015 он равнялся 12%, затем, соответственно, составил 14%.

Оценки МВФ на среднесрочную перспективу иракской экономики сдержано-оптимистичны, мы же отметим динамичные усилия правительства страны, в первую очередь министерств нефти и транспорта, много делающих и для диверсификации экспортного потенциала, и для оптимизации транспортно-логистических потоков. Тем не менее, положение дел в экономике Ирака остается очень сложным, и страна по-прежнему зависит от международной финансовой помощи, особенно, для обеспечения текущих платежей и расходов. Вместе с тем, кредитоспособность Ирака достаточно высока и ряд стран таких, как США, Великобритания, Япония, Австрия, Южная Корея охотно идут на крупные займы, обеспеченные нефтью и газом. Российская Федерация, к сожалению, вместо Ирака предпочитает кредитовать страны с невнятным возвратным потенциалом, наподобие Мьянмы, или использовать бартерные схемы прошлого века, например, поставляя Индонезии истребители (аж 11 штук!) в обмен на пальмовое масло и каучуковую крошку. Мы по-прежнему испытываем какую-то слабость к сирым и убогим мира сего, путая геополитику с бизнесом и вкладывая усилия в присутствие в регионах, где оно труднообъяснимо со всех точек зрения. Или без пользы продолжаем хранить сотни миллиардов долларов в…США, забывая о судьбе иранских и ливийских авуаров.

В заключение иракского сегмента упомянем о том, что Кувейт начал проведение консультаций с пулом потенциальных инвесторов, которых он приглашает в программу восстановления разрушенной инфраструктуры в Ираке. Для этого в ближайшее время в столице Кувейта планируется проведение конференции с участием Всемирного банка. К сожалению, участие в нем российских «Деловых советов», внешнеторговых объединений и частного капитала не предвидится.

Теперь о Катаре. Нет слов, маленький, но гордый упрямец неплохо держит удар блокады и санкций, и порой даже создается впечатление, что не ему, а он объявил санкции сразу нескольким странам. Однако, безболезненно они для эмирата не прошли. Отчет фондовой биржи Катара свидетельствует: количество ушедших с нее игроков из Залива и дальнего зарубежья продолжает расти и удвоилось за второй месяц с момента объявления блокады. Если вначале кризиса ушло 1 200 инвесторов, то в конце июля фондовый рынок не досчитался уже 2 500 участников.

Упал и объем ценных бумаг, обращающихся на фондовом рынке, к закрытию операционного дня, 3 августа он составил 509 млрд катарских риалов, по сравнению с 532,5 млрд на закрытии сессии 4 июня.

Общее количество инвесторов, физических лиц и организаций, из соседних стран и из-за рубежа снизилось до 188,4 тысяч, тогда как по состоянию на 4 мая, перед началом блокады эмирата Саудовской Аравией, Бахрейном, ОАЭ и Египтом, их насчитывалось 191 тысяча.

Из ушедших 2091 частного инвестора, 1082 были из стран Персидского залива и 1008 – из других стран. Что касается компаний-брокеров, то из 429, прекративших операции на катарском фондовом рынке, 186 принадлежали соседним странам и 243 – зарубежным.

В плане долевого участия и владения компаниями, чьи акции котируются на бирже в Дохе, отток «заливных» и иностранных инвесторов привел к снижению доли собственности соседей эмирата в 36 компаниях из 44, чьи бумаги обращаются на рынке, то есть, они свое присутствие сократили на 82 %. Иностранцы ушли из капитала 26 компаний, сократив свое присутствие на 60%.

Отчет Центрального статистического управления Египта, опубликованный в четверг, 10 августа, беспристрастно зафиксировал рост в июле ежегодного показателя инфляции в ряде крупных городов до 33% по сравнению с 29,8 % в июне. Это наивысший инфляционный показатель в стране, с июня 1986 г., когда, по данным «Reuters», он составил 35,1%.

Подсчет на основании ежемесячных данных свидетельствует: рост потребительских цен в городах Египта в июле составил 3.2 % против 0,8% в июне.

Этот факт связывают с тем, что правительство в конец июня подняло (уже во второй раз за восемь месяцев) цены на нефтепродукты. В июле также выросли цены за воду и электричество.

1 июля Центробанк Египта понял ставку рефинансирования на 200 пунктов, всего же, за прошедшие девять месяцев она поднялась на 700 пунктов, а за полтора года – на 1000 пунктов.

Инфляция в Египте, «сорвалась с поводка» 3 ноября прошлого года, когда было объявлено об отказе привязки курса фунта к доллару и процентные ставки на кредиты в фунтах выросли на 300 пунктов вслед за ростом цен на бензин и керосин.

Экономика крупнейшей арабской страны продолжает опираться на экстенсивные пути развития, предельно коррумпирована, неэффективна и тяжело больна. По большому счету, со времен «инфитаха» — египетской версии экономической перестройки, затеянной в свое время президентом Хосни Мубараком, ей никто не занимался. Всю ее шаткость продемонстрировало решение администрации Б.Обамы приостановить помощь Египту после событий, связанных с отстранением президента АРЕ М.Мурси от власти. Годами привыкший, как и Иордания, сидеть на американской финансовой игле, Египет, лишившись ее, сразу затрещал по всем швам.  Без масштабных вливаний со стороны ОАЭ и международных финансовых организаций, возобновления саудовских поставок нефти, его в самом ближайшем будущем ожидал неминуемый крах.  Собственно, степень его наступления каждый год определяется наличием достаточных средств для закупки хлеба, как только их не хватит, в стране начнется голод со всеми вытекающими последствиями. Правящий в стране военный режим и аффилированных с ним высшую буржуазию и помещиков, все это мало волнует, так, в условиях коллапса экономики, египетские военные, по-видимому, вдохновленные многомиллионными откатами, почти одновременно умудрились закупить во Франции истребители «Рафаль», новейшие фрегаты и вертолетоносцы «Мистраль», в России – комплексы ПВО Антей 2500, ударные вертолеты Ка-52» и истребители Миг-35. И на десерт – новые немецкие подводные лодки. Разумеется, все это изобилие современной военной техники требуется, прежде всего, для борьбы с террористами на Синае. Решение же России предоставить Египту в нынешних экономических условиях долгосрочный, на годы, кредит на строительство АЭС мы оставим без комментариев, тем более, что оно вполне соответствует приведенным выше оценкам критериев, по которым РФ организует свое внешнеэкономическое сотрудничество. Оно все больше напоминает «деятельность ради деятельности». В конце концов, великая мировая держава может себе это позволить.

21.87MB | MySQL:65 | 0,509sec