Израиль и конфликт в Нагорном Карабахе

Внимание Израиля к ситуации в зоне сирийского конфликта стало привычным для новостных лент израильских СМИ. По понятным причинам они не могут дистанцироваться от урегулирования с палестинцами, особый интерес к которому проявляет президент США Д.Трамп. На этом фоне фактически ушли в тень противостояния, продолжающиеся на пространстве бывшего СССР. Однако виной тому не только концентрация Израиля на угрозах, существующих в опасной близости от его границ, но и общая тенденция на снижение интереса к некогда важному для страны региону. C уходом лидера партии «Наш дом-Израиль» А.Либермана с поста главы израильского внешнеполитического ведомства общий курс на особые отношения с государствами, образовавшимися после распада Советского Союза, был заменен на стратегию максимального расширения влияния на международной арене, которой в большей степени соответствует укрепление связей с Африкой или Латинской Америкой.

Впрочем, это не означает фактической утраты связей с постсоветскими государствами. Более того, сохраняющийся высокий конфликтогенный потенциал региона требует от Израиля определенной реакции не только на события в политико-дипломатической сфере, но и противостояния, существующие в нем. Также нельзя забывать, что важность отдельных субрегионов, таких как Кавказ или Центральная Азия продолжает осознаваться Тегераном, что означает развитие ирано-израильских противоречий и в данной плоскости. Среди конфликтов, характеризующихся возникновением новых витков напряженности, остается противостояние в Нагорном Карабахе, роль Израиля в котором приобрела новое звучание.

В середине августа в израильских СМИ появилась информация, согласно которой израильский беспилотный летательный аппарат (БЛА) Orbiter 1K оказался на территории Армении, якобы после неудачной попытки атаки на цель в приграничной с Азербайджаном территории. Была представлена и версия попадания дрона в указанный район. По имеющимся данным, таким образом был проведен демонстрационный запуск бесшумного беспилотника-камикадзе, произведенного израильской компанией Aeronautics Defense Systems для потенциальных покупателей. В определенный момент последние, вероятно, попросили показать атакующие возможности аппарата, что привело к его падению вблизи позиций  армянских вооруженных сил. Далее версии событий разнятся. В компании-производителе факт запуска БЛА с целью атаки отрицают, возлагая вину на инцидент на представителей Азербайджана. Впрочем, как утверждают СМИ, продавцы все же демонстрировали потенциал дрона, при этом запускал его непрофессионал, что стало следствием отказа израильских операторов беспилотника участвовать в провокации на приграничной территории. Ситуацией заинтересовалось Министерство обороны Израиля, поручившее Агентству по контролю над экспортом вооружений провести проверку деятельности Aeronautics Defense Systems. С инициативой временного запрета на экспорт израильских дронов Азербайджану выступила депутат Кнессета З.Гальон (МЕРЕЦ).

Стоит отметить, что участвовавший в инциденте БЛА действительно несет в себе опасность. Как указывалось выше, он относится к категории т.н. дронов-камикадзе, что означает его способность взрываться, таким способом уничтожая намеченную цель. Вместе с тем, у него есть функция возвращения к точке запуска, если боевое задание выполнить не удалось. Тот факт, что данная опция применена не была, может оказаться дополнительным свидетельством справедливости версии о запуске аппарата непрофессионалом, недостаточно владеющим принципами его работы. Более того, азербайджанские военные знакомы с аналогичными аппаратами, некоторые из которых, включая модели типа Orbiter, производятся в Азербайджане. Следовательно, для запуска по собственной инициативе покупатели вполне могли пригласить специалиста.

Для Азербайджана военно-техническое сотрудничество с ближневосточным государством является предметом гордости, давая возможность заявить о своей силе в зоне нагорно-карабахского конфликта. Впрочем, и Израилю в этом случае есть что продемонстрировать. Согласно данным о строительстве Ираном подземных заводов по производству вооружений на ливанской территории, помимо ракет на этих объектах могут создаваться и беспилотные летательные аппараты-камикадзе. Несмотря на то, что в их изготовлении Исламская Республика и без того уступает Израилю, последний вполне мог продемонстрировать свой БЛА нового поколения там, где он будет замечен иранской стороной в силу ее повышенного интереса к отношениям с Арменией.

Впрочем, вовлечение в спорную ситуацию явно не входило в планы делегации Израиля, чьи производители вооружений хорошо осведомлены о запрете на участие в боевых действиях. Данное обстоятельство даже породило точку зрения, согласно которой провокация была сделана не с целью демонстрации Еревану наращивания боевой мощи в свете состоявшейся в июле встречи в Брюсселе и намеченного на сентябрь нового раунда консультаций в Нью-Йорке, а для того, чтобы предотвратить наметившееся армяно-израильское сближение. При этом сам Баку не дает партнеру никаких послаблений в вопросах, касающихся Нагорного Карабаха. Свидетельством тому служит история израильского блогера А.Лапшина, приговоренного в Азербайджане к трем годам лишения свободы за нелегальный переход границы в зоне нагорно-карабахского конфликта и заявления о принадлежности спорной территории Армении. Более того, Азербайджан не готов экстраполировать свой пример на палестино-израильское противостояние, что ярко проявилось на проведенной в июле в Баку конференции по ситуации в Иерусалиме. В ходе мероприятия со стороны участвовавших в нем представителей азербайджанского внешнеполитического ведомства звучали призывы исполнять резолюции ООН, направленные на прекращение оккупации, а также заявления, согласно которым дружественные отношения с Израилем не означают отказа от поддержки палестинцев.

Таким образом, несмотря на характерный для израильского МИД общий курс на снижение интереса к пространству бывшего СССР, отдельные составляющие ситуации в этом регионе продолжают оказывать влияние на позиции государства. С одной стороны, армяно-азербайджанский конфликт создает дополнительное измерение для противостояния Израиля с Ираном. С другой стороны, продолжает ставить перед ближневосточным государством вопрос выбора между партнерами на Кавказе. Однако при кажущемся продуктивным сотрудничестве с Азербайджаном оно обладает множеством ограничителей, включающих в себя как особенности внешней политики республики в целом, так и ее восприятия ближневосточной реальности.

28.1MB | MySQL:67 | 0,690sec