Турция и российская С-400 на фоне американо-турецких отношений

США недовольны (кто бы сомневался) решением Турции закупить у РФ зенитную ракетную систему С-400. Это не стал скрывать во вторник официальный представитель Пентагона Джонни Майкл, отвечая на просьбу корр. ТАСС прокомментировать сообщения о том, что Турция уже внесла России задаток за ЗРС. «Мы довели до сведения турецких официальных лиц, что испытываем беспокойство относительно потенциального приобретения С-400, — отметил он. — Мы ведем открытый диалог [с Турцией] по данному вопросу и подчеркивали важность сохранения оперативной совместимости в рамках НАТО при реализации программ крупных военных закупок». «Турция — ключевой союзник НАТО», — напомнил Дж.Майкл. По его словам, США и Турция «поддерживают на высоком уровне отношения, касающиеся военных закупок». «Турция продолжает проявлять интерес к противоракетным системам, разрабатываемым союзниками по НАТО, в том числе США, для своих долговременных потребностей в области ПРО» — добавил представитель Пентагона. Он повторил позицию Вашингтона в дискуссиях с Анкарой по вопросам закупок вооружений у стран, которые не являются членами Североатлантического альянса, в частности России: их невозможно совместить с натовскими. «Наилучшим вариантом защиты Турции от различных угроз в ее регионе остается совместимая с НАТО система ПРО», — указал Дж.Майкл. В этой связи появились данные о том, что Вашингтон уже выразил готовность поставить Турции современные системы ПРО в сжатые сроки. Все это происходит на фоне решения Берлина о замораживании поставок вооружений Турции. Мы сейчас не будем брать в расчет весь комплекс турецко-немецких взаимоотношений, ограничимся лишь констатацией того, что они находятся по многим причинам на низшей точке за многие десятилетия. Все это  по оценке многих политологов, автоматически разворачивает Анкару в сторону Москвы, в том числе и в рамках развития экономических отношений и в области ВТС. Насчет экономики спорить не будем, это отношения безусловно находятся в приоритете для Анкары. Но вот насчет ВТС мы бы не торопились.

Нынешние действия Анкары в области планов закупки С-400 надо безусловно рассматривать в контексте всего комплекса взаимоотношений Турции с США и Европой. Если брать конкретно и применительно с истории с С-400, то это безусловно вызов лично американцам.  И происходит это на фоне прежде всего американской политики в Сирии по отношению к курдам, которые полагаются сейчас в Вашингтоне главной своей опорой на этом направлении. И это уже не говоря о пребывании главного антагониста Р.Т.Эрдогана  религиозного деятеля Ф.Гюлена в США, и явное нежелание Вашингтона заниматься вопросами его экстрадиции в связи с требованиями турецкой юстиции. Таким образом, мы бы рассматривали нынешние шаги турецкой стороны в области укреплений отношений с Россией в области ВТС прежде всего с точки зрения направления Вашингтону ясного сигнала о необходимости корректировать свою политику на этом направлении. Ровно так, как это было несколько лет назад в связи с желанием Анкары закупить систему китайской ПРО. Тогда этот ультиматум был купирован срочной встречей стран-членов НАТО в Анкаре и реализацией быстрой программы поставок вооружения турецкой армии. При этом отметим, что мы не верим в искренность нынешней турецкой политики. Именно по той причине, что она определяется во многом не глубинными желаниями турецкой элиты или общества и соответствующими концепциями, а личными импульсивными действиями самого турецкого президента. Именно личностный фактор играет сейчас определяющую роль в тех или иных мероприятиях Анкары на внешнеполитическом направлении. Это обстоятельство делает внешнюю политику Турции трудно предсказуемой и импульсивной. В этой связи мы бы не верили в полной мере в добрые намерения  турецкого руководства. Безусловным преобладающей тенденцией такой политики при всех ее вариантах будет безусловная ориентированность на Вашингтон, а нынешними свои провокационными действиями Анкара просто вновь обозначает перед ним необходимость восстановления прежнего уровня отношений, и в том числе на сирийском направлении. При этом других инструментов для посылки таких сигналов, в том числе и в рамках каких-то реальных действий непосредственно в самой Сирии, у Анкары просто нет. В данном случае перестрелка  протурецких групп с американцами близ Манбиджа недавно является скорее выражением бессилия. Но  изменение этой ситуации различными мерами безусловно находится на подкорке у турецкого президента. Достаточно вспомнить, как тот же Р.Т.Эрдоган отреагировал в свое время на инициативу только что избранного американского президента Д.Трампа о создании бесполетной зоны на севере Сирии и «необходимости ухода Асада». Буквально за несколько недель до этого тот же турецкий президент всем публично заявлял, что «Анкара более не настаивает на немедленной смене Асада», но вот новый хозяин Белого дома дал желаемую «морковку», и Р.Т.Эрдоган тут же подписался в верности к нему. Другой вопрос, что турецкий президент просчитался: он полагал, что американские президенты всегда делают то, что обещают, но в случае с Д.Трампом это оказалось простой болтовней. Но, справедливости ради, надо сказать, что таким образом обманулся не только Р.Т.Эрдоган, но и лидеры арабской «четверки» (КСА, АРЕ, ОАЭ и Бахрейн), которые в реальности поверили, что Д.Трамп будет их поддерживать в их антикатарской кампании.

В нынешнем развитии событий мы бы обратили внимание и еще на один момент. Это безусловный проигрыш Анкары Эр-Рияду в формате установления своего доминирования над основными исламистскими сегментами сирийского сопротивления на севере Сирии, и активизация усилий КСА по своему участию в астанинском формате переговоров с Москвой по вопросу определения параметров функционирования подконтрольной им зоны деэсалации в Идлибе, а также совместных усилий по формированию единой группы сирийской оппозиции. В этой связи нынешние «пророссийские» жесты Р.Т.Эрдогана надо рассматривать и в связи с его беспокойством по этому вопросу.

И в данном случае мы бы не стали торопиться с окончательными оптимистичными выводами в отношении судьбы соглашения по приобретению С-400. Задаток сам по себе ничего не означает, поскольку сама реализация этой сделки — это вопрос даже не одного года. Но главное в этой связи личная позиция самого Р.Т.Эрдогана, которая меняется как флюгер в считанные дни в зависимости от жестов со стороны США.

28.35MB | MySQL:67 | 0,796sec