Размышления о саудовских инвестициях в экономику Чечни и Северного Кавказа в целом

Суверенные фонды Саудовской Аравии инвестируют десятки миллионов долларов США в проекты на территории Чечни начиная с 2018 года, заявил ТАСС заместитель председателя правительства региона Хасан Хакимов в преддверии визита в Россию короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиз Аль Сауда.  Король возглавит большую делегацию представителей саудовского бизнеса, которые изучат российские проекты с точки зрения потенциальных инвестиций. В ходе визита стороны объявят о нескольких знаковых сделках, которые выведут сотрудничество между двумя крупнейшими производителями и экспортерами нефти на уровень стратегического партнерства. Король также встретится с лидерами российских регионов, в частности, с главой Чечни Рамзаном Кадыровым. «Инвесторы из Саудовской Аравии изучают потенциал, их интересуют туризм, промышленность и сельское хозяйство. Ориентировочно инвестирование начнется в 2018 году, и мы предполагаем, что речь идет о проектах на десятки миллионов долларов», — сказал Хакимов. Отметим при этом, что у президента Чечни Р.Кадырова вообще сложились очень неплохие конструктивные отношения с Саудовской Аравией. У сторон получается вести диалог абсолютно по разным темам с гораздо более позитивным и быстрым итогом, чем до последнего времени это получалось у федерального центра. Степень доверия между сторонами настолько велика, что в Эр-Рияде самым серьезным образом рассматривают в том числе и тему обучения своего спецназа на базе соответствующего регионального центра в Чечне. Если брать шире, то возможности лично Р.Кадырова являются на сегодня в России самым оптимальным способом для Москвы решать деликатные темы не только с КСА, но во всем регионе в целом, которые время от времени возникают на повестке дня  в связи с захватом заложников, попаданием под арест российских граждан, решения каких конфликтных ситуаций, и т.п. То есть другими словами, Москва имеет сейчас эффективный алгоритм неформальной дипломатии. И то, что Р.Кадыров принимаем сейчас охотно в Эр-Рияде также, конечно, далеко не случайно.

Но сейчас не о об этом. Общий приток саудовского капитала в Чечню и  на Северный Кавказ в целом, если он произойдет конечно,  в общем-то имеет две стороны медали. Напомним, что Чечня и весь Северный Кавказ в 1990-е и начале 2000-х годов были объектом экспансии именно со стороны КСА, которое на тот период времени рассматривало сепаратистские процессы в регионе как оптимальный вариант закрепления там. Причем на полном серьезе в Эр-Рияде рассматривали Северный Кавказ как огромный  резерв по запасам пресной воды. И именно тогда в возникшем идеологическом вакууме туда вместе с целым десантом арабов из «Аль-Каиды» (запрещена в России) была и вброшена джихадистская универсальная риторика. Так как только она позволяла саудовцам: а) возглавить этот процесс как признанным хранителям «двух святынь» и авторитетам в мусульманском мире; б) внедрить некую наднациональную идеологию сопротивления, что было актуально для многонационального Северного Кавказа с традиционными противоречиями между различными народами этого региона. И напомним, что эта идея заглохла во многом благодаря необходимости полного переориентирования  финансовых потоков из Саудовской Аравии на иракское направление. Ну и конечно, в силу раскола внутри самой чеченской элиты. То есть констатируем, что Чечня всегда была предметом очень пристального интереса со стороны Эр-Рияда, и в настоящее время рискнем предположить, что там начинают (или, вернее, пока намереваются это сделать) новый этап своей экспансии. Причем уже с явным экономическим уклоном. Такой вариант означает прекращение любых попыток на нынешнем этапе дестабилизировать ситуацию в этом регионе путем использования прежней схемы разжигания  джихадизма просто в силу невозможности ее реализации в нынешних условиях. И прежде всего в силу консолидации основной массы чеченского общества вокруг необходимости союза с Москвой. В этой связи остается только вариант экономической экспансии, которую Саудовская Аравия в обязательном порядке будет сопровождать попытками и идеологической экспансии. Как это до недавнего времени делала Турция, сопровождая свои экономические проекты в тюркоязычных районах России обязательным внедрением различных механизмов своих образовательных проектов. Ту же самую модель в обязательном порядке постараются реанимировать и КСА на Северном Кавказе, и в Чечне в первую очередь. Мы употребляем термин «реанимировать», потому что Саудовская Аравия в середине 1990-х годов уже пыталась реализовывать  эту схему насаждения своего идеологического влияния через организацию в крупных городах России с филиалами в мусульманских районах своих благотворительных фондов. Только тогда речи об экономической составляющей такой экспансии не шло. Фонды активно работали в поддержку именно военной джихадистской стратегии. Например, финансировали издание печатных изданий радикального характера и деятельность сепаратистов в дагестанских Чабанмахи и Карамахи, которые превратились в фактические ваххабитские анклавы на территории Дагестана и рассматривались как плацдарм для дальнейшей военной экспансии. Или оказывали материально-техническую поддержку  медресе (такому как, например, в Набережных Челнах), из которых затем выходили подрывники домов в Москве. Теперь безусловно эта тактика будет изменена. В данном случае именно идеологическое насаждение будет сопровождаться чисто экономическими проектами, которые безусловно имеют гораздо большие перспективы, нежели чем просто финансирование  бандитов в лесу.  Изменилась ситуация в стране, изменилась и тактика. В этой связи есть смысл иметь ввиду этот аспект деятельности Саудовской Аравии в рамках вроде бы активизации российско-саудовских экономических отношений. В качестве одной из профилактических мер безусловно надо очень тщательно отслеживать саудовские попытки продавить на фоне вроде бы потепления политических и развития экономических отношений возможность основания в России представительств различных благотворительных фондов и образовательных учреждений КСА. Особенно это касается Чечни и региона Северного Кавказа. Напомним, что в конце 1990-х годов благодаря  титаническим усилиям органов госбезопасности РФ (а сопротивление их деятельности со стороны «заинтересованных» и «подмазанных»  государственных и общественных структур было очень большим) все эти фонды были в России закрыты. И это условие должно быть обязательным к исполнению, несмотря на все совместные экономические проекты.

21.85MB | MySQL:65 | 0,475sec